• Брухт ДальнобойСервис


Радио

Куклы вернули танкиста к жизни

34-летний киевлянин Сергей Бондарь (родом из Остра Козелецкого района) — единственный в Украине мужчина-реборнист (реборн — это кукла ребенка. выполненная в натуральную величину с максимальным реализмом). Его куклы, согласитесь, как живые. Сергей — ветеран АТО, прошел горячие точки. получил ранения и контузии, но «терапия» куклами стала для него лучшей реабилитацией.



— До войны я 12 лет работал подмастерьем у сапожника. Во время первой волны меня мобилизовали, попал в танковую бригаду в Гончаровское, - рассказывает Сергей. — На востоке прошел бои от Счастья до Луганского аэропорта. Нас постоянно перебрасывали в различные точки на помощь подразделениям, которые шли на штурм. В конце 2014-го вблизи Металлиста Луганской области мой танк подорвался на фугасе. Я получил черепно-мозговую травму, контузию, потерял слух на левое ухо. Долгое время проходил реабилитацию сначала в Черниговском военном госпитале, затем в Киеве. Долго приходил в себя после пережитого. Года три не мог найти себя — был и водителем, и охранником, и упаковщиком. Пробовал снова работать сапожником, но после контузии был сильный тремор рук — стежки выходили неровными, а значит, заметен был брак. Увлечение кукла-ми-реборн пришло в мою жизнь случайно. Жена работала в киевском магазине «Вышиванка». Продавала фурнитуру для рукоделия. Одна женщина пришла и попросила редкий товар, которого никто больше не брал — очень мелкие кнопки, булавки с белыми головками-бусинками, дорогие ленты из натурального шелка. Жена спросила: «Что вы с этим делаете?» — «Кукол». Познакомились. Это оказалась мастерица-ребор-нистка Варвара Лютик.

Пройдя у нее мастер-класс, Сергей начал создавать кукол самостоятельно. Для этого он заказывает в Америке молды из винила (формы для изготовления объемных деталей), обезжиривает их, затем раскрашивает специальными красками (их привозят из Германии). Чтобы достичь цвета тела человека, надо нанести на куклу около 40 слоев краски. Сергей рисует тонкие вены, капилляры, родинки. После каждого слоя, чтобы он зафиксировался, молд запекается в печи. Затем вшиваются ресницы, волосы. Чаще всего — человеческие, а для очень тонких и пушковых волос младенцев мастер использует длинную тонкую мягкую шерсть ангорских коз, которую заказывает в Турции. Клочок волос стоит тысячу гривен. Его хватает на одну куклу. Прошивка волос кукле называется рутингом. Сергей надевает специальную увеличительную линзу и прошивает по одному волоску специальной очень тонкой иглой. Туловище шьется отдельно из ткани, набивается синтепоном. Чтобы кукла пахла ребенком, мастер даже использует детскую присыпку.

— Работа очень кропотливая, но пришлась мне по душе, — говорит Сергей. — Самое интересное, что благодаря этому занятию у меня прошел тремор рук. На изготовление одной куклы я трачу от трех дней до нескольких недель. Себестоимость одной куклы в среднем 100 долларов. Но заработать на них много не удастся, ведь цены на материалы постоянно растут.

— Кто покупает таких кукол?

— Чаще реборнов заказывают иностранцы. Я отправлял их в Польшу, Италию, Америку, Сингапур, Таиланд. Вообще, увлечение этими куклами пошло из Америки. Там никого не удивляет, когда взрослый человек идет по улице с куклой-реборном. Есть люди, которые покупают их для детей в качестве игрушки. Есть такие, которые хотят, чтобы кукла была похожа на их ребенка. А иногда покупают кукол для себя и играют ими сами. Одна семья приобрела у нас куклу-сплюшку — ребенка с закрытыми глазами. У них нет детей, поэтому купили эту куклу и нянчатся с ней. Продал ее с памперсами. Кстати, в украинском фольклоре я встретил выражение: «Наколихати собі дитину». Это когда женщина, играя с куклой, как с ребенком, успокаивается, перестает нервничать, что у нее нет своего малыша; в ее организме от этих эмоций начинают вырабатываться нужные гормоны — и часто это заканчивается рождением ребенка. Как это было у одной моей клиентки, которая не могла забеременеть, а после покупки куклы благополучно выносила и родила ребенка.

— Бывало, что реборнов путали с детьми?


— Как-то жена везла в маршрутке куклу, которая была одета легко, а на дворе зима. Так пассажиры стали возмущаться. А еще часто уступают место в транспорте, когда держишь на руках реборна.

— Как знакомые парни-танкисты реагируют на Ваше необычное ремесло?

— Все поддерживают и радуются за меня. Часто слышу: «Ты молодец! Не обращай внимания на тех, кто критикует». Я не стесняюсь, а наоборот — очень горжусь своим делом. После войны мы все стали другими людьми. Найти себя в мирной жизни нам очень трудно. Нужно время, чтобы все переварить, нужна психологическая помощь и поддержка родных. А еще — найти занятие, которое вдохновляет. Даже неожиданное. Разве мог я когда-то подумать, что буду делать кукол и получать от этого такое удовольствие?



В планах Сергея начать делать тодлеров — кукол высотой до одного метра, похожих на двухлетнего ребенка. В мечтах — открыть собственный магазин-галерею, чтобы каждый желающий мог подержать на руках реборна.

— Снимки и даже видео, к сожалению, не передают тех эмоций, которые испытываешь, когда видишь такую куклу вживую и берешь ее на руки. Бывало, скептически настроенный человек, минутку подержав куклу на руках, кардинально менял свое отношение к этому. Эти куклы действительно приносят радость, потому что я в каждую вкладываю душу. Они не создаются, а рождаются в моей мастерской.



Наталия Федосенко, «Гарт» №9 (2917) от 28 февраля 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Сергей Бондарь, реборнист, Наталия Федосенко, «Гарт»

Добавить в:
 
 


Центр Комплект