Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Filka » Готовы платить за контент? Уберем Бойко и Вилкула

Радио
Радио

Готовы платить за контент? Уберем Бойко и Вилкула

30 Марта 2015 19:38   Просмотров: 5117
Метки: громадське, шелковый, интервью, сми, gorod
Нравится Рейтинг поста: + 8


Именно с таким заголовком вышло мое небольшое интервью на местном Громадском телевидении. Вопросы задавал, известный многим черниговцам, как журналист телеканала «Детинец» и ведущий массовых городских мероприятий Артем Шелковый. Артем несколько месяцев назад перешел на «Новый канал» в столицу, так сказать, на повышение, а его работа в Громадском – это для души, как он сам признался.
Одним из операторов оказался Роман Зосименко, видеоролик которого о погибшем Владимире Титарчуке https://www.youtube.com/watch?v=zaVC3cqGfvs#t=27 с позывным Теща, просмотрело более 24 тысяч человек. Я сама его перематывала раз 10 и выслала ссылку всем друзьям.
Сама беседа проходила с утра в воскресенье, 29 марта, в офисе Громадского. Я вообще не любитель «светиться», давать интервью и все такое, не настолько уж важная персона, но здесь согласилась, так как само СМИ, позиционирует себя как неформальное, общественное, плюс видео будет только в интернете, плюс ребята хорошие))
Сбрасываю сюда расшифровку беседы, себе на память и вам почитать, так как я знаю, что 30 минут видео без готового текста не все осилят. Возможно, некоторые вопросы, касаемо сайта, были как раз теми, которые вы всегда хотели задать, или размышляли об этом.
Команде Громадского еще раз спасибо за приглашение! Очень бы хотелось, увидеть среди героев засекреченного редактора самых скандальных и без преувеличения самых популярных бумажных СМИ Черниговщины Сергея Народенко. Последнее видео, что я с ним видела, есть в моем блоге: //www.gorod.cn.ua/blogs/Filka_3693.html, но он там выступает не один, а в качестве одного из приглашенных гостей.



Ниже расшифровка:

Для всіх тих, кто скиглив і казав: "Навіщо ті політики в кадрі?", цього разу буде зовсім інший ефір, до розмови я запросив Аллу Філатову-Сухову, головного редактора інтернет-порталу Gorod.cn.ua. 6 років існує сайт, так? У квітні 6 років виповнюється з дня його заснування, ну, принаймні так офіційна інформація говорить.
- 7 років.

- Чому тебе поставили керувати саме цим сайтом? Хотілося б одразу так, прямо в історію, бо до того по суті про тебе нічого не було відомо. В тебе немає профільної журналістської освіти. Поясни, щоб розуміти більш детальніше.
- 7 лет назад, даже больше, один из директоров Черниговской Медиа Группы, Ярослав Сухомлин, искал такого человека, который бы мог открыть сайт. Потому что его компании не доставало интернет-ресурса. На тот момент был сайт «Объявления» от газеты «Объявления по средам».  И какие-то новости на нем тоже выкладывались, но по сути это не был полноценный новостной сайт. И вот они хотели, чтобы было какое-то представление в интернете и так вышли на меня, потому что у меня на тот момент было хобби, а именно сайт «Мой Чернигов», если кто помнит, на бесплатном хостинге narod.ru. Люди на него заходили, в том числе и журналисты, там была посещаемость, для того времени довольно приличная. Ведь в сети ничего почти не было кроме сайтов Lenta.ru, почты Mail.ru и Ukr.net и сайтов с анекдотами.

- А про що ви там писали?
- Я ничего не писала. Делала перепечатки местных СМИ. И вот мы с ним (Сухомлином) встретились, поговорили, я на тот момент в политической партии работала, в "Батькивщине". После этого, около года я делала наш сайт. То есть мы с программистом, с верстальщиками его разрабатывали.

- Тобто рік ви займалися створенням?
- 9 или 10 месяцев, где-то так…

- Ну, звідки ж зтирили ідею, ну чому він виглядає саме так?
- Ну, как вдохновляться можно у коллег. На тот момент, городских порталов было намного меньше,  мы ориентировались на сайт Днепропетровска. Но, дизайн у нас полностью другой, несколько отличаются разделы, хотя сейчас они универсальны почти для каждого городского портала. То есть, если зайти на сайты Ровно, Черновцов и там не знаю, Одессы, там будет примерно одно и тоже: новости, объявления и так далее.

- Сьогодні ти можеш із упевненістю сказати, що Gorod.cn.ua, - то головний портал міста. І області?
- В принципе да. Потому что у нас сейчас самая наибольшая посещаемость, согласно различных сервисов-счетчиков, среди местных ресурсов.

- Типовий Чернігів не конкурент?
- Ну, это же совсем другое. Группы в соцсетях и сайты – разные понятия.

- Чому сайт вийшов таким злом? Принаймні мова зараз піде про коментаторів. Хто хоча б раз був героєм якогось матеріалу, статті на сайті – то він боїться туди заходити, і може має певні фобії, завдяки цьому сайту.

- Ну, смотрите, на самом деле, это проблема многих сайтов и тех же соцсетей. Если брать Фейсбук, который как площадка для общения сейчас очень популярен, то мы наблюдали не раз, как ведущие топовые политики и журналисты, рвали на себе рубашку и кричали, что они уходят из Фейсбука, так как их достали злобные комментаторы и сил уже нет. Да, они закрывали свои аккаунты, затем снова открывали. Точно так же мы наблюдаем и здесь. От людей тоже много чего зависит. Наверно, люди более озлобленные…

- А ти можеш скласти портрет типового користувача-коментатора? Що це за людина?
- Я так сильно над этим не задумывалась, да и не такое больше количество злобных комментаторов. Но из-за того, что они негатив сеют, то создается впечатление, что там все такие. То есть, когда к нам те же люди приходят в редакцию за какими-то призами, или в конкурсах выиграли, или еще как-то мы с ними контактируем, то это все очень милые люди. Вы зайдите на ту же спильноту, которую вы привели в пример – Типовий Чернігів. Там, такие комментарии, которые никто не удаляет… Начиная от грубого мата трехэтажного и заканчивая политическими розборками и так далее. То есть еще хуже.

- А як з цим боротися? Можливо взагалі відмовитися від коментарів?
- Некоторые сайты, если брать всеукраинские ресурсы, к примеру «Левый берег», где Соня Кошкина редактор, они закрыли комментарии. Но, в тоже время присутствие комментариев добавляет живого восприятия ресурса. Часто люди в своих комментариях, действительно, подсказывают и новые темы для материалов и даже настолько дополняют новость, что сами комментарии порой интереснее читать, чем изначальный текст журналиста.

- У вас є блоги. Там доволі часто побутують абсолютно різні думки. Зрештою чи цікавилися правоохоронні органи авторами певних постів?
- Именно блоггерами никогда. Только обращались по поводу комментариев, в которых содержались угрозы. Как, например, недавно один человек угрожал взорвать офис Правого сектора

- Не знаючи, де він знаходиться…
- Ну, почему. Насколько я знаю, этот офис находится в квартире жилого дома на Градецком (сленговое название района Чернигова - прим.авт.). Нам звонили жители этого дома и жаловались, что неизвестные лица в масках, что приезжают на машинах посещают данную квартиру. Мы даже имели общение с представителем Правого сектора – Максимом Коношевичем, который попросил убрать адрес квартиры из этой статьи. Люди очень возмущаются, что в жилом доме есть такое формирование радикальное. Потому что, действительно, если кто-то захочет там что-то взорвать, то пострадают еще и соседи. Я считаю, что таким организациям не место в жилом доме. Любые политические партии, еще какие-то организации, начиная от кошечек-собачек – им не место в жилом доме.

- Рейтинг. Хто, яка людина, викликає найбільшу цікавість у суспільства сьогодні, саме з місцевих?
- Ну, самые одиозные, или популярные, как их назвать, медиа-персоны, это понятно, те, кто связан с политикой. Наш город вообще беден на яркие личности и люди, которые на слуху это начиная от мэра, члены земельной комиссии, та же пресловутая Анна Романова, которая всегда вызывает шквал и комментариев и просмотров…

- Про неї писати вигідно?
- Не то чтобы выгодно. Мы о ней пишем, только если она дает какой-то информационный повод. Если она его не дает, то никто к ней специально не звонит и не спрашивает, как у вас дела и куда вы сходили сегодня за покупками.

- Романова, ще хто?

- Это наверно, и события в целом. Вот сейчас на слуху, все что связано с АТО. Бывает, что пересекаешься с нашими читателями, когда даже они не знают, что я работаю на сайте и они рассказывают, что мы сейчас читаем все, что связано с войной. То есть такие статьи, автоматом вызывают повышенный интерес. Любые бойцы, комбаты, самообороновцы… То есть люди могут и имен и фамилий этих героев не знать (не запоминать - прим.авт.), просто, если есть уже в заголовке, что это связано с АТО, то они это читают, однозначно.

- Це нині сумний, але тренд – тема АТО. Але зрештою про що хотіла би ти, як головний редактор писати?

- Хотелось бы больше какого-то позитива, что у нас начались какие-то изменения…

- Ну, зокрема, позитив, то таке загальне поняття. Тема спорту, макраме, бісера.
- К сожалению темы спорта и культуры имеют у нас наименьшее количество просмотров и откликов. Люди постоянно пишут, мол, что вы все пишите про криминал, какие-то желтые статьи, полощите чье-то грязное белье и так далее. Но у нас постоянно появляются материалы и по спорту и по культуре, но их мало смотрят и комментируют, это глухая тема, абсолютно.

- Є матеріали за які вам соромно, за матеріали твоїх журналістів?
- Ну как сказать, соромно. Бывают материалы, когда люди звонят, возмущаться, но в этих случаях с моей точки зрения, это правильные и нужные статьи. А то, за что может быть стыдно... Вот люди, нас постоянно обвиняют, в том, что у нас стоит политическая реклама, еще какая-то, не понимая того, что деньги которые приходят от политической рекламы ничем не отличаются от тех, что приходят за рекламу магазина игрушек.

- Як ви переживали події Євромайдану?

- Мы это, конечно же освещали. Но дело в том, что тот Евромайдан, который происходил в Чернигове, он очень сильно отличался от того, что проходил в Киеве. Может быть в западных регионах, там было что-то приблизительно похожее на столичные движения, у нас же Евромайдан использовался определенными товарищами, которые выходили на сцену, и которые ничего общего, по моему личному мнению, не имели ни с европейскими ценностями, ни с правами человека. Их не интересуют никакие проблемы городские. Они там постояли, для того, чтобы получить, то, что они получили после этого. А люди – это просто массовка была, и массовка, скажем так, не самая яркая.

- А що ти від них хотіла почути чи побачити?
- От кого? От людей, которые выходили на сцену? Ничего. Я и так знаю, что это за люди, а что мне хотеть от них слышать? А новых лиц, или людей, которых я считала бы, что они чего-то достойны, с хорошей репутаций, их там просто не было. Или они смотрели вот так вот, и проходили мимо. Потому что туда, уже влезть нельзя.

- Добре, ну, наприклад, Сергій Воробйов.

- Ну, а что Сергей Воробьев? Он сейчас волонтер, ходил, как и многие на Евромайдан, что дальше? И что он поменяет в нашем городе? Ничего.

- А хто може змінити?
- Да пока никто, наверно, не может изменить. Мы еще долго будем в таком состоянии жить, и… Это по моему личному мнению.

- Повертаючись назад, ти сказала, що політична реклама то є добре, ми за рахунок цього и живемо. Але зрештою після Євромайдану, я читав в коментарях, чув від колег, про те, ну, коли ж, нарешті, зникне реклама Вілкула, Бойка і так далі.
- Во-первых это не только у нас стоит эта реклама. Зайдите, на другие сайты, люди просто дальше своего носа, дальше черниговского портала они не хотят ничего видеть. Или возьмем те ресурсы, у которых есть серьезное спонсорское финансирование, рекламы там меньше, из-за чего люди думают, что все это падает с неба, без рекламы сайт любой может жить, а мы бесплатно заходим, потребляем контент, а сайту не нужно покупать ни оборудование, ни оплачивать работу журналистов, ни платитить за аренду офиса, ни платить налоги и так далее. То есть люди думают, что, если к нам придет один магазин игрушек и поставит баннер, то он обеспечит весь сайт всем, что можно, а читатели будут просто потреблять чистый контент вообще без рекламы.

- Ну, якщо, про це можна говорити, якщо ні, - то не треба. Сайт прибутковий?
- Да. И он стал им буквально через год.

- Тобто, навіть попри те, що долар скаче…
- Это, конечно, отражается на зарплатах наших сотрудников, которые плачут о том, что если раньше у них зарплата была в долларе такая, то сейчас она вот такая.

- Ти віриш, чисто теоретично, можливо, в те, що в майбутньому чернігівці будуть платити хоча б одну гривню за користування вашим сайтом?
- Ну, вот, мы к этому вопросу и подошли. Что люди не готовы платить за платный контент в интернете. Мы можем сейчас установить платное пользование сайтом и убрать всю рекламу, либо убрать ее частично. Но! Если брать опыт западных коллег (тут речь идет о сайте //jacksonville.com/ и моей поездке по обмену в редакцию The Florida Times-Union, об этом читайте здесь: //www.gorod.cn.ua/blogs/Filka_23969.html), то у них очень туго идет переход на пользование сайтом на платной основе. При том, что сайт //jacksonville.com/ имеет посещаемость 75-100 тысяч человек, платных подписчиков - всего 4 000 человек. И этого количество они добились за последние 2 года. Это американцы, которые привыкли платить за все. Чтобы вы понимали, редакция этого издания каждый год платит 400 тысяч долларов, за пользование контентом информагентств, в то время как в Украине региональными сайтами такая информация используется бесплатно и есть в открытом доступе.

- Скільки ти думаєш людей готові будуть заплатити?

- А это невозможно прогнозировать. Учитывая, что у нас достаточно активно сейчас люди платят за объявления, а цена на них от 7 до 25 гривен, то по идее, возможно, что люди будут платить и за просмотр новостей. Нужно пробовать, так как каждая ситуация – уникальна.

- В нас на блогах свої шарії маються?
- Маються. Но мы активно с ними боремся. Из тех, кто на слуху – это человек с псевдонимом Валерий Мамонтов, ник Котвал. А вообще хватает людей. Может для кого-то удивительно будет, но люди с давними регистрациями, 2008-го года, они очень негативно высказываются по поводу того, что сейчас происходит. И могут писать об этом и блоги и комментарии и так далее.

- А про це потрібно, взагалі писати?
- А почему нет? Ты на любую тему можеш писать, тем более, что теперешние события в стране у всех на слуху. Зайдите в транспорт, кафе, на кухню к любому украинцу – все это сейчас обсуждают.

- Ти вважаєш за такі настрої треба якісь санкції вводити?
- Ну за какие настрої? Если человек говорит, что он сейчас пойдет взорвет детский садик или штаб-квартиру Правого сектора, то да, надо обратить внимание, потому что люди могут пострадать. А если он пишет, что мне не нравится этот Евромайдан, у меня зарплата стала 20 долларов, я не могу ни поехать отдохнуть, ни купить своим детям ни одежду ни хлеб, так как ему это запретить писать? Это так и есть. То есть люди сейчас оказались в такой ситуации… Многие, кто поддерживал Евромайдан, я даже от своих знакомых это слышу, говорят, что «я уже сейчас очень сомневаюсь, в том, что это было нужно». Мало того, что идет война, так ничего и не меняется, а если и меняется, то низам не заметны эти изменения в лучшую сторону. Они ощущают только ухудшение уровня жизни, который и без того был ниже плинтуса в нашем регионе.

- Чому не відбулося змін на твою думку?
- Ну, потому, что нет желания у людей. Это только от желания зависит. Нет желания у тех людей, что сейчас при власти абсолютно. Если человек, что-то хочет, он… Я думаю, вы сами это понимаетн, думаюя, в вашем кругу общения есть целеустремленные люди, люди на которых вы равняетесь, и вы понимаете, что человек из ничего, он может пройти такой путь, если он хочет. А если он не хочет, то он и не хочет и будет сидеть там, где он сидит.

- Що потрібно змінювати в Чернігові?

- Людей на местах надо менять однозначно. А если именно городскую проблематику брать, потому что все зависит, именно от людей, то есть, все эти проблемы, одна за другой, неважно что я тут буду перечислять, дороги плохие, общественные туалеты, транспорт, это все зависит от людей. Какие люди – то же происходит и в городе. И это применимо к любому городу. То есть и от общества в целом и от руководства страны все это зависит. От финансовых потоков, которые в город и область приходят. А учитывая, что к нам почти никакие не приходят, а те, что приходят успешно где-то рассеиваются. Все эти проблемы у всех на слуху, каждый кто выходит за дверь своей уютной квартиры видит, что в городе не так.

- Сьогодні ти приїхала, маєш багато натхнення, можливо привезла якесь ноу-хау, що ти особисто можеш змінити в нашому місті?
- Я на данный момент могу поменять что-то в своей работе, но что я буду менять в самом городе? Я что мэр города, или я начальник ЖКХ? Как вы себе это представляете? Пойти отреставрировать кинотеатр им.Щорса?

- Можливо в тебе є якась ініціатива на руках?

- Для инициатив у нас хватает общественных организаций, которые проводят различные акции из серии: «не наливай ребенку пиво», «обмнимашки», «викинь у смитник».

- Вони малоефективні?

- Ну, как. Это какой-то отклик у общества находит, но наверно, небольшой. Эти все вещи должны проводится на уровне государства. Если нужен контроль, чтобы малолетним не продавали пиво, то это должны делать правоохранители, а не общественные организации.

- Три коротких запитання. Мене вразило з твоїх блогів, з твоєї поїздки, те, що не користуються диктофонами журналісти.

- Некоторые, как оказалось используют, но это был человек, который работает там со слуховым аппаратом. Я обратила внимание, на то, что у них много инвалидов задействовано, на многих предприятиях. В частности, в редакции, где я была, как минимум с двумя мы пересекались. Это одна из начальников рекламного отдела, которая находится на очень хорошей позиции, имеет очень хорошую зарплату и дом, и один из журналистов, что там работает 30 лет. Ему четко надо повторять 2 раза, чтобы он расслышал. Все остальные не используют диктофоны и даже не хранят архивы, что меня удивило.

- А чому у нас такий низький рівень довіри до журналістів?
- Потому что у нас бесправовое государство, какой может быть уровень доверия? У них газетам по 200 лет, грубо говоря, у них все право, вся их Конституация очень сильно замешано на доверии. У них и люди между собой друг другу очень доверяют. Они в каком-то нашем понимании как дети. Их обмануть, нашему человеку, который туда приезжает, в принципе, не составит большой проблемы. Другое дело, что какое наказание может за этим последовать, если об этом узнают. Его репутация будет надолго испорчена и могут внести даже в черные списки и работу будет найти проблематично.
То есть если ты приехал в какой-то город, ты эмигрант, там устроился на работу, и где-то что-то украл или кого-то обманул, то эта информация потом каким-то способом, не знаю каким, мне говорила об этом подруга, попадает в какие-то базы, после чего в этом городе тебя на работу никто не возьмет.

- Нам те саме потрібно?
- Ну, я думаю, да.

- Враховуючи реалії Чернігова є кого забороняти з журналістів?
- Я не вижу таких людей. Но, если вы имеете в виду, каких-то «желтых» журналистов, из тех, кто работает в таких газетах как «Весть» и «Вестник Че» (я вижу по глазам), то эти люди профессионалы своего дела, и делают то, на что есть спрос населения. На западе планка спроса населения гораздо выше. Поэтому наши журналисты, выдают такого же уровня продукцию на гора, какой спрос у населения. То есть, в чем проблема, вообще я не понимаю?

- Добре, блоги, навіщо вони взагалі потрібні, навіщо ви зробили цей підрозділ?
- Когда мы начинали, то почти все новостные сайты вводили этот раздел. Но, конечно, с приходом Фейсбука, это опять же замечают наши западные коллеги, этот раздел у них, как и у нас, очень сильно просел. Сейчас у них там пишут, в основном, специалисты, нанятые со стороны, это люди что пишут на темы недвижимости, страхования, налогов и так далее. То есть на те темы, что у нас читать никто не будет. Потому что у нас слабо и с недвижимостью и со всем остальным.

- А чиї блоги ти рекомендуєш почитати на вашому сайті?
- Ну, сейчас этот раздел очень просел и мы хотим им плотно заняться. Может, пригласить, каких-то интересных личностей писать, но опять же. С нашими комментаторами, которые, обольют помоями любого, даже самого кристально чистого человека с хорошими намерениями, это все усугубляют. Люди очень обижаются. Как правило, у людей, которые что-то из себя представляют, у них и самомнение есть, и чувство собственного достоинства и они не могут понять, что как это я тут пришел написал, а меня тут еще и укололи.

- Назви прізвища, кого б тобі було цікаво почитати на порталі.
- Я бы, например, того же Быстрова почитала. Человек дружит с цифрами, это редкость у нас.

- Добре, раз, це заступник міського голови.
- Бориса Дедова, почитала бы, то есть из людей, что имеют отношение к области культуры. Того же Калюжного, с удовольствием, но я сомневаюсь, что он стал бы у нас писать.

- Начальника управління архітектури міськради.

Да, даже простых людей, обычных, молодежь.

- А із тих, хто зараз є, кого рекомендуєш?

- Мне нравится, как пишет о своих путешествиях Андрей Терещенко. Моего босса Ярослава мне интересно читать, он интересен читателям и согласно рейтингов. У вас в гостях, вы мне давали ссылку на видео, был Александр Гашпар, его блог я тоже могу рекомендовать. Его многие журналисты читают, обращают внимание на то, что он выдает в эфир в Фейсбуке и в блогах.

- Тобто гідні люди є по суті. Але їх мало.
- Да.

- Ось ти побачила роботу, як працюють американські журналісти і у Чернігові. Чого нам не вистачає?

- Когда мы пришли на телерадикомпанию местную, где обговаривались вопросы, которые должны были задаваться действующему мэру и кандидатам на пост мэра, то есть у них скоро выборы мэра в этом городе. Меня поразило то, что они собрались все вместе из всех изданий, которые там есть, и вместе решали какие они будут задавать вопросы, какие вопросы не должны обидеть кандидата, какие могут прозвучать в пользу одного, но в плохую сторону другого. Они между собой обсуждали кто будет задавать вопросы, в каком порядке, то есть, ну…
Если у нас люди приходят на мероприятие, то есть журналисты, как мне кажется, каждый хочет себя показать, что у меня самые умные вопросы, перетянуть одеяло на себя, и вот я-я, особенно, когда какое-то новое назначение, или признаться в любви даже новому начальнику милиции, как сделала одна журналистка, оттянуть на себя внимание. Хотя есть та часть журналистов, которые просто сидят, сложив руки, и ждут пока позадают вопросы наиболее активные, потом расшифровывают у себя эту запись и приносят в издательство как свой материал. При этом они не задали ни одного вопроса.
А у них (на западе) это все более активно, они более ответственно и осторожно к этому подходят. И все вместе, коллегиально как-то так и действуют. У нас такого, насколько я знаю, нет.

- Гаразд, ми переходим до бліц-опитування, прохання коротко відповідати на запитання.
Книга, яка змінила твій погляд на життя?

- Нет таких книг, чтобы они изменили мой взгляд на жизнь.

- Можливо, найбільше вразила?
- Из последних, что впечатлали, это Экхарт Толле «Сила момент СЕЙЧАС» («The Power of Now») //powerofnow.gets.ws/

- Три найбільш авторитетних чернігівських журналістів на твою думку?
- Если брать с позиции наших читателей, то я не думаю, что у них есть среди местных журналистов какие-либо авторитеты. Они часто по именам даже не знают журналистов. Они больше сами медиа, в которых последние работают знают по именам. То есть, если это телеканал «Детинец», то это телеканал «Детинец», они понимают, что сюжет показывали по Детинцу, а кто там был в кадре, им вообще все равно - Оля, Маша, Даша...

- Ну, а для тебе чиї матеріали найцікавіше читати?
- Валя Остерская. Мне всегда интересно читать ее материалы. Наверно, Игорь Грищенко, наш, кто еще третий? «Детинец» телеканал мне нравится в целом, там молодежь работает.

- Твій прожитковий мінімум, скільки потрібно, аби нормально більш-менш існувати в цьому місті?
- Тысяч 6-7, гривен.

- Я читав твоє інтерв’ю в БУМі і хочу перевірити за ці 3 чи 4 роки щось змінилось чи ні? Типовий чернігівець він який?
- Ну, типовий, я что-то вспоминаю, что я там говорила… Неуверенный в себе.

- Щось змінилося?
- Нет, конечно. Абсолютно нет. Наш город застыл, как он есть, законсервирован, я не знаю, как муха попала в кисель, или во что-то, она застыла и все. И ничего не происходит, абсолютно.

- Ти підтримуєш ідею заборони критики влади?
- Смотря как критиковать. Критика критике рознь. Есть «желтые» заказные статьи, где можно так перекрутить информацию, что ангел станет демоном. Если же это критика обоснованная, то есть человек пообещал 10 пунктов, что он это выполнит, пока он будет там премьером, мэром, кем угодно, и он это не сделал, то я считаю, что за это покритиковать не грех.

- По суті ти перша героїня серед жінок, то ти можеш назвати три жінки, які є лідерами на твою думку в нашому місті і для тебе особисто?
- Я таких жінок, не знаю, чесно. Я могу назвать на уровне страны, каких-то может медийных женщин, которые мне нравятся.

- Гаразд, хто?
- Мне нравится Ольга Фреймут очень сильно, это ни для кого не секрет. Мне нравистя жена президента (Марина Порошенко), очень достойная женщина, она как первая леди страны очень поднимает имидж самого президента и Украины.

- Ось така в нас видалась розмова і в моїй голові тепер ще більше запитань, я думаю, що буде привід побачитися, може, через рік, як доживемо!

Сори, за качество текста, это была прямая расшифровка без выброса мусорных слов-паразитов и сглаживания речевых оборотов и повторов. Я обычно так всегда делаю, если перед читателем есть еще и оригинал беседы.
Добавить в: