школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима



Дедушка-герой

8 мая 1945 года в 22.43 по центрально-европейскому времени и 9 мая в 0.43 по московскому в Берлине представители нацистской Германии, западных союзников и СССР подписали акт о капитуляции Германии. Так закончилась европейская фаза самого большого военного конфликта в истории человечества — Второй мировой войны.

После пяти лет страха, боли и потерь советские воины начали возвращаться домой.

Многие из них не хотели вспоминать, а тем более рассказывать о том, где были и что видели за это время. А родные и не настаивали — они и сами за те пять лет стали свидетелями не одного преступления, не одной трагедии.

Теперь же за эти воспоминания родственники ветеранов готовы отдать многое...

* * *



30-летняя Яна Олихейко (родом из Киреевки Сосницкого района) смотрит на небольшую пожелтевшую фотографию. Для ее семьи это настоящая реликвия — единственное воспоминание о ее дедушке Мусие Слюте, которого она никогда не видела. И, видимо, никогда не узнала бы, что он настоящий герой, если бы не случай.

— Дедушка Мусий умер в 1953 году, когда моему папе Андрею исполнился всего год, он самый младший из девяти детей в семье, — начинает рассказ Яна. — Бабушку Олю я тоже не знала, она умерла в 1978-м. Старшие сестры отца, Мария и Елена, умерли от голода еще в 33-м, после войны в ДТП погиб брат Федосей. Самых старших братьев, Григория и Павла, уже нет(они были намного старше, родились задолго до войны). Те же дети деда Мусия, которые остались, были еще маленькими, когда он умер. Вот и вышло так, что сведений о дедушке у нас почти нет. Знаем, что родился он в 1901 году, работал в колхозе, а в 1941-м во вторую волну мобилизации был призван на службу в Красную армию. Куда именно его направили, в какой полк, дивизию — документов нет. Ветераны из нашего села этого тоже не знают - вместе с моим дедом никто из них не воевал.



Когда после окончания войны дедушка вернулся домой, со здоровьем у него были большие проблемы — так называемая окопная болезнь (острое инфекционное заболевание, передающееся платяной вошью. Характеризуется приступами лихорадки, болью в костях и мышцах и розеолёзной сыпью. — Авт.) ослабила организм, на ее фоне появился туберкулез. Кроме того, старики в селе вспоминали, что на голове у деда Мусия что-то постоянно двигалось, когда он говорил. Видимо, это были последствия ранения головы. У дедушки была II группа инвалидности, поэтому в колхозе его перевели на легкий труд — сторожем. Он часто ездил на лечение в Домницу Менского района - там был госпиталь для военнослужащих. В Домни-це дедушка и умер. Даже похоронить его пришлось там — зима 1952-53 годов была свирепой и снежной, поэтому вывезти его тело в родное село не удалось.

* * *

Возможно, история Мусия Слюты так и осталась бы не рассказанной, но...

- В 2010 году Украина праздновала 65-ю годовщину Великой Победы. Я тогда училась на третьем курсе исторического факультета Черниговского педагогического университета. Вместе с друзьями на праздник мы решили поехать на экскурсию в Киев, — вспоминает Яна. - Сначала посетили Мемориальный комплекс «Национальный музей истории Великой Отечественной войны» (сейчас — Национальный музей истории Украины во Второй мировой войне. — Авт.). Ходили сами, без экскурсовода, разглядывали экспозиции и возле одной из них увидели группу пожилых людей. Заинтересовало, что разговаривали они на разных языках - услышали мы и русский, и белорусский, и польский. Прислушались: один из седовласых дедушек рассказывал, как в годы Второй мировой войны был в Польше, какая тогда там использовалась техника. Мой друг Дмитрий, который очень интересовался темой Второй мировой, не выдержал, подошел к этой группе, представился и включился в разговор. Мы с друзьями также подошли ближе.

Мужчина, который так заинтересовал Дмитрия, назвался Янушем Сенчиком, сказал, что родом он из Литвы, во время Второй мировой войны был военным журналистом, а сейчас живет в Италии, в Украине у него есть родственники, а поскольку приехал он на праздник, то решил посетить тематический музей. Януш охотно рассказывал о годах войны, о своей тогдашней работе и друзьях из разных республик Советского Союза, которых нашел на фронте:

— Кстати, один из них был из Украины. Звали его Моисей Слюта. Правда, судя по имени, он скорее был евреем, чем украинцем. Искал я его в 60-70-х годах на родине - в Черкассах, но напрасно. А жаль... Этот человек спас мне жизнь, очень хотелось поблагодарить его за это.

— Звали его не Моисей, а Мусий. Ионе Черниговщины, а не из Черкасс, — тихо сказала Яна.

Януш удивленно поднял брови.

— Знаете, таких совпадений просто не бывает, — говорит Яна. — Я почему-то сразу поняла, что речь идет о дедушке. Потом Януш сказал, что я, наверное, ошибаюсь, потому что его товарищ уже тогда был мужчиной в возрасте. Я ответила: «Тогда это точно дед Мусий!» Когда его забирали на фронт, дедушке уже было 40 лет. Если учесть, что он тяжело работал в колхозе, то выглядеть молодо он и не мог. С Янушем мы договорились, что дома я найду дедушкины фотографии и вышлю ему по электронной почте. Фотографию дедушки я видела, но только одну. Думала, что есть еще несколько. Пересмотрела все старые альбомы, но нашла единственный снимок. Я отсканировала его и отослала Янушу. Он подтвердил: «Это действительно мой боевой товарищ!»

* * *

Познакомились Мусий с Янушем в 1944 году под Варшавой, где советские войска вели ожесточенные бои с фашистами. 43-летний Мусий уже был опытным бойцом, снайпером, 17-летний Януш, который учился на журналиста, приехал на фронт за материалом для газеты. Все горели одним — победой, поэтому общие темы нашлись сразу. Во время одного из боев Януш получил тяжелое ранение в живот и руку. Мусий Слюта на себе вынес парня из-под обстрела и помог транспортировать его в госпиталь. Некоторое время они еще находились вместе — пришлось полежать в госпитале и Мусию, у которого обострилась «окопная болезнь». А потом дедушка Яны опять отправился на фронт, Януш же остался долечиваться. Больше они не виделись...

— Я очень хотел его найти, чтобы поблагодарить за спасенную жизнь, но никак не мог выйти на его след, — рассказал Яне Януш Сенчик. — Помнил, что он из Украины, из какой-то области, которая начинается на букву Ч. Не раз писал запросы в Черкасскую область, но мне отвечали, что такой гражданин там не проживает. Я предположил, что он погиб на фронте, и уже никуда не обращался.

Оказалось, что интересовался судьбами своих пробратимов Януш не просто так: имя каждого из них он хотел увековечить в книге — начал писать воспоминания о войне.

— Еще некоторое время мы общались с Янушем по скайпу, он приглашал в гости к себе в Италию, говорил, что будет рад видеть потомков человека, который подарил ему вторую жизнь. А потом вдруг куда-то пропал. Через некоторое время на электронную почту мне пришло письмо. Сын Януша написал, что в ноябре его отец умер... — Яна вздыхает. — Свою книгу он не успел дописать, поэтому сын решил закончить ее сам. Но после этого письма наша связь оборвалась. На мое очередное сообщение ответа не было, потом я и сама сменила адрес электронной почты. Сейчас очень жалею, что не использовала те несколько месяцев, чтобы расспросить у Януша как можно больше: о чем они с дедушкой говорили, каким он был по натуре, о чем мечтал. Надеялась, что прочитаю все это в его книге, а вышло вон как... До сих пор я даже не знаю, где точно служил дедушка. Долго искала информацию в архивах, но никаких упоминаний о нем так и не нашла. Не осталось у нас и его боевых наград, чтобы как-то отследить его путь на фронте. Кто-то из родных вспоминал, что видел медаль «За взятие Варшавы», Януш подтвердил, что у дедушки она действительно была. Вот и все... Люди! Берегите тех ветеранов, которые еще живы, расспрашивайте об их подвигах, благодарите их, чтобы потом не жалеть, что не сделали этого своевременно!

Екатерина Дроздова, «Гарт» №19 (2927) от 9 мая 2019

Теги: Мусий Слюта, Яна Олихейко, с.Киреевка, Сосницкий район, Екатерина Дроздова, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект