Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Новый Верховный Суд перечеркнул надежды черниговских пожизненников


Home net

Новый Верховный Суд перечеркнул надежды черниговских пожизненников

Прошел год, с тех пор, как в деле Калия-Николаенко, о котором мы публиковали серию журналистских материалов, вынес свое решение суд присяжных. За ним был Апелляционный, когда 7 февраля 2018-го коллегия судей в составе: Светлана Акуленко, Николай Оседач и Юрий Короед сказала очередное НЕТ, осужденным в 2001-м году за убийство двух студентов.

На 21 ноября этого года, через 12 месяцев после подачи кассации, было назначено рассмотрение криминального производства в деле по вновь открывшимся обстоятельствам уже в Верховном Суде. Весь этот год осужденный 37-летний Александр Николаенко оставался в черниговском СИЗО, а 38-летний Дмитрий Калий был этапирован в УИН №31 в Новгород-Северском, - в этой колонии содержится несколько десятков осужденных к пожизненному лишении свободы со всей Украины.

Для тех, кто не читал ранее опубликованные материалы об этом судебном процессе, вкратце, напомним: весной 2017-м года наш корреспондент попал на финальное заседание по делу №750/7906/16-к. Проходило оно в Деснянском суде (в составе главенствующего судьи Кулинича Ю.П., судьи Стеблины А.В., троих присяжных: Арзикуловой С.М., Бубенец О.В., Пинчук С.И.) и в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам тогда было отказано. Пересмотреть пытались приговор Черниговского областного суда от 1 июня 2001 года, вынесенного за убийство на Валу Федора Малого и Богдана Васеки.



Заключенные подали апелляцию (судьи Акуленко Светлана Алексеевна, Баглай Иван Петрович, Салай Геннадий Анатольевич), в результате чего в конце сентября 2017-го года дело вернули на новое рассмотрение в Деснянский суд. В апелляционной жалобе указывалось, что суд первой инстанции не дал сказать осужденным последнее слово, отсутствовали судебные дебаты, один из присяжных Сергей Пинчук – был допрошен в ходе дела по убийству, ему три раза заявляли отвод, но на это закрыли глаза судьи Кулинич и Стеблина, не были удовлетворены ходатайства о вызове свидетелей, а также не прояснен вопрос по поводу незаконного состава суда (один из защитников Андрей Яковлев настаивал на том, что на момент вынесения приговора главенствующая судья Светлана Рудометова не имела присяги судьи). Также апеллянты просили допросить журналистку сайта Gorod.cn.ua Аллу Филатов-Сухову, которая провела расследование по данному делу и исследовать его материалы.



Летом 2018-го года в Денсянском суде вновь началось рассмотрение дела №750/7906/16-к в составе двух профессиональных судей Николая Кузюры и Руслана Григорьева, а также троих присяжных Вячеслава Родимченко, Юлии Чканы и Татьяны Карась. Одну из присяжных - Арину Зенченко отвели. Родимченко и Чкана написали к решению суда отдельные мнения, но судья Григорьев принял лишь одно из них.

За это время осужденные обратились к эксперту всеукраинского масштаба Николаю Тагаеву, который подготовил консультативное заключение по делу. Также выяснилось, что из бюро ЧОБ СМЭ пропала экспертиза по исследованию трупа Федора Малого. Тогдашний следователь по делу - Леонид Саповский  так и не смог пояснить нашему корреспонденту, почему на воспроизведение с Александром Николаенко 23 ноября 2000 года не взяли адвоката Ивана Каранду, который в этой же день с утра был на допросе своего подзащитного, хотя законом предусмотрены все следственные действия по ст.93 (Уголовный кодекс в редакции 1960-го года) проводить в присутствии адвоката, это правило осталось в силе и в новом кодексе, относительно уже ст.115 (Убийство), которая сменила 93-ю. Именно в ходе следственного эксперимента Саповский нашел палки, которыми якобы убивали студентов со следами крови. Не пояснил Саповский и того, почему в деле нет ни одного вопроса ни свидетелям ни осужденным о том, в чем они были одеты в вечер убийства и почему он не дал подозреваемым ознакомиться со списком вещей, которые у них изымались и дать опознать куртки и брюки.



На видео – зачитывают решение суда, которым в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельством предсказуемо отказано.

В допросе журналистки также было отказано, одна из заявленных свидетелей Тамара Петрова в сентябре 2018-го слягла после инсульта, до сих пор от него не оправилась и находится в гериатрическом пансионате, поэтому ее также допросить не удалось.

Впрочем, к отказам Николаенко и Калию не привыкать, за все время нахождения в местах несвободы их было много и даже в пересчете срока по уже упраздненному закону Савченко, который бы позволил им быстрее приблизиться к использованию права на помилование.

Кстати, в октябре этого года Деснянский суд города Чернигова увеличил на 1 человекоединицу статистику по приговоренным к пожизненному заключению женщинам. Присудив высшую меру наказания Снежане Кругляковой в далеко не самом однозначном деле по убийству ее опекунов.

К сожалению, за время всех этих судебных разбирательств, фундаментально, на законодательном уровне для украинских пожизненников ничего не изменилось. За последние несколько лет, благодаря протекции нардепа Грановского получила помилование Президента лишь Любовь Кушинская, но выход из тюрьмы исключетельно через процедуру помилования для этой категории осужденных ЕСПЧ признал такой, что нарушает права человека. Ведь, как известно, во многих цивилизованных странах для пожизненников существует процедура УДО. То есть через определенное количество лет сроки заключения пересматриваются, что справедливо, особенно в отношении тех людей, что совершили преступление лишь один раз, в очень молодом возрасте и демонстрируют признаки исправления. Ведь нахождение в тюремных застенках вечно, в практических пыточных условиях, о которых нам ранее рассказывали Калий и Николаенко, – негуманная замена смертной казни, возможно, это даже хуже чем смерть.

Частично сохранилась тенденция того, что приговор может быть отменен, если удалось добиться положительного решения в ЕСПЧ. Так, 17 апреля этого года БольшаяПалата Верховного Суда  освободила из под стражи прямо в зале суда Владимира Закшевского и Олега Ситневского, которые в 2001-м году были обвинены в целой серии жестоких преступлений на территории 4-х областей Украины.



Но только частично. Ведь в ноябре этого года Большая Палата Верховного Суда дала от ворот поворот осужденному С.В. Алахвердяну, по которому было вынесено решение ЕСПЧ 16 апреля 2019 года.

Также новый Верховный Суд теперь стал игнорировать решения Комитета ООН по правам человека, вынесенных по делам украинских пожизненников, о чем свидетельствует решение Большой Палаты Верховного Суда от 18.09.2018  в производстве № 13-53зво18, дело № 1-23/2001. А ведь еще недавно, в 2017-м году, в похожем деле по осужденному Азеру Алиеву решение Комитета ООН, которое сотрудники тюрьмы намеренно не выдавали с 2003-го года на руки, сыграло как раз таки решающую роль. В мае 2017-го года Краматорский городской суд Донецкой области вынес решение, которым заменил осужденному пожизненный срок на 15 лет лишения свободы.

Законопроект №2033а «Про внесення змін до Кримінального процесуального кодексу України (щодо забезпечення окремим категоріям засуджених осіб права на правосудний вирок) так и не обрел свою жизнь в отечественном законодательстве, несмотря на все усилия правозащитников.

На данный момент в Конституционном Суде уже целый год находится на рассмотрении заявление от трех украинских пожизненников Дмитрия Крупко, Владимира Костина и Александра Мельниченко, в котором они просят дать оценку тому, почему к пожизненно заключенным не может применяться ст. 83 УК Украины Заміна невідбутої частини покарання більш м'яким.

Конституционный Суд пока не вынес свой вердикт по этому поводу, а в это время суды всех инстанций продолжают рубить на корню любые попытки тех, кому государство присудило сидеть в тюрьме вечно, - освободиться.


Не стали исключением в этом плане и 2 заседания коллегии новосозданного, реформированного Верхового Суда, которые прошли 21 ноября и 5 декабря этого года, по делу Калия-Николаенко. Коллегия судей, куда входили: главенствующая судья Марчук Наталия Олеговна, Маринич Вячеслав Карпович и Огурецкий Василь Петрович, сперва, сообщила, что не все материалы дела пришли (это при том, что решение о рассмотрении кассации было принято почти год назад), а уже 5 декабря было отказано по всем пунктам, которые предъявляла защита – бессменные адвокаты осужденных - Андрей Яковлев и Татьяна Веремей.




В постановлении Верховного Суда от 05.12.2019, в той части, где расписаны мотивы суда, указано, что суд первой инстанции пришел к верному выводу, когда указал, что все на, что ссылались осуждённые им было известно еще в 2000-2001-м годах и как таковыми вновь открывшимися обстоятельствами все указанные данные (показания свидетелей, потерпевших, материалы экспертиз и т.д.) назвать нельзя. Суд счел необоснованными доводы адвоката Веремей по поводу того, что не была соблюдена процедура судебных дебатов и не дано последнее слово подсудимым, так как ст.34 КПК не предусматривает соответствующих стадий при пересмотре решений по вновь открывшимся обстоятельствам.



Касательно отсутствия присяг у судей Рудометовой С.Г., Пантилиенко В.О, Кияшко А.Я, Мищенко С.М., Коновалова В.М., в постановлении сказано, что: пунктом 12 раздела XV «Переходные положения» Конституции Украины 1996 года определено, что судьи всех судов Украины, выбранные или назначенные до дня наступления полномочий этой Конституции, продолжают совершать свои полномочия согласно с действующим законодательством до окончания срока, на которой они были выбраны или назначены. Судьи, полномочия, которых закончились в день вступления в силу этой Конституции, продолжают совершать свои полномочия в течение 1 года. Коллегия судей установила, что судьи Черниговского областного суда и Верховного Суда Украины, которые постановили судебные решения относительно Николаенко А.А. и Калия Д.А., были выбраны на должности до дня вступления в силу Конституции Украины и совершали свои полномочия согласно указанных требований Конституции Украины.



Судьи Верховного Суда при этом ссылаются на свои похожие решения в этом вопросе, а именно: №51-1207км18 и №51-6303 км 18.
При этом в деле №51-1207км18 речь шла не вообще не о присягах, а о том, что заявитель считал незаконным то, что его судили судьи, которые отказали ему в другом производстве. В деле №51-6303 км 18 заявитель действительно жаловался на отсутствие присяг у судей, но никто так и не пояснил, почему одни судьи, которые были назначены до 1996-го года, такие присяги имеют, а другие почему-то – нет.



Верховный Суд никак не прокомментировал наличие в деле экспертного вывода Николая Тагаева и тем более материалов журналистского расследования, а также сообщил, что не нашел в материалах производства действительно существенных и неопровержимого характера обстоятельств, которые бы не были известны суду на время судебного рассмотрения при принятии судебного решения, и которые сами по себе или вместе с ранее выявленными обстоятельствами доказывали бы неправильность приговора или решения, которые надлежит пересмотреть.



Таким образом, кассационные жалобы осужденных и их защитников остались без удовлетворения, а решения Деснянского и Черниговского апелляционного судов от 20.11.2018 и 07.02.2019 без изменений.



Нам удалось получить комментарий одного из осужденных Александра Николаенко, которого оба раза доставляли в здание, где расположен Кассационный криминальный суд Верховного Суда из Киевского СИЗО. Дмитрий Калий при этом принимал участие в заседаниях в режиме видео конференции:



- Ну, я от государства уже ничего не жду. Последние розовые лепестки надежды слетели. Сам виноват, не надо было возвращаться, и надо было в старших классах школы внимательнее слушать о реальной сути людей и государства.
Они-то примут УДО или еще что-то, как обычно, - установят тарифы на эту услугу, но в сфере права и справедливого отношения к людям, - страна была дырой, дырой и останется. Думаю, следующее десятилетие качественно ничего не изменит. Процессуальный фантик - это для обложки, тоже самое, что я в новостях смотрю. А реальное материальное право, - всегда идет дополнением к негласным, устоявшимся правилам. Правила устанавливают разные факторы, один из которых - мерзкие люди. Ведь, не с другой планеты их подвозят, мы росли в одних и тех же дворах, домах, городах…

- Самое интересное, что не так уж и редко, но встречаются индивидуально хорошие люди, но этих индивидуальностей, возможно, как и во всем постсоветском пространстве, не более 10%. Из этих 10% реально думающих, анализирующих, имеющих опыт, чтобы быть милосердными, справедливыми, разумными, хоть на каком-то достойном уровне, не так уж и много. Даже эти люди останавливаются, перестают стремиться, развиваться и спокойно устаканиваются в отвратительной системе. Слишком многое остается потенциальным. Я все это вижу в себе, боюсь судить, размышлять на эти темы, я субъективен, как и все, и мои условия слишком влияют на мое восприятие. Но есть что-то, чего я не могу объяснить, и что позволяет видеть что справедливо, а что нет. Так, каждый скажет, но степень качества понимания справедливого имеет слишком широкие границы. Мне даже после суда стало за себя, обидно, что я не могу нормально разозлиться на судей. Они те, кто проходит испытание властью на своем уровне, они собирают свою карму, мешочек грехов. Люди как люди, только квартирный вопрос их сильно испортил…

- Почему-то показалось, что судья Марчук там самая, человечная и ей было неприятно это решение. Я смотрел на нее и увидел не просто усталость, когда эта тройка другие дела вела. Показалось, что она не смогла скрыть какое-то расстройство и отвращение. Другие два судьи – им все равно было на наше дело, как мне кажется, оба типичные – представители еще советской системы. А с этой что-то не так, там что-то изменилось. Я смотрел на нее, видно, что тяжело ей было…

- Также мне известно, что с участием Марчук проходило слушание по делу по вновь открывшимся, где судьи написали, что эта процедура имеет свою специальную задачу - проверку на законность и обоснованность судебного решения, приговора. Формулировка даже звучит приятно. Также у нее было решение, когда на основании экспертного вывода, сходного с тем, что подготовил для нас Тагаев, она отменила приговор. Вот и подумал, что это ее устоявшаяся позиция, а оказалось что в разных делах и разные подходы.

По нашей информации Адвокат Яковлев подал прошение о помиловании для Александра Николаенко. Татьяна Веремей планирует подачу жалобы в ЕСПЧ, относительно своего подзащитного Дмитрия Калия.

Gorod.cn.ua

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: пожизненное, Николаенко, Калий, Веремей, Яковлев, Марчук, Верховный Суд

Добавить в:


ЦентрКомплект