школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима



Бог бережёт

Павлу Фазану из Сновска уже 50. То, что дожил до таких лет, Павел Иванович считает подарком небес.



- Ведь давно уже мог быть на том свете, — говорит он.

Смерть ходила за ним по пятам с самого рождения.

— Схватки у матери начались, когда она шла по мосту через реку. Рядом никого не было. Никто не услышал, когда звала на помощь. Чуть живой доползла до ближайшего дома. Там я и появился на свет - в селе Битля Турковского района на Львовщине.

Вспоминает: в 5 лет его едва не загрызла собака родной бабушки Феодосии, к которой пришёл в гости. Пёс его хорошо знал, раньше даже не лаял.

— Я его не дразнил. Просто проходил мимо, когда он ел.

В 8 «схватило живот». И, как назло, не нашлось ни единой машины, чтобы отвезти в больницу.

— Отец нёс меня 10 километров на плечах. Добрались только под вечер - рабочий день закончился. Врача пришлось ждать. Было потеряно много времени. Воспаление аппендикса могло привести к перитониту (инфекционному воспалению брюшины. — Авт.). Но этого не произошло. Я быстро поправился.

Через некоторое время мальчика едва не забодала их собственная корова Ласуня.

- Погналась за мной ни с того ни с сего. Прижала к дереву так, что моя голова оказалась у неё между рогами. Спасло то, что они у неё были длинные. Упёрлись в ствол.

Отец сразу же сдал Ласуню, хотя никого из братьев и сестёр (в семье было 10 детей) она не трогала.

Потом Павла едва не покалечил бык крёстного.

- У крёстного была бензопила. Отец попросил его: «Порежь нам дрова, а Павел за это попасёт твоих коров».

С коровами был здоровый - килограммов 600 — бугай. Я ударил его палкой, когда загонял. Ему тот удар - как комариный укус. Но бык вдруг взбеленился. Разворачивается - и на меня. Глаза красные, страшные. Я - удирать. Но он вмиг догнал, отбросил в канаву. Сам забежал вперёд, гребёт землю. Я перепугался, кричу во весь голос. Хорошо, люди были недалеко. Прибежали, отогнали его.

Дважды Павел тонул в местной речке Битлянке.

- Один раз ребята, дурачась, сильно раскачали мостик. Хотя какой мостик, одно название - две узкие доски. Я не удержался и полетел вниз. А плавать не умею. Наглотался воды. Бултыхаюсь, а тело камнем тянет на дно. Ребята со страху словно приросли к земле. Стоят и смотрят. Спас односельчанин - дядя Василий. Мы потом стали с ним хорошими приятелями.

В другой раз подо мной провалился лёд. Выбрался чудом.

В восьмом классе он изрядно пострадал от взрыва самодельного «патрона».

- Мы делали их из бертолетовой соли и фосфора. Компоненты доступные и дешёвые: один - из спичечных головок, другой - из зажигательной боковой поверхности спичечных коробков. Я и два моих лучших друга -Андрей и Яков - соревновались, кто сделает взрывчатку мощнее. Ожоги на руках (после испытаний) едва успевали заживать.

В тот день «патрон» в школу принёс только я: друзья накануне поранились и не могли их делать. Он лежал в левом верхнем кармане пиджака - возле сердца. Рядом - кошелёк с единственным металлическим рублём.

Была зима, в классе холодно. Чтобы согреться, начали играть в салки. Бегали, натыкаясь друг на друга, на мебель...

До сих пор не знаю точно, как это произошло. Зато чётко помню вспышку, боль и жжение — как будто упал в огонь. Пиджак, две кофты, майка выгорели на груди, в тело въелась сера. Был большой скандал. Родителей вызывали в школу. Приезжала милиция.

Меня отправили в больницу. Там сказали: спас металлический рубль. Я его как сейчас вижу - с Лениным.

После этого я начал задумываться, почему со мной случается столько всего опасного, что я делаю неправильно. Решил всё начать с чистого листа. Окончил восемь классов и поехал в райцентр - учиться в ПТУ на машиниста бурильной самоходной машины. К учёбе относился ответственно. Параллельно получил ещё две специальности — тракториста и шофёра. Потом была армия.

— И несчастья на Вашу голову прекратились?

— Отнюдь. Когда был в стройотряде в Полтавской области (названия села уже не помню, а колхоз был имени Чапаева), на меня набросились нетели, которых мы сторожили. Они были килограммов по 300. Не окажись никого рядом - запросто могли забодать или затоптать.

В армии (служил на Дальнем Востоке), когда грузили транспорт в вагон, едва не пробило голову оторвавшейся скобой. В другой раз заснул за рулём. Открываю глаза: внизу - глубокая пропасть. Машина стоит на самом её краю. От падения удерживает только ёлка - единственное дерево, которое росло там. Я въехал именно в него.

— Каждый раз, когда до трагедии было рукой подать, Вас непременно спасали. Просто мистика какая-то...

— «Это Бог бережёт тебя», - утверждала моя бабушка Феодосия. Она первая сказала, что я должен стать священником, чтобы служить Господу и отблагодарить его, помогая ближним. А окончательно убедил в этом дядя Василий, у которого был приход в Сосницком районе. В декабре 1988-го я демобилизовался, а в январе 1989-го уже был у него в Авдеевке.

Духовную академию отец Павел заканчивал, когда был священником в Кучиновке бывшего Щорского (сейчас — Сновский) района. Хотя лучшие уроки духовности, не скрывает, получил не в её стенах, а при общении, в частности с монахиней Екатериной — в миру Наталией Михайловной Агиенко из Менского района: «Её устами говорил сам Гэсподь».

В 2002 году Павел Фазан с семьёй (у них с женой два сына и дочь) переселился в Щорс. В то время церкви там не было.

— Владыка Антоний (Черниговский. — Авт.) благословил меня на её сооружение. Благодаря поддержке людей - в самом начале очень помог частный предприниматель Григорий Божок — на шестом году строительства открыли нижний (в подвальном помещении. — Авт.) храм - Все-царицы.

Через 2 года (в 2010-м) начали проводить службы в новом Свято-Николаевском храме. Сейчас они в установленные дни проводятся и ночью (Богородичные правила). Считается, что ночные молитвы имеют большую силу. На эти службы часто приезжают верующие из соседних районов. Из Менского — на пригородном поезде, из Корюковского и Сосницкого нанимают микроавтобусы. При храме есть дом странника, трапезная. В ней можно заказать поминальный обед. Однако делают это не очень часто, потому что здесь не подают спиртного и придерживаются постов.

— Поминки — это молитва и духовная беседа, а не стол, который ломится от яств, — убеждает отец Павел. Уже 20 лет он — благочинный церквей района. Человек, уважаемый всей общиной. Хороший семьянин. Дедушка шести внуков. (Из троих их с Лидией детей путём отца пошёл только старший Василий. Младший Пётр — автомеханик. Живут оба в Сновске. Дочь Надежда — в Чернигове. По профессии она педагог.)

— Парень с самодельными патронами теперь как будто из другой жизни...

— Помогло понять: Бог даёт шанс осознать греховность, чтобы обдумать поступки и покаяться.

— Опасные ситуации возникают и сейчас?

— Намного реже. На ходу отрывались колёса от прицепа, машину выносило на встречную полосу движения, причём таким образом, что она оказывалась между двумя другими. Но всё заканчивается благополучно.

Анна Ефименко, «Гарт» №46 (2902) от 15 ноября 2018

Теги: Павел Иванович Фазан, отец Павел, г. Сновск, Анна Ефименко, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект