«Верните мне внуков!»

«Верните мне внуков!» умоляет чиновников 51-летняя Людмила Лисенок из Гончаровского Черниговского района.



Ее старшие внуки -Алексей (исполнилось 14) и Константин (12 лет) Можары, а также Ангелина Галушко (ей 6) - находятся в Центре социально-психологической реабилитации детей в Хмельнице (Черниговский район). А двое младших - Святослав-Серафим (2 года) и годовалая Стефания-Евгения живут в Чернигове, в семье своей тети Натальи Галушко. Но Людмила Николаевна мечтает, чтобы дети жили все вместе под одной крышей -в ее доме, и готова заменить им мать.


«ВОЛНУЮСЬ ЗА ДОЧЬ»

Людмила Николаевна родом из Ковпыт (Черниговский район). Долгое время она с мужем Петром Можаром жила в Чернигове, потом — в Славутиче (Киевская область), работала художником-офор-мителем:

— В конце 90-х моя личная жизнь сошла на нет: муж начал регулярно выпивать, оскорблял нас с дочерью. После развода в 2002 году я вернулась в Ковпыта. Как-то услышала, что Гончаровской школе искусств нужен человек, который бы сделал красивую вывеску для заведения, а затем организовал выставку художественных работ. Я предложила свои услуги. Через некоторое время задача была выполнена. Директор школы дала добро на то, чтобы я преподавала. С тех пор я туг и работаю. В поселке мне дали квартиру (помещение до сих пор не приватизировано). Кроме меня, здесь зарегистрирована и проживает моя дочь Наталья Мо-жар-Галушко (ей 34 года). Я очень волнуюсь и за нее, и за ее детей...

СЕМЕЙНОЕ СЧАСТЬЕ ДЛИЛОСЬ НЕДОЛГО...

В 2003 году Наталья (ей тогда было 17) влюбилась. Все шло к свадьбе. Но мать была против: ее потенциальный зять вел нездоровый образ жизни — какой из него был бы семьянин?

— Я предупредила Наташу: если она выйдет замуж за Романа, не дам ей ни копейки. Это подействовало. Но черев год их отношения возобновились, хотя до ЗАГ-Са дело так и не дошло. В декабре 2005-го родился Алеша, а через три года, в феврале, - Костя. Наташа воспитывала их одна, без Романа (он исчез в неизвестном направлении). Жили они все в арендованном помещении в Чернигове. Я понимала, что дочери надо получить профессиональное образование. Поэтому, когда внуки немного подросли, я забрала их в Гончаровское, а Наташа поступила на заочное отделение Черниговского педуниверситета. Во время учебы она влюбилась в одного из преподавателей, Александра Галушко. Он был разведен. В 2012 году они с Наташей зарегистрировали брак и забрали от меня Алешу и Костю. 22 сентября дочь родила Ангелину. Жили они в однокомнатной квартире, которую городской совет выделил во временное пользование Сашиному отцу (Евгению Галушко. — Авт.) как чернобыльцу. Дочь сидела с детьми, а зять работал (был главным специалистом Департамента культуры и туризма, национальностей и религий Черниговской ОГА. — Авт.). Мое материнское сердце радовалось за Наташину семью. Но их счастье длилось недолго. В жизни наступила черная полоса. Зять начал пить и уволился с работы. Алешу и Костю стали травить их одноклассники, внуки отказывались идти в школу. В апреле 2018 года Наташа родила Святослава-Серафима. Александр ей материально не помогал. Он жил отдельно, работал в Киеве (был главным специалистом отдела национально-патриотического воспитания Министерства молодежи и спорта Украины. В марте 2019-го уволился. — Авт.). У него есть собственная двухкомнатная квартира в столице. Время от времени он навещал семью. И Наташа снова забеременела. Ее свекор отказался продлевать с городским советом договор аренды квартиры. Из-за этого у Наташи с детьми появилась неутешительная перспектива оказаться на улице. Затяжное безденежье и стрессы подорвали ее здоровье. Дочь стала агрессивной, безразличной к детям, отказывалась идти на контакт со мной.



Она не реагировала даже на то, что Алеша с Костей перестали посещ ать школу. Ангелина не ходила в детский сад... Я разрывалась между работой и поездками в Чернигов, чтобы покормить внуков, постирать им одежду. Поэтому в марте 2019-го, чтобы не мотаться туда-сюда, я забрала Алешу, Костю и Ангелину в Гончаровское. А Наташа осталась с самым маленьким. Денег у нее не было. Но я старалась из своего скудного бюджета выкроить небольшую сумму, чтобы помочь ей. Дочь приезжала в Гончаровское несколько раз, каждый раз скандалила со мной. Она не дала согласия, чтобы устроить детей в Гончаровскую гимназию (мальчики только дважды были в учреждении), Ангелине запретила посещать местный детсад. На нее не действовали никакие аргументы. В начале лета она перебралась ко мне.

ДЕТИ ПРОСЯТСЯ ИЗ ПРИЮТА

Июнь 2019-го стал отправной точкой новых бед семьи Можар-Га-лушко. По словам Людмилы Николаевны, ее дочь 19 июня поехала в Чернигов, чтобы забрать из школы документы своих детей. Устроила в заведении скандал. Работники вызвали полицию. Из-за волнения у нее начались схватки, и ее отправили в роддом. Родилась девочка (Стефания-Евгения).

— На следующий день дочь выписали. Она осталась в Чернигове. 11 июля Наташа должна была приехать в Гончаровское, попросила по телефону, чтобы я вышла к автобусу ее встретить. Но она не приехала. Я много раз звонила ей на мобильный, пока в девять вечера мне не ответила незнакомая женщина: «Вашу дочь положили в психоневрологическую больницу». На следующий день я забрала Наташу оттуда под расписку. Мне сказали, что Святослава и Стефанию отправили в детскую областную больницу. Я хотела как можно быстрее забрать их в Гончаровское. Но соцслужбы объясняли, что у моей дочери дети были в антисанитарных условиях (хотя я считаю, что ее жилье просто требовало элементарного ремонта), а вес Стефании... на 200 г был меньше нормы. Впоследствии их отправили в Прилукский областной Дом ребенка «Надежда».

— А как чувствовали себя старшие внуки?

— Крайнее безденежье (моя зарплата — 5500 грн) побудило меня на радикальный шаг: я отвезла детей в Областной детский противотуберкулезный санаторий «Зеленая роща» (там пообещали обеспечить моих внуков одеждой и пятикратным питанием). Сама же стала собирать документы на оформление опеки над Стефанией и Святославом.

— Вам отдали детей?

— 27 декабря прошлого года появилось распоряжение и. о. председателя Черниговской РГА об отсрочке передачи внуков из «Надежды» до 1 апреля (потом их забрала сестра зятя).

В марте решением Черниговского районного суда Костю, Алешу и Ангелину отобрали у Наташи без лишения ее родительских прав. Затем втайне от меня их перевели из «Зеленого гая» в Центр социально-психологической реабилитации в Хмельнице...

Сейчас я регулярно навещаю младших внуков, привожу им подарки. В Хмельнице же была только дважды: первый раз меня долго не пускали к детям, ссылаясь на карантин, а затем руководство все же позволило посмотреть издали на моих кровинок.

Хочу, чтобы они все были со мной. Но чиновники поставили условие: Наташа должна жить отдельно от детей. . Несколько раз у нее были нервные срывы. Я написала обращение к председателю гончаровской ОТО с просьбой помочь Наташе получить комнату в общежитии «Десна». Таким образом он дал бы шанс детям выйти из приюта. Внуки по телефону просят об этом каждый день...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Что ждет Алешу, Костю и Ангелину? Вернутся ли они в семью? И будут ли жить под одной крышей с младшими братом и сестрой? Об этом мы спросили у начальника Службы по делам детей Черниговской РГА Анатолия Усика.



— Ситуация действительно непростая. В октябре 2019-го Новозаводской районный суд вынес решение о временном отобрании у Натальи и Александра их младших детей — Стефании-Евгении и Святослава-Серафима. Позже сестра Александра оформила опеку над ними до их совершеннолетия. В декабре 2019 года Черниговский районный суд вынес аналогичное решение в отношении Алексея и Константина. А в марте этого года — в отношении Ангелины. Во всех трех случаях в суд с соответствующим иском обращались представители органов опеки и попечительства. Они мотивировали свои требования тем, что Наталья и Александр уклоняются от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей, в связи с чем считали их пребывание в семье опасным для жизни и здоровья. Иными словами, Наталью и Александра не лишили родительских

прав, а только на год ограничили их права на содержание и воспитание детей. Все может измениться, если Александр перестанет пить, а Наталья поправит свое здоровье (несколько раз она лечилась в психиатрическом учреждении, но официально считается дееспособной). Ее мать 29 июля повторно написала заявление об оформлении опеки над старшими внуками.

Но мы не можем дать согласия, поскольку Наталья должна жить отдельно, чтобы своим поведением не подвергать опасности здоровье детей.

Найдется ли в Гончаровской ОТО подходящее жилье для Натальи Можар-Галушко? Ответить на этот вопрос глава общины Виталий Рудник отказался, как и прокомментировать ситуацию.

Мы пытались связаться еще с одним важным фигурантом истории — Александром Галушко. Но неожиданно вышли на его отца. 74-летний Евгений Галушко сообщил, что они с сыном временно проживают в Вербичах Репкинского района:

— Мой сын нигде не работает. У него проблемы с алкоголем. Чтобы изолировать от спиртного, я забрал его на дачу. Мне жаль их обоих: и сына, и невестку. Я искренне сочувствую Наташиной матери, ей нелегко. Очень волнуюсь за своих внуков...

Ольга Иванченко, «Гарт» №32 (2992) от 6 августа 2020

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Лисенок, Гончаровское, Иванченко, «Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект