1+2, или Людмила и ее мужья

С тех пор как выросли и отделились дети. они остались втроем. Она, он и... он. Это сейчас в селе Плоское Носовского района привыкли к такой необычной семье. А 22 года назад, конечно, долго перемывали кости! И не понимали, и осуждали. Хотя трудно даже представить, какой морально сложный выбор сделали все трое. Поэтому очень бы не хотелось, чтобы теперь, когда их поразительная история выйдет за пределы родного села, сплетни-пересуды возобновились.



АНАТОЛИЙ

— Толя перед вашим приездом просил: «Налейте мне стакан...» - смеется 52-летняя Людмила Шульга.

Слишком болезненные воспоминания. Но выплеснуть их уже давно хотелось, признается Людмила Петровна.

— Мы с Толей познакомились, когда мне было 13 или 14, а ему на 6 лет больше. Он с другом приехал к родственникам в Мрин, откуда я родом. А мы с подружкой гуляли, видим — какой-то мотоцикл едет. Остановились парни, поговорили с нами. Толик стал ко мне приезжать. Я и в армию его проводила. Отслужил — и снова в Мрин зачастил. Домой возвращался поздно, не высыпался. А работал водителем. Его мать была такая бедовая, сказала моим родителям: «Мы Люду заберем к себе». Я даже сама не знаю, чего мне так рано приспичило замуж. Мои мама с отцом страшно переживали, но все-таки отпустили.

В августе было сватанье, а 5 сентября - на мое 16-летие — сыграли свадьбу. Все думали, что я выхожу замуж по залету. Однако сын родился лишь через год. Еще через три года -дочь. Оба, как и я, в сентябре.

Толик так и шоферил, я трудилась в колхозе техработницей. Когда нам дали этот дом без окон и дверей, пошла на ферму, где платили больше, ведь на ремонт нужны были деньги. Хотя сызмальства мечтала быть продавцом. Спала и видела себя за прилавком. В 90-х начала мотаться в Москву (тогда все ездили туда торговать). Из села грузили кто по полтонны, кто по тонне молодой картошки, фура ехала, а мы следом добирались на поезде. Толик никогда такого желания не выявлял, а однажды в 93-м загорелся: «Найди мне компанию, поеду и я».

- Отправился с соседом и еще двумя односельчанами. Повезли сумки с овощами. Вернуться должны были на мой день рождения. Мо-билок тогда не было. Я копаю картофель и поджидаю. Копну - а оно не копается. Поднимаю голову - идут хлопцы втроем, его с ними нет. Побежала к соседу расспросить. Он огорошил: «Толик в поезде упал с полки». Они распродались и без отдыха поехали назад. Толик спешил, чтобы успеть на мой день рождения. Даже подарок купил - часы (потом ребята мне их отдали)...

На следующий день мы с этим соседом поехали в Сузем-ку Брянской области, где Толика сняли с поезда. Оказалось, его уже перевезли в Зерновое на Сумщину. Когда я наконец увидела мужа, у него работала... одна голова. Не чувствовал ни рук, ни ног - сломал шейный позвонок. 10 дней я в больнице рыдала над ним. Ему 33, мне 27, а жизнь уже будто окончилась. Потом муж сестры помог переправить Толика в Чернигов. Там сказали: если бы на протяжении 24 часов после травмы он попал к хорошим специалистам, последствия не были бы столь тяжелыми.

...Куда я только Толика не возила, чтобы поставить на ноги! К Касьяну (родоначальник мануальной терапии в СССР и Украине. — Авт.), к Кашпировскому (психотерапевт, известный своими так называемыми телесеансами психотерапии. — Авт.), к разным экстрасенсам. Некоторых даже домой привозила. Надо было заново учить мужа сидеть, становиться на ноги. Постепенно он начал топать - сначала с костылями, потом с палочкой. Мог потихоньку сам выйти во двор на скамейку. Но все равно остался привязан к инвалидной коляске.

Не описать и не передать, как мне было! Он лежачий, дети, ферма, хозяйство. Раньше я понятия не имела, что такое вычищать сарай, - это всегда делал Толик. Теперь пришлось мне. Бывало, чистишь -и слезы текут. Сына и дочь (Сереже только исполнилось 10, Ире -7) пришлось рано приучать к работе.

«ЮРА ШУЛЬЖИХИН»

- С Юрой мы встретились на ферме. Он сам из Житомирской области, приехал сюда к тете. Пока я с Толиком возилась, никого и ничего не видела. А когда через несколько месяцев вернулась в строй, заметила: на работе новый человек.

- Расскажи же, как мы познакомились, — добавляет Юрий Владимирович.

- Я как раз была на телятах (работала то дояркой, то телятницей). Он чинил поилки. Подходит и спрашивает: «Тетя, у Вас поилка не течет?» Тетя?! «Нет, не течет, дядя», - отрубила ему. Вижу, что не старый ведь. «Сколько же тебе лет, дядя?» - «27». - «И мне 27. А в каком месяце день рождения?» - «В сентябре». - «И у меня. А какого числа?» - «5-го». -«Так и у меня 5-го!» Вечером он принес мне паспорт для подтверждения. Ну кто думал, что такое возможно? Где та Житомирщина... У него была семья, дети, но по молодости не поняли друг друга, на то время они с женой уже не жили вместе.

Некоторое время мы просто общались. Потом встречались. В селе не спрячешься - все всё знали, шептались. Потом заболела мать Толика. Онкология. Она тоже о нас с Юрой знала. Сначала, конечно, и злилась, и обзывала. Однако поняла, ведь у самой судьба была непростая. Я поехала к ней в больницу, в Чернигов. Когда мыла после операции, она плакала: «Не тебе это делать». - «А кому же, мама?» (так называла ее до последнего). Перед смертью (в больнице и умерла) она сказала: «Ты молодая. Одной тяжело. Ты скажи Толику, забирайте Юру к себе, пусть хозяйничает. И детей поможет поднять».

Свекровь мне такое сама предложила! Я не знала, как мне это Толику выложить, но как-то смогла, — переглядываются все трое. - А Толик и согласился: «Пусть приходит». Ясно, что в селе разговоров было. Это сейчас привыкли, вроде так и надо. Называют его не иначе как «Юра Шуль-жихин».

— Даже не представляю, каково было Вам, а в первую очередь Анатолию Михайловичу - принять эту ситуацию!

- Конечно, трудно. Он же все понимал. И мне было нелегко, и детям. Но они быстро привыкли к Юре. До этого оба помогали мне и по хозяйству, и в огороде. А Юра пришел - начал баловать: «Пусть поспят. Еще наработаются». Жалел.

- И что - разве плохо мы их воспитали? — спрашивает Юрий Владимирович.

- Да, хорошо. Сейчас они уже взрослые, оба живут в Нежине. На семейных застольях, бывает, в шутку называют его отцом, а так - «дядя Юра».

Своих детей у него трое. На двоих у нас 10 внуков: у Юры 8 и у нас с Толиком 2 (от сына, у дочери детей еще нет). Несколько лет у нас жила дочь Юры Валя, ходила здесь в школу. Идо сих пор говорит: «Теть Люда, Вы мне как мама». Сейчас она живет в Крыму, бывает у нас в гостях. Даже когда стали границы, приезжала на наше с Юрой 50-летие (мы все юбилеи празднуем вместе. А у Толи день рощения на Рождество, 7 января. В следующем году будем справлять его юбилей - 60). А этим летом я со своими детьми ездила к Вале в Крым. Юра оставался и на хозяйстве, и с Толей, и бизнес вел.

- Была «хата на тата», — шутит Юрий Владимирович.

- Как в вашей семье все переплелось... — не могу не удивляться.

- Санта-Барбара, — смеется Анатолий Михайлович. Всю нашу беседу он в основном молчал, лишь улыбался.

- Вы всегда такой оптимист и юморист?

- Если бы еще и рюмку выпил, так и не то было бы, — опять отшучивается.

- Действительно, вспоминать пережитое нелегко, — повторяет сказанное в начале Людмила Петровна. — Однако все уже устроилось, свыклось. Ведь 25 лет, как Толик на коляске, и где-то 22, как Юра живет с нами. Когда я куда-то уезжаю, он за Толиком ухаживает не хуже меня. Если надо, из дома выносит или в дом заносит на руках. Так же, как и я, кормит его из ложечки. Теперь уже Толик ни ходить, ни есть сам не может - за столько лет мышцы атрофировались.

«САМАЯ ДОБРАЯ В МИРЕ!»

Людмила Петровна таки осуществила мечту: стала не просто продавцом, но и частным предпринимателем.

- После распада колхоза я много лет торговала на хозяев. Собственное дело мы начинали с мелочи: поедем в Киев, купим жевательных, шоколадок, всякого такого. Я на ферму еду зазезу сумки с товаром в центр села. Толя на коляске доберется и сидит за прилавком торгует. Еду с фермы - сумки заберу, а он сам возвращается.

Потом, у нас здесь через два дома продавался киоск. На семейном совете решили: одолжим денег и купим. Поставили во дворе, торговали. Вскоре приобрели магазиччик. Там у нас продукты, алкоголи и табачные изделия, на все есть лицензии. В центре я торгую в наш базарный день - четверг, в соседнее Селище вожу товар в их день - субботу. Езжу сама за рулем. Когда меняли машины (последнюю взяли из салона), также втроем решали. Советуемся во всем.

Но все-таки заметно, что главная в этой семье — женщина. Пока Людмила Петровна на минутку отлучилась, я спросила у мужчин, какая она жена, строгая ли?

- Самая добрая в мире! — ответил Анатолий Михайлович.

- Да, — подтвердил Юрий Владимирович. - В хозяйстве же непреклонная: если что-то задумала, только так и должно быть!

- Как Вы с двумя справляетесь, как примиряете? — это я уже к Людмиле Петровне.

- Да мы и не ругаемся. Живем дружно, — отвечает за нее Юрий Владимирович.

- В нормальных семьях и то бывает несогласие. Случается и у нас. Но очень редко. А как доведут, — смеется Людмила Петровна, - иду петь (хожу в наш хор «Берегиня»), Душу отведу-и можно домой возвращаться...



Несмотря на свою женскую трагедию, Людмила Петровна не замкнулась в себе — она очень открытая и общительная. Староста с. Плоское Лариса Спашиба не нахвалится ею:

- И активистка, и неизменная участница хора - ни один праздник без нее не обходится! Когда ни попрошу каравай на День села или другое мероприятие - всегда даст. Причем бесплатно, денег ни разу не взяла.

Алина Ковалева, «Гарт» №5 (2913) от 31 января 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: с.Плоское, Носовский район, Людмила Петровна Шульга, Алина Ковалева, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект