Вместо лица было месиво...

Следующие 9 лет Анатолий Коток из Былки Коропского района проведёт за решёткой. Таков приговор Менского районного суда, который недавно завершил рассмотрение дела о совершённом им преступлении. Многие селяне считают приговор мягким, учитывая мотив и то, с какой жескокостью 23-летний парень расправился с односельчанином — 48-летним Михаилом Никитинцем. Это произошло перед днём рождения Михаила. Он не дожил до своего 49-летия 2 недели.



Михаил родом из Западной Украины. Приехал в Былку, когда его убийца ещё не родился. Был в составе строительной бригады, которую наняло для строительства на ферме руководство тогда ещё существующего колхоза. После окончания работ бригада уехала из села. А Михаил остался. Говорил: дома его не ждут, в семье 9 детей, еле сводят концы с концами.

Устроился трактористом. Жилья не было ночевал в тракторном парке. Питался тем, что было. Мог остаться голодным, но не воровал. Жил, как трох возле дороги: кто ни пройдёт, тот и дёрнет. Хотя, по большому счёту, местным не было до него никакого дела. Главное: не пакостит.

Девушки обходили парня десятой дорогой: кому нужен бомж? Поэтому семьи так и не создал.

Ни в этом, ни в соседних сёлах, где работал. В итоге снова вернулся в Былку. Здесь ему нравилось. Но колхоза уже не было. Работы — тоже. А жить как-то надо. Поэтому подрабатывал по людям — за еду, за старую одежду, за выпивку, к которой пристрастился. Приют искал в пустых домах. Благо, недостатка в них не было. Бедствовал, но, как и раньше, на чужое не зарился.

— Когда совсем нечего было есть, шёл в церковь, Батюшка ему никогда не отказывал, — вспоминают в селе. - Вреда не делал. Был из тех, кто мухи не обидит.

В поминальные дни Михаил ходил на сельское кладбище собирать с могилок еду, которую оставляли «для покойных» их родственники. Там его и убили. Этой весной. На Радоницу. Она была 17 апреля. Тело пролежало между могилами двое суток, пока его случайно не обнаружили селяне. Сразу же сообщили в старостинский округ.

— Говорят: кто-то мёртвый лежит на кладбище. Кто — узнать не можем: голова разбита, лица нет. Я сразу туда. И тоже не узнал, потому что на самом деле было одно кровавое месиво. К тому же ещё и тёплая погода сделала своё дело. Было даже предположение, что это кто-то чужой. Ведь в своём селе (в Былке около 500 жителей. — Авт.) я всех знаю. О том, что это может быть Миша, сначала даже не подумал: за что его убивать? Позвонил в полицию, — вспоминает и.о. старосты Владимир Пупий. — Вместе с правоохранителями проанализировали ситуацию. Всё указывало на то, что это всё-таки Михаил. Поехали к дому, где он жил. Заперто. Сорвали засов - никого. В доме ничего не бросилось в глаза. Разве что небольшая кучка конфет и печенья на столе.

Нашли его приятеля. Он сказал, что последний раз видел Михаила 2 дня назад.

Опросили и других односельчан. Так и выяснилось, что накануне Ра-доницы Анатолий в магазине при людях грозился, что убьёт Бандеру (такое прозвище было у Михаила в селе).

Причиной такой агрессии парня называют чью-то неудачную шутку — якобы Никитинец подбивает клинья к его пассии.

— Это был явно подкол, а он поверил, — рассуждают селяне. — Какой из Миши ухажёр? От ветра шатался.

А Толик побывал на кладбище с утра. Выпил и как взбесился. Цеплялся ко всем. Одну женщину чуть не избил.

Встретились мужчины на кладбище. Под вечер, когда люди уже помянули покойных и разошлись. Оба пришли за одним: слить выпивку с пластиковых рюмок, оставленных на могилах, и собрать еду.

Это была уже вторая «ходка». Коток прогонял конкурента, заявляя, что это его территория. Тот не послушал его и с кладбища не ушёл. Слово за слово — началась драка.

Анатолий (он не только моложе, но и сильнее) свалил противника с ног. Кипевшая в нем злость, подогретая алкоголем, вырвалась наружу. Не давая Михаилу возможности подняться, с размаху бил ногами, прыгал на него. Больше всего травм было обнаружено на туловище и голове. От них мужчина и умер. Был ли он ещё жив, когда оставил его на кладбище, Анатолий сказать не мог. Всё время повторял: «Был пьян, ничего не помню».

Следующие 2 дня ему было не до избитого Михаила. Всё это время он пьянствовал. Когда правоохранители вместе с и.о. старосты пришли к нему домой, уже «готовая» компания сидела за столом. На нём была выпивка, а закусывали из бадьи, в которой вперемешку лежала еда с кладбища — крашеные яйца, куски кулича, колбасы, конфеты, рыба.

Жил Анатолий Коток с бабушкой и её сожителем. А воспитывался в интернате. Учился в спецшколе (у него — лёгкая умственная отсталость). Спецшколу недавно окончил и его младший брат Николай. Отца нет. О матери (ей 44 года) селяне говорят: пьёт, гуляет.

Узнав о приговоре суда, многие в Былке вздохнули с облегчением: кто знает, чего ещё мог натворить этот парень, если бы остался на своблоде. Другие говорят, что 9 лет тюрьмы — мало, следовало осудить по полной: уголовное производство было открыто по ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Украины (умышленное убийство). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет.

Вспоминая о Михаиле Никитинце, люди только качают головами: отмучился. Его похоронили на средства общины в Коропе — на том участке поселкового кладбища, где лежат такие же одинокие и никому (даже родным) не нужные покойники. Их могилы в одном месте, чтобы коммунальной службе было удобнее за ними ухаживать...

Анна Ефименко, «Гарт» №45 (2901) от 8 ноября 2018

Теги: Анатолий Коток, с. Былки, Коропский район, Михаил Никитинец, убийство, Анна Ефименко, «Гарт»

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект