Рисует и вышивает... зубами

Из-за ДЦП, атрофии верхних м нижних конечностей и еще целого букета заболеваний 27-летняя Оксана Горницкая не может ходить и еле двигает руками (кисти ее рук очень де-формированы, напоминают обрубки). И тем не менее Ксюша (такеє называют в Нежинском детском доме-интериате) не падает духом. Об этом свидетельствуют рисунки и вышивки, которые она создает, держа кист (или иглу) зубами.



ЗАХОТЕЛОСЬ — И НАУЧИЛАСЬ...

— Безвыходных положений не бывает. Все умеют рисовать, а разве я хуже других? Поставила цель - и научилась! — рассказывает Оксана и берется за дело. Крепко зажав небольшую кисточку зубами, она макает ее кончик в краску, а затем водит им по листу бумаги. От напряжения у Ксюши краснеет лицо и потеет лоб... Через минуту она прерывает занятие, потому что хочет продолжить общение. — К нам часто приезжают волонтеры из Киева, и мы с ними рисуем масляными красками. На одном из занятий я изобразила любовь в виде осени, а внизу нарисовала сердечко. В последнее время ко мне часто приходит вдохновение. В такие моменты мне очень хочется рисовать! Я говорю об этом моему социальному работнику Виктории Однолько. Она приносит все, что я попрошу: краски, бумагу, раскраски...

Оксана демонстрирует нам, как она вышивает. Берет в зубы иголку с ниткой и, прищурив правый глаз, вонзает ее в узор на специальной картинке для вышивания (соцработник держит ее напротив лица Оксаны). Затем языком слегка поднимает край картинки, зубами берет иглу и протягивает ее. Повторяет эти действия несколько раз — и крестик за крестиком на канве вырисовывается яркое изображение.

— Я научилась вышивать картины десять лет назад. Нитку в иголку вправляют или подружки, или работники заведения... Дарю свои работы друзьям (у меня их много в интернате), персоналу и волонтерам. Одну оставила друзьям в крымском санатории «Хаджибей» (до войны меня каждое лето туда возили). Еще одну - она размером с почтовую открытку - продала четыре года назад на благотворительном аукционе аж за 900 гривен. Мы тогда собирали деньги на лифт для нашего интерната. Теперь он есть, нам стало легче подниматься с первого на второй этаж. Приятно, что в этом есть и моя заслуга.

— Что любишь вышивать?

— Цветы, натюрморты, животных... Кстати, самая первая моя работа - вышитый мишка. Я морочилась с ним много дней, а потом взглянула - и ужаснулась: он был таким некрасивым. Пришлось ту вышивку выбросить. А вот следующей картиной -«Пьяные кони» - я осталась довольна! В общем, вышивка - более хлопотное дело, чем рисование. Бывает, что устаю, начинаю нервничать, тогда делаю перерыв на неделю или две.

— Наверное, не раз уколола себе язык иглой...

— Слава богу, нет. Но за семь лет поломала три иглы. Потому что в основном я вышиваю пластиковыми -такие продаются в специальных наборах.

ОКСАНА ИЩЕТ РОДИТЕЛЕЙ

Директор дома-интерната Елена Гармаш говорит, что жизненные испытания Оксану не сломили:

— Ксюша — оптимистка, имеет доброе сердце. Очень старается быть похожей на здоровых людей. Даже тренируется на реабилитационном тренажере. Вылечить ее невозможно, но улучшением состояния надо заниматься постоянно. Делать массажи, лечебную физкультуру, следить за весом... Мир был жесток к Оксане с первых дней жизни: от нее еще в роддоме в Ворзеле (Киевская область) отказалась мать. Видимо, ее испугали многочисленные физические недостатки ребенка. До 5 лет Ксюша находилась в Доме малютки в Белой Церкви. Затем ее привезли к нам. Когда Оксана подросла, то попросила разыскать ее родных. Ей очень хотелось увидеть своих родителей! Мы с коллегами перешерстили немало архивов, обращались в различные инстанции и выяснили, что Ксюшина мама живет на Киевщине, в Березанском районе. Сказали об этом волонтерам. Те поехали по указанному адресу. Их встретила женщина, назвавшаяся бабушкой Оксаны, и выгнала со двора...

А Оксана до сих пор мечтает о встрече с матерью. Несколько лет назад она попросила работников дома-интерната помочь ей написать письмо родителям.

Писали его едва ли не всем коллективом, ведь каждому хотелось подарить Ксюше лучик надежды.

— Они писали под мою диктовку. Что я всем обеспечена, получаю пенсию, что мне от них не нужны деньги. И что за мной есть кому ухаживать. Мне же просто важно общение с родными людьми, с мамой. Также указали номер моего мобильного. В конверт, кроме письма, положили две мои фотографии. Я стала ждать ответ. И однажды ко мне позвонила бабушка. Она кричала, чтобы я больше не искала свою мать, что она подаст на Елену Васильевну в суд. На этом наш разговор оборвался, — вздыхает Оксана. Через минуту ее искренние глаза озаряются надеждой. — Может, мои родители, Оксана и Владимир Гор-ницкие, случайно прочитают обо мне в вашей газете и узнают, что бабушка не дает мне увидеться с ними... Знаю, что раньше они жили в селе Ново-Пе~ тровка Вышгородского района Киевской области. А может, позвонят и другие родственники. Буду рада общению с ними (у меня сенсорный телефон, и с помощью языка я прекрасно справляюсь с его управлением!). А пока моя семья - это все, кто рядом со мной. И я их очень люблю!

Ольга Иванченко, «Гарт» №11 (2971) от 12 марта 2020

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Нежин, Горницкая, Иванченко, Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект