Невыдуманная история примирения

У солдат - одинаковые лица,
Солдат облагораживает
одинаковая обязанность,
Солдат связывает
одна и та же присяга,
Солдат связывают
одинаковые страдания,
Солдаты делят
один и тот же хлеб,
Солдаты умирают
одинаковой смертью.



Листок бумаги с такими строками нашли в кармане 45-летнего гауптмана (капитана) немецкой дивизии внутренних войск Вильгельма Ульмке. Во время Второй мировой войны он был одним из комендантов Сновска (тогда — Щорса). Погиб в бою с партизанами около села Елино Сновского района в марте 1942-го. Его могила — единственная из всех захоронений немецких военнослужащих в районе, на которой установлен крест с табличкой. Могила — условная: останков в ней нет.


...Один из сыновей Ульмке, Йоханнес (у Гауптмана было 5 детей), приехал с товарищем Георгом Хайнце на Сновщину в мае 2000-го. Через месяц после того, как в Украине был принят Закон «Об увековечении Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», в котором, в частности, говорилось, что наше государство «способствует обнаружению захоронений времён Второй мировой войны, расположенных на его территории, возведению и сохранению памятников в местах захоронений возрождению гуманного отношения к ним».

Целью Йоханнеса было найти хотя бы приблизительное место гибели отца. У всех, с кем общался (представителями власти работниками местного исторического музея, простыми жителями), он просил прощения — за войну, агрессию, преступления, совершённые немцами.

Позже стали приезжать и его братья — Генрих и Годдерт. Узнав о социальных проблемах региона, сыновья немецкого капитана организовали у себя на родине (живут в Фрён-денберге) сбор средств. Помогали центральной районной больнице, Свято-Николаевскому храму, школе-интернату, детсаду №1, стационарному отделению для проживания одиноких и немощных... Братья создали в своём городе «Общество друзей Щорса-, целью которого была поддержка исторических связей между украинцами и немцами, стали инициаторами проекта «Щорс — Фрёнденберг — Дружба». Пока позволяло здоровье (сейчас каждому из братьев уже за 80:. приглашали к себе делегации со Сновщины, в составе которых обязательно были дети.

Для них самым ценным подарком с Черниговщины стал кусок старого полотна, полученный от жительницы Буды Черниговского района Марии Ярош. На полотне было 3 слова — «гауптман Вильгельм Ульмке». Их вышила мама Марии Ивановны, чтобы не забыть это имя. Она повторяла его перед иконами, молясь за немца, который помог выжить ей и её восьми детям (тайно приносил еду, одежду, обувь).

В 2002-м — через 60 лет после гибели отца — братья установили на месте, где состоялся его последний бой, крест. Обыкновенный металлический крест, как на многих сельских кладбищах. На табличке, кроме имени и фамилии, — только даты рождения и гибели. Позже крест перенесли в партизанский музей под открытым небом — Лесоград.

В этом году Немецкий народный союз ухода за военными захоронениями в Украине обратился к районной власти с просьбой разрешить перезахоронение останков немецких военнослужащих из захоронений, которые находятся на Сновщине и не имеют внешних признаков.

Место немецкого кладбища в райцентре было известно — возле деревянной церкви, которая сгорела во время боёв за освобождение города осенью 1943-го. Но эксгумацию не проводили, так как там после войны построили двухэтажную больницу для железнодорожников и хозяйственные пристройки. Установили только табличку с надписью: «Здесь было не-ме_кое кладбище, 1942 г.».

В 2015-м «Укрзалізниця» отказалась от больницы, переложив её финансирование на районный бюджет. Ноша оказалась непосильной, и заведение закрыли. Освобождённое помещение (около 900 м2) собирались переделать под общежитие для молодых специалистов. Но это так и осталось в планах.

В 2017-м железнодорожная больница была исключена из общего реестра. В 2018-м в Сновск снова приезжали представители Немецкого народного союза. Обратились в горсовет с ходатайством о разрешении на исследование места захоронения соотечественников.

— Мы рассмотрели этот вопрос и решили удовлетворить ходатайство, — говорит председатель горсовета Александр Медведев. -А за разрешением о перезахоронении они не обращались.

Депутат областного совета Олег Хасенко (живёт в Сновске), который сопровождал представителей Немецкого народного союза, объясняет это тем, что, исследуя территорию железнодорожной больницы специальными приборами, они не обнаружили в земле останков погибших.



— Скорее всего, при строительстве больницы их куда-то вывезли, — предполагает Олег Николаевич.

Если так и было, то куда — никто не знает.

Почти за 20 лет, прошедших с момента установления таблички с информацией о месте немецкого кладбища, не было ни одной попытки уничтожить или повредить её. Время от времени там появлялись цветы.

С цветами ходит на могилы украинцев в своём городе и Годдерт Ульмке.

«В день, когда мы вспоминаем умерших родственников и знакомых, каждый прихожанин в нашей церкви может взять розу, чтобы положить её на могилу близкого человека. Я взял 5, потому что нашёл в Фрёнденберге 5 могил, в которых похоронены украинцы», — написал он в одном из писем в Сновск...

Мария Исаченко, «Гарт» №21 (2929) от 23 мая 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: г.Сновск, Мария Исаченко, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект