школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима



Миротворец Оксана

Майор полиции, миротворец ООН, мастер спорта по дзюдо и самбо, победитель Всеукраинского конкурса «Лучший по профессии» среди сотрудников криминальной милиции по делам детей (это было в 2013 году), мама 9-летнего Святослава — все это о 32-летней Оксане Зубец из Чернигова. Она обожает детей, свою профессию и, как и все мы, мечтает о мире в Украине.



— Родилась я в Чернигове. Еще в детстве хотела быть или милиционером, или учителем начальных классов. А получилось два в одном — окончив Киевский национальный университет внутренних дел, я приступила к работе в КМДН (криминальной милиции по делам несовершеннолетних. — Авт.). Начинала в Новозаводском райотделе Чернигова, затем работала в горотделе и в конце концов попала в Областное управление Национальной полиции в Черниговской области. Сейчас я майор полиции, старший инспектор по особым поручениям отдела ювенальной превенции (занимается предотвращением совершения правонарушений детьми. — Авт.).

— Я в восторге от своей работы и получаю от нее настоящее удовольствие. Кроме того, я мастер спорта по дзюдо и самбо. Заниматься начала еще в 10-летнем возрасте. На первую тренировку ушла тайком от родителей. Однако признаться, что была на дзюдо, пришлось на следующий день, когда папа заметил у меня на руке синяки. Я ездила на чемпионаты мира, Европы, занимала призовые места. Даже была в женской сборной Украины по самбо в весовой категории до 52-х килограммов.

— Неужели Вы действительно миротворец ООН? — удивляюсь я, ведь для меня образ миротворца — это крепкий мужчина в голубой каске. А я вижу перед собой хрупкую женщину.

— Да, с 2014 до 2017 года я была в своей первой международной миссии ООН в Южном Судане. Там я служила 2,5 года в должности командира отдела защиты прав детей и женщин в городе Бор, штат Джон-глей. А в августе 2018-го я отправилась в новую миссию - на Кипр. Сейчас приехала в Украину всего лишь на 10 дней в отпуск (с Оксаной мы встретились в Чернигове в последний день ее мини-отпуска перед отлетом на Кипр. Это было 19 ноября 2018 года. Позже мы с ней связывались по телефону. — Авт.).

— Как же Вас занесло в далекую Африку, да еще и миротворцем ООН?

— Впервые о возможности стать миротворцем я услышала в 2012 году. Тогда моя однокурсница поехала в миротворческую миссию, и мне стало интересно, что же это такое. Я пошла в наш отдел кадров, там мне сказали, что стать миротворцем вполне реально, но есть одно «но»: надо в совершенстве знать английский или французский язык. С этим проблем у меня не было, ведь с английским я на ты еще со школы (Оксана училась в Черниговском коллегиуме №11. — Авт.). Написала соответствующий рапорт, поехала в миротворческий центр в Киеве, и в 2013 году мне пришел вызов прибыть в центр для сдачи экзаменов. Их принимали иностранные инструкторы. Мы письменно составляли рапорт на английском и устно общались в формате интервью. Также сдавали экзамены по вождению автомобиля и стрельбе. Умение водить крайне необходимо, так как большую часть рабочего времени я провожу за рулем. А когда приезжаешь в страну, где проходит миссия, приходится повторно сдавать экзамен по вождению. И если в Южном Судане правостороннее движение, как и в Украине, то на Кипре - левостороннее. Ноя с первого раза сдала. Единственная среди девушек. Меня даже инструктор похвалил, — улыбается, вспоминая, Оксана.

— А можно было самостоятельно выбрать страну для миссии?

— Нет. Миротворческий центр в Киеве, исходя из опыта работы и навыков, предлагает то или иное государство. Имеется целая очередь желающих. Мне предложили поехать в Южный Судан, и я согласилась.

— Чем именно Вы там занимались?

— Когда я приехала туда, то узнала, что буду заниматься детьми. Это. для меня был как бальзам на душу. Вообще-то, это была невооруженная миссия в составе гражданской полиции. В Южном Судане происходят регулярные конфликты между племенами, есть так называемые лагеря беженцев. В одном из них я и работала с детьми и женщинами. Проводила различные тренинги, лекции в школе. У местных практикуются браки в очень раннем возрасте, в 12-13 лет. Поэтому и темы были соответствующие: предотвращение ранних браков, ранних половых контактов, личная гигиена, права человека. Особый акцент был на гендерных правах. За время пребывания в Африке я очень привязалась к одной маленькой девочке - Ньябор. Она с мамой попала в лагерь в трехлетием возрасте, поэтому фактически росла у меня на глазах. Я ей даже привозила в подарок несколько платьев из Украины. Также приходилось проводить расследования, касающиеся домашнего насилия. Там действительно очень неспокойно, неизвестно было, чем закончится день. Потому что, например, сегодня тихо-мирно, а завтра пули свистят над головой. Особенно обострилась ситуация в 2016 году. Тогда закрыли аэропорт, начались перестрелки, не было связи. Я помню, что даже министр внутренних дел Арсен Аваков звонил командиру нашего контингента, интересовался, как мы. Три дня мы сидели в комнатах, никуда не выходили.

— А где выжили во время миссии?

— На базе ООН, в так называемых контейнерах (конструкциях из металла и пластика. — Авт.). У каждого был свой. Крыша постоянно протекала, особенно в сезон дождей.



— Как Вы переживали разлуку с близкими?

— Очень скучала, особенно по Святославу (сын Оксаны, которому в 2014 году было 5 лет. — Авт.). Связывалась с родными через Интернет, но часто это делать не получалось. Иногда неделями вообще не было связи. Ни мобильной, ни Интернета. Когда я была в Южном Судане, то старалась прилетать в Украину раз в три месяца. Хотя перелет дорогой, но увидеть родных очень хотелось. Мы работали без выходных с 8.00 до 16.00. За каждые 5 отработанных дней предоставлялось право на 1 день отпуска. То есть можно было «собрать» дни для отдыха, но не более 24.

— Трудно было адаптироваться к африканскому климату?

— Да, жара там невероятная, +50 градусов. Даже термометр, который я привезла с собой, лопнул. Я, когда приехала в Южный Судан, сразу заболела гайморитом, потому что там много пыли в воздухе. Поэтому свой первый отпуск в Украине я провела в больнице. Сначала даже были мысли все бросить, но со временем привыкла. Меня поддерживали коллеги-миротворцы, за что я им очень благодарна. Кстати, в этой миссии большинство миротворцев было из других африканских стран - Ганы, Кении, Сьерра-Леоне. Хотя были и норвежцы, американцы, китайцы, турки.

Но, как рассказала Оксана, невыносимый климат — это еще ничего. А вот еда там ... мягко говоря, не для капризных. В основном рис, которого она наелась до конца жизни и теперь даже смотреть на него не может. Поэтому, когда возвращалась из отпусков на Черный континент, то тащила с собой 50-килограммовые сумки с украинскими продуктами.

Домой Оксана вернулась в марте 2017-го. А уже в июне 2018-го прошла повторный отбор миротворцев и в августе поехала в составе миротворческого контингента на Кипр (там конфликтуют греки (80% населения острова) и турки (18%). Последние в 1983 году провозгласили Турецкую Республику Северного Кипра, которую не признал мир). Эта миссия также невооруженная.

— Сначала меня закрепили за полицейской станцией в городе Дения, а работать приходилось в буферной зоне. Там мы мониторили отношения между турками-киприо-тамы и греками-киприотамы. Работа заключалась в общении с людьми, помощи местной полиции, которая не имеет права без сопровождения представителей ООН заходить в буферную зону. Но уже в январе 2019-го я прошла отбор и меня перевели в Главный штаб международной полиции ООН заниматься кадровым обеспечением. Он в столице Кипра - Никосии. Рабочая неделя у меня длится с понедельника по пятницу, и, в отличие от Южного Судана, есть выходные. Всего миссия насчитывает 69 полицейских из 14 стран мира: Болгарии, Китая, Италии, Индии, Черногории, Швеции и других. Грустно здесь не бывает, потому что всегда есть с кем и о чем поговорить. Жилье каждый себе снимает самостоятельно, на зарплату от ООН. Еду я готовлю сама. С продуктами проблем нет, поэтому с Африкой не сравнить. Но если кто-то думает, что работа на Кипре - это лишь солнце, пляжи и Средиземное море, то это совсем не так. За все время я только несколько раз была на море. Работы здесь хватает.

Признаваться, во сколько ООН оценивает труд своих миротворцев, Оксана не стала, но заверила: деньги — далеко не главный фактор ее участия в миссиях.

— Перед поездкой на Кипр сын не просил Вас остаться? Ведь ему снова пришлось отпускать маму надолго.

— Говорил: «Забери меня с собой». Я ему ответила: «Ты хорошо учись — иязаберу тебя к себе на лето».

— Он тоже мечтает работать в полиции?

— Да, он мне так и сказал: «Хочу, как ты, быть полицейским и защищать людей». Я его поддерживаю в этом стремлении и надеюсь, что он будет правоохранителем не хуже меня. Даже лучше!



Алексей Прищепа, «Гарт» №10 (2918) от 10 марта 2019

Теги: Оксана Зубец, майор полиции, миротворец ООН, Алексей Прищепа, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект