• Брухт ДальнобойСервис


С миру по нитке - на новую почку

У 30-летнего Ярослава Губаря из Савинцев бывшего Сребнянского района не функционируют почки. Они сморщились, атрофировались. Это вызывает дискомфорт и боль. Но мужчина на судьбу не жалуется и рук не опускает. Ведь он — бывший опер (ранее работал в одном из отделений столичной полиции), говорит, что профессия повлияла на его характер.



— Я работал в полиции несколько лет. Хотел перевестись в Сребное — поближе к родным. Но никак не выпадала такая возможность. Зарплата же была маленькая. Поэтому я написал рапорт об увольнении, — вспоминает Ярослав. — И достаточно быстро нашел новую работу в одной из строительных фирм. Зарплата меня радовала: платили больше, чем в полиции. Но летом 2017 годаа в моей жизни наступила черная полоса.

Сначала я подхватил пневмонию. Было эю так. В июле я приехал домой на выходные, у меня повысилась температура, появился сильный кашель. Через несколько дней возникли проблемы с дыханием. Меня госпитализировали в Сребнянскую районную больницу, оттуда — в Прилукскую городскую. Медики ставили различные диагнозы (в том числе и туберкулез). Назначали соответствующее лечение. Но мне становилось только хуже. Дошло до того, чю я уже не мог ни ходить, ни дышать. Прилукские медики приняли решение об экстренной госпитализации в Черниговскую областную больницу.

По словам Ярослава, именно здесь у него диагностировали двустороннее воспаление легких. Следующие десять дней он провел в реанимации, еще восьмь — в отделении пульмонологии. Потом была долгожданная выписка домой.



— Врач предупредил, чю после лечения у меня ослабленный организм, посоветовал поберечься хотя бы полгода. Ноя не послушал. Поэтому вскоре получил еще одну беду, — вздыхает Ярослав. — Дома мне не сиделось, надо было зарабатывать (на ю время мы жили на две пенсии — мамину и бабушкину). И в середине сентября я вернулся на работу. Наша фирма занималась ремонюм квартир в новостройке. Как-ю мне поручили выгружать пеноблок из машины и заносить его в дом. Я работал так, чю вспотел. Снял куртку. А поскольку в здании были открыты окна и двери — повсюду гуляли сквозняки. Я стал их жертвой. Это выяснилось уже через несколько дней. Под правым глазом появилось большое синее пятно, похожее на синяк. Очень опухли веки, а на следующий день — руки и ноги. Я чувствовал тяжесть во всем теле. Начал задыхаться. Невыносимо болело в животе. В таком состоянии я с трудом добрался до Савинцев. А уже там добавилась еще одна проблема: не мог помочиться. Мама (Татьяна Губарь. — Авт.) вызвала «скорую».

И снова хождение по мукам — мытарства по больницам. Сначала Сребное, затем Прилуки и Чернигов. Здесь, в областной больнице, он пережил клиническую смерть.

— Когда меня привезли в больницу, мое состояние было критическим. В реанимационном отделении остановилось сердце. Но областным специалистам удалось его запустить с помощью дефибриллятора.

— Что (или кого) видели на том свете во время клинической смерти?

— Ни рая, ни ада, ни черного тоннеля. И даже ни одного покойного родственника. Все было как сон. Придя в себя, я увидел разорванную футболку на себе, очень этому удивился. Но мне объяснили, чю так было нужно для проведения реанимационных мероприятий.

—Какой Вам поставили диагноз?


— После реанимации я попал в отделение нефрологии и диализа. Тут и выяснилось, чю с моими почками — настоящая катастрофа. В заключительном диагнозе написано: «хроническая болезнь почек и тубулоинтерстициальный нетфрит». Из-за этой болезни возникло немало осложнений: сердечная и хроническая почечная недостаточность, анемия, тахикардия и гипертония. Мне дали I группу инвалидности. Назначили гемодиализ (лечение, при котором кровь фильтруется вне тела с помощью аппарата «Искусственная почка». — Авт.). Процедуру три раза в неделю делают в отделении амбулаторного гемодиализа на базе Прилукской гор-больницы.

Ранее Ярослав добирался в Прилуки своим ходом — за деньги, которые государство выделяло ему в рамках поддержки «гемодиализ-ников». Это было неудобно. Ведь от Савинцев до города — 60 км (около часа езды на средней скорости). Дорога не всегда хорошего качества. Сильно трясет на ухабах. В холодное время года добавлялась еще одна проблема

— риск подхватить простуду. Поэтому администрация горбольницы вошла в положение пациента и позволила ему зимой жить в урологии. Сейчас ситуация немного упростилась. Для поездок поселковый совет выделил Ярославу транспорт.

Его нынешняя жизнь, привязанная к диализному аппарату, состоит из многих «не»: не переедать, не поднимать тяжелое, не волноваться... Итак — до конца дней, которых может оказаться не так уж много. Выход все же есть! Это трансплантация. Но у Ярослава нет денег на эту дорогостоящую операцию. Ведь пересадка одной почки стоит 400 тью. грн(!), а они с мамой получают небольшие пенсии — едва на коммуналку и на лекарства хватает (у Татьяны Григорьевны из-за остеомиелита функционирует только одна почка).

Судьбой Ярослава прониклось много хороших людей, которые уже собрали ему на операцию 254 тысячи 950 гривен. Но не хватает еще 145 тысяч. А время постоянно играет против.

Р.S. На 50 или 100 гривен много не купишь, но если каждый из нас перечислит их для Ярослава, то набежит нужная сумма! Давайте попробуем! Деньги можно перечислить на карту «Ощадбанка» 5167 4901 3054 5750 (Губарь Ярослав Сергеевич) или на карту ПриватБанка 4149 4991 3995 8332 (Губарь Татьяна Григорьевна).

Ольга Иванченко, «Гарт» №35 (3047) от 26 августа 2021

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: помощь, Губар, Савинцы, Сребнянщина, Иванченко, Гарт

Добавить в:
 
 


Центр Комплект