Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » Зоодом: приют для обездоленых животных



Зоодом: приют для обездоленых животных

Перри, Гранд, Милка, Тень, Графиня, Тор, Данко, Беретка и Белла... У 21-летней черниговки Марины Грицик 9 собственных лошадей. А еще 6 чужих, за которыми она ухаживает за плату. К тому же 2 козы, 9 собаки 13 котов.



Почти всех своих животных она спасла от неминуемой гибели или жестокого обращения. Марина их лечит, тренирует, заботится о них. И мечтает, чтобы теперь уже ее подопечные помогали в лечении больных детей.


АЛЛЕРГИЯ НА ЖИВОТНЫХ ИЗЛЕЧИЛАСЬ...

Об этом зоодоме мы уже начали рассказывать в №18 от 2 мая. Продолжаем. Ради всей своей оравы гривастых, усатых и хвостатых Марина с мамой Еленой Орестовной переехала из Чернигова за 10 км в село Рябцы. В частном доме и большом дворе (о них мечтали давно) разместили котов и собак, а для лошадей арендовали помещение, в котором сейчас по мере финансовых возможностей обустраивают конюшню. Возле нее приветливым вилянием хвоста нас встретила дворняжка.

- Не бойтесь, она не кусается. Прыгает, потому что молоденькая (ей годик) и хочет играть. Юки, сюда, — позвала Марина. — Она у нас всего две недели. Охраняла ферму неподалеку, но из-за своей любвеобильности сторож из нее был никакой. За ненадобностью ее хотели вывезти, а я забрала. Здесь она наслаждается свободой.

Так бывает часто: Марина узнает о животном в беде и просто не может отвернуться. На своей конюшне она и надсмотрщик, и разнорабочий, и тренер, и ветеринар. Все знания добывала на практике (по образованию она юрист).

- Это мама настояла. Мол, животные животными, а нужно получить более приземленную профессию, чем тренер по конному спорту. Вообще я с детства любила животных. Это при том, что у меня была аллергия на шерсть, поэтому от каждого моего общения с лошадьми или соседскими котами и собаками (своих я, конечно, завести не могла) я очень страдала. И все же однажды, вопреки всем предостережениям мамы и врачей, подобрала промокшего под дождем черненького котенка. Мама побурчала (она тоже любит животных, может, даже больше, чем я, но из-за моей аллергии живность в квартире была под запретом), но в конечном итоге кошечка, которую я назвала Катей, так и осталась у нас. И моя аллергия... постепенно исчезла. Врач-лор сказал самые желанные в моей жизни слова: «Ты аллергию переросла».

С 8 лет я ходила на конюшню конного клуба в черниговском Горсаду, ухаживала за кобылкой. Когда мне было 11, она забеременела. Я стала упрашивать маму выкупить жеребенка. Мама отговаривала: «Ты уедешь учиться, у тебя будет своя жизнь, ты перегоришь». Она все думала, что я и это перерасту. Но увлечение лошадьми не прошло, напротив - стало смыслом жизни. Через год мы выкупили нашу Перри. Некоторое время платили за ее содержание в той конюшне, потом перевезли на другую.

По просьбе мамы я все же выучилась на юриста. А уже потом по зову сердца поступила на тренера по конному спорту. Проучилась один курс, но пришлось бросить. Хоть и училась заочно, приходилось на две недели уезжать на лекции, на сессии.

А к тому времени у нас, кроме Перри, стали появляться другие животные. Оставить их всех на маму я не могла.

По той же причине не пошла учиться и на ветеринара, хоть и очень хотела. Зато я прошла практику у ветврача, которая сейчас ведет всех наших лошадей (консультирует по телефону, приезжает).

У нее есть собственная конюшня и огромный опыт. Я часто бывала в ее киевской клинике, в том числе и на операциях. Научилась сама делать всевозможные манипуляции. Это очень пригодилось, когда к нам стали попадать раненые животные и птицы. Не раз приходилось обрабатывать раны, даже ампутировать конечность птице с гангреной.

ОТ ПЕРРИ ДО БЕЛЛЛЫ

- Я очень полюбила Перри и постоянно с ней занималась. Сейчас ей 9 лет, и все это время я ее учу. Она у меня, как собачка, умеет по команде сидеть, лежать, приносить палки. Это было интересно. И в 2016-м меня с Перри пригласили работать в конный театр в Киеве. Мы с ней выступали два года. Но нагрузки там были сумасшедшие, по состоянию здоровья мне пришлось уйти из конного театра.

К тому времени мы уже купили дом и перевезли Перри туда. Когда возвращались из Киева, узнали, что у одного мясника стоит молодой жеребчик под забой. А я понимала, что моей Перри нужна компания, ведь лошадь - табунное животное, она не может жить одна, тем более Перри привыкла быть среди лошадей. И мы спасли для нее друга-Гранда.

Этой осенью, когда искали лошадку возить сено, наткнулись на объявление о Милке. После того как она много лет горбатилась в прокате - катала людей, ее почему-то закрыли на две недели без пищи и воды (возможно, заболела и стала непригодна для беспощадной эксплуатации). Она была настолько истощена, просто скелет! И выглядела значительно старше указанных в объявлении 10 лет (уже дома по зубам мы обнаружили, что ей 23). Но для нас это не имело никакого значения. Хоть мы и не были уверены, поправится ли бедняжка вообще, не то что сможет возить грузы, увидев, какая она несчастная и никому не нужная, не могли ее не забрать. Нам люди помогли деньгами, и мы ее выкупили. У Милки было такое желание жить!.. Сейчас она потихоньку приходит в норму.

Потом мы выкупили Теньку и Умку, когда с ними тоже была критическая ситуация. К Теньке близко подходить нельзя — к нам она привыкла, а чужих воспринимает плохо - злится, даже порывается укусить. Ее целый год, даже зимой, держали на улице и очень били...

Из-за того что наше поголовье так стремительно растет, Умку мы пристроили в добрые руки - в семью в соседнем селе. У этих людей несколько лет назад умер конь, заводить нового они не планировали. Но в семье есть девушка, больная раком, она любила ту лошадку. А теперь, надеемся, любит нашу Умку.

Марина продолжает знакомить нас со своими подопечными:

- Это Графиня, ей два года. Породистая лошадка, но с тяжелой врожденной болезнью - синдромом Воблера. У нее бывают защемления спинного мозга - секундный паралич. Когда случается приступ, она падает на задние ноги. Привязывать ее нельзя, поэтому гуляет она свободно.

Это Тор. Его привезли с киевского ипподрома — поскольку он не прошел испытания на гонках, его хотели сдать на забой.

Данко мы забрали последним из соседнего села после неудачной кастрации. Месяц его рана никак не заживала, его тоже собирались пустить под нож. Я приехала посмотреть, сказала, что нужна еще одна операция. Хозяева не захотели морочиться. Так Даня очутился у нас. Выкупили его за свои деньги, в рассрочку.

Самый старший наш постоялец - Буян. Ему уже 29 лет, он работал в конных театрах, принимал участие в съемках. Его выкупил мой хороший друг, теперь Буян у нас отдыхает «на пенсии». Еще за двумя жеребятами мы ухаживаем для хозяйки, которая заберет их, когда они подрастут.

Буквально на днях, когда материал уже практически был готов, Марине привезли... еще 5 лошадей.

- Они ехали к нам целые сутки. И это - с трехнедельным жеребенком! Закрылся конный завод на Тернопольщине, до 1 июня должны были ликвидировать все поголовье (а это более 150 лошадей!). Мы успели спасти пятерых, все — украинские верховые. Крайне истощенную кобылу Беретку с малышкой, которую мы назвали Беллой, забрали себе. Еще трех взяли на постой — их выкупили другие волонтеры, которые так же, как и мы, не могли допустить гибели лошадей (несколько месяцев будем ухажать за ними бесплатно-в счет выплаты за Беретку с Беллой, потому что денег на выкуп у нас нет). Сейчас все прибывшие привыкают.

Также в конюшне обитают две козочки — Майя и Белочка.

- Они жили в этом селе у дедушки, у которого было 17 коз, ему уже было трудно с таким количеством. И мы двух забрали. Закрыли, потому что они, как собачки, за всеми следом бегают. А вон, — показывает Марина на кошку, восседающую на сене, будто на троне, — Марфочка. Она не любит компанию других котов. Представляете: сама из дому пришла на конюшню. Теперь живет здесь.

Коты и собаки у Марины тоже появлялись постепенно. Кого-то подобрали на улице, кого-то забрали из приюта. Больше всего поразила история далматинца.

— Его судьба похожа на Милкину. Люди купили породистого пса «для понтов». Когда же оказалось, что он абсолютно глухой, его закры-ли в вольере без еды и воды. Таких худых собак я еще не видела! Остина пытались пристроить через зооволонтеров, но его никто не хотел, поэтому забрали мы. Он совсем ничего не слышит, но понимает жесты, главное -привлечь его внимание. Живет он дома, бегает в загражденной территории, поэтому можно не бояться, что попадет под машину или еще в какую-нибудь беду.

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ К НАМ!»


Только представьте себе, сколько работы возле всей этой живности! Кормить, вычищать, лечить, делать прививки по графику, учить чему-то... Все — на плечах троих. В конном театре Марина познакомилась с Владом Яцупен-ко. Кого-то, как в той песне, связала музыка, а их — лошади. Теперь Влад не только парень Марины,но и верный помощник.

- Влад тоже более 8 лет занимается лошадьми. Был каскадером, принимал участие в съемках. Хорошо, что мы познакомились, когда у меня была одна лошадка. Если бы Влад знал, что их будет девять, со мной не связался бы, - смеется Марина. - Впрочем, заиметь так быстро и столько лошадей я и сама не собиралась. Мы планировали, что только этим летом начнем строиться. Но просто не могли отмахнуться от просьб о помощи. С тех пор как люди узнали, что мы выкупаем проблемных лошадей, нам постоянно звонят, сообщают о таких беднягах, предлагают помочь с выкупом и действительно высылают деньги. Однако забрать животное - еще полдела, а вот с последующим его содержанием проблема. Есть несколько людей, которые периодически передают нам по сотне-две гривен. Но это капля в море. Кроме кормов, нужны лекарства, витамины, многое другое.

Мы с Владом целыми днями трудимся здесь, а зарабатывает деньги только моя мама. Я безгранично ей благодарна! Она работает (в кафе) практически без выходных, так как нужно много денег и на уход за животными, и на стройку. В конюшне необходимо на зиму утеплить потолок, доделать денники, закупить сено. Всего не перечесть. Заработка у нас нет. Уход за частными лошадками окупает только нескольких наших. Летом, конечно, проще - есть трава, а на зиму надо заготовить более 60 тонн сена, закупить других кормов. Стараемся выкручиваться.

Зарабатывать любой ценой на этих несчастных животных я не хочу, у них и так жизнь была несладкая. Мы ищем для каждого посильные занятия. Например, Графуша подходит для фотосессий - красивая солнечная лошадка. Милка очень добрая, может катать деток. Я мечтаю заниматься иппотерапией (от греческого слова «гиппос» — конь. — Авт.). Когда появится финансовая возможность, хочу пройти соответствующие курсы. Я сама видела, насколько положительно влияет общение с лошадьми на деток с ДЦП и аутизмом. Это настолько искренние эмоции! После посещения лошадок, говорили родители, ребенок лучше спит, с большей охотой работает на занятиях и т. п. Это действенный дополнительный метод в лечении.

Еще я рада была бы проводить здесь экскурсии, рассказывать истории этих лошадок. Поэтому приглашаем к нам посетителей! И волонтеров, которые захотят прийти попасти лошадку, почистить ее или -росто почесать, погладить, ведь ласка им всем очень нужна. Взамен мы могли бы давать уроки верховой езды, джигитовки, трюковой работы и др. Всю информацию можно найти на нашей странице в Фейсбуке: «Зоодом. Помощь животным. Чернигов».

В ее поясной сумочке вместо помады и зеркальца — баранки и сахар (гостинцы для лошадок). Ее натруженным рукам не до маникюра. У нее часто спрашивают, зачем ей столь тяжелое неженское депо. Марина каждый раз отвечает:

- Я люблю животных. Всех одинаково. Просто если собачку или котика может спасти кто угодно, взяв к себе, то лошадь - это совсем другая история. Сейчас в Чернигове конюшни можно пересчитать на пальцах одной руки. Ухаживать за таким количеством лошадей — это тяжелый труд (к тому же сразу после пополнения Влад уехал на недельные заработки, Марина осталась со всеми животными одна. — Авт.). Нелегко и морально, когда животное болеет или уходит из жизни. Но когда к тебе бежит вся эта компания - все девять собак сбивают тебя с ног от радости, усталость исчезает. Так же и кони: они бугугукают, зовут тебя, просят ласки. Это стоит всех затраченных усилий. Я не могу им сказать:«Извините, ребята, я устала». Осознаю всю ответственность: если уж я забрала животное, то не могу его предать.



* * *

Дляжелающих помочь рябцевскому зоодому — номер карты в Приватбанке: 5168 7556 3340 6927 (Грицик Марина Анатольевна), номер телефона: 063-752-89-77 Марина

Алина Ковалева, «Гарт» №23 (2931) от 6 июня 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: рябцевский зоодом, с.Рябцы, Алина Ковалева, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект