чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Убийцу черниговского блоггера Александра Ткаченко выпустили под домашний арест



Убийцу черниговского блоггера Александра Ткаченко выпустили под домашний арест

В ночь с 22 на 23 ноября 2012 года в многоэтажном доме по ул. Днепровская,6 из ружья «Сайга» был убит черниговский блоггер Александр Ткаченко. Убийцей оказался сосед Александра снизу, 49 летний Кошелев Игорь Николаевич. Данное убийство произошло на бытовой почве и отличалось особым цинизмом и хладнокровием, так как после выстрела Александру в грудь Игорь Кошелев произвел контрольный выстрел в голову. После чего направился убивать товарища Александра, который в тот день находился в квартире погибшего. Однако, товарищ покойного блоггера успел закрыться в квартире Александра и отделался лишь ранением в руку.
С момента преступления прошло 10 месяцев, но убийца по-прежнему не за решеткой. Мало того, 16 сентября 2013 года Постановлением Новозаводского районного суда города Чернигова Игорю Кошелеву была изменена мера пресечения с содержания в СИЗО на домашний арест. Об этом журналистам интернет портала gorod.cn.ua сообщили родители покойного Александра Ткаченко.


 
Неля Михайловна и Владимир Кузьмич Ткаченко, родители Александра Ткаченко:
После убийства сына Игоря Кошелева арестовали и 10 месяцев держали в СИЗО. Затем, после очередного судебного заседания Постановлением Новозаводского районного суда города Чернигова от 16 сентября 2013 года, ему сменили меру пресечения и отпустили под домашний арест. Мы видели, как сотрудники милиции привели его в свою квартиру. По закону такую меру пресечения действительно можно назначать. Но не убийце же!
В Постановлении Новозаводского районного суда от 19.04.2013 года назначена комиссионная судебно-психологическая экспертиза. Согласно тексту письма из Киевского НИИСЭ ориентировочный термин начала исполнения экспертизы определен на сентябрь 2013 года. Но экспертиза еще не проведена. Хотя  с момента ареста убийцы прошло уже 10 месяцев. Мы думаем, что время затягивают специально. И свою роль здесь играют деньги, которых у совершившего преступление человека, достаточно.
Одним из ключевых вопросов при проведении экспертизы является установление факта нахождения обвиняемого в состоянии аффекта во время совершения преступления. Для проведения данной экспертизы эксперту необходимо лично встречаться с обвиняемым и исследовать его состояние. Мы считаем, что общение эксперта с обвиняемым по месту его проживания даст возможность обвиняемому влиять на эксперта, что в конечном итоге приведет к не объективному выводу.
Согласно ст. 197 КПК Украины общий срок содержания под арестом не должен превышать двенадцати месяцев в криминальном производстве касательно тяжелых или особо тяжелых преступлений. По отношению к обвиняемому Кошелеву И.Н. была применена мера пресечения содержание под стражей 23.11.2012 года. Если бы 16.09.2013 года ему был  продолжен срок пребывания под стражей еще на 2 месяца, то никаким образом общий срок содержания под стражей не превысил бы границы в 12 месяцев, как предусмотрено ст. 197 КПК Украины. Иначе говоря, убийцу можно было бы продолжать держать в СИЗО. Никаких весомых причин выпускать его под домашний арест не было.
На сегодняшний день обвиняемый Кошелев И.Н. находится по месту своего проживания, то есть на один этаж ниже от нашей квартиры. Во время совершения преступления обвиняемый Кошелев И.Н. после убийства нашего сына пытался убить и нас, о чем свидетельствует факт попытки повредить дверные замки путем двух выстрелов с целью проникнуть в нашу квартиру. Также во время этого Игорь Кошелев выкрикивал угрозы в наш адрес и требовал открыть дверь. Только тот факт, что он не смог открыть железную дверь и спас нам жизнь. И после всего этого суд меняет ему меру пресечения на домашний арест. 

На сегодняшний день мы окончательно потеряли покой. Мы боимся выходить из своей квартиры, потому что для того чтобы спуститься на улицу нам нужно проходить мимо его квартиры, которая никем не охраняется и убийца может в любой момент выйти из своей квартиры и причинить нам вред.
Что касается судебно-психологической экспертизы, то она была проведена в нашем городе буквально через пару недель после совершения преступления. Однако защита обвиняемого настояла на проведении своей судебно-психологической экспертизы. В итоге вышло так, что было проведено две экспертизы, результаты которых отличались друг от друга. Судебно-психологическая экспертиза, проведенная комиссией из нескольких черниговских экспертов показала, что обвиняемый не находился в состоянии аффекта в момент совершения преступления. Судебно-психологическая экспертиза, проведенная экспертом, предложенным днепропетровским адвокатом Игоря Кошелева, показала противоположный результат. Вывод экспертизы гласил, что обвиняемый в момент совершения преступления находился в состоянии аффекта. Не сложно догадаться, почему эксперт сделал именно такой вывод. Именно поэтому суд назначил независимую экспертизу в Киеве. Однако ее до сих пор не провели. Хотя с момента назначения проведения независимой экспертизы прошло уже 4 месяца.
Нас не просто беспокоит тот факт, что убийца нашего сына находится под домашним арестом. Нас это еще и очень возмущает. Именно в связи с этим мы подали в суд апелляционную жалобу. Однако в ее удовлетворении нам отказали.
 



 

Что касается Постановления Новозаводского районного суда города Чернигова, согласно которому Игоря Кошелева отпустили под домашний арест, то оно вообще на наш взгляд абсурдно.
 
 



В данном постановлении на Игоря Кошелева накладывают ряд ограничений. Например, ему нельзя выходить из квартиры, общаться со свидетелями и т.д. Но кто все это будет контролировать? Тем более, какой смысл имеет подобный запрет, если в его пользовании находятся стационарный телефон, мобильная связь и интернет? Он может общаться и договариваться с кем угодно и сколько угодно.

Как такого человека можно выпускать под домашний арест? Он лишил нас сына, последней надежды. Нас теперь даже похоронить некому. Мало того, что он убил нашего сына так теперь он еще и врет в своих показаниях. Ни в одном своем показании Игорь Кошелев не пишет, что он выключил у нас свет в щитовой на лестничной площадке. Он утверждает, что когда поднялся к нам на этаж, то Саша вышел со своим другом и держал в руке нож. Заверяет, что оба мужчины были в состоянии наркотического опьянения. По словам убийцы, Саша начал угрожать ему, а потом начал нападать на него с ножом. Игорь Кошелев пытается доказать, что он защищался. Хотя все это ложь чистой воды. Саша никогда не принимал наркотиков и вышел на лестничную площадку без ножа. Он просто хотел узнать, почему в квартире пропал свет. Врач, который проводил экспертизу и делал вскрытие, сказал, что нет ничего того, что указывало бы на то, что Саша делал какие-то движения.

А еще, по нашему мнению, обвиняемая сторона купила свидетелей, которые дали показания о том, что Саша действительно шумел ночью и громко включал музыку. Притом те, кто дал такие показания живут снизу через квартиру.

Помимо всего этого Игорь Кошелев  сказал, что часть оружия, которая у него была, он продал, а часть у него конфисковали. А продал ли он оружие на самом деле? Кому продал и когда – неизвестно. Вполне вероятно, что он мог соврать относительно продажи оружия. Еще неизвестно где это оружие сейчас находится. Не исключено, что часть оружия продолжает находиться в квартире убийцы. И где после этого справедливость? У Саши осталась 8-летняя дочка, которая очень любила папу. Убийца попросту лишил ее отца. Он застрелил человека и вышел из СИЗО отдохнуть  как на каникулах. Ну как так может быть?

Перед тем как процитировать главное предложение из Постановления Новозаводского районного суда города Чернигова я хотел бы предоставить пару фото с места событий, которые я сделал в день убийства Александра Ткаченко.

 


 

Вот так в тот день выглядела лестничная площадка 3го этажа  дома по ул. Днепровская, 6.

 



 
А это пулевые отверстия в замках. В замки стреляли умышленно с целью их выбить. Сложно представить, что было бы, если бы Игорю Кошелеву это удалось. 


 
Кровь на куртке принадлежит другу Александра Ткаченко, который в ту ночь был у него в гостях. Ему Игорь Кошелев прострелил руку.


 
А вот это, пожалуй, ключевое предложение Постановления Новозаводского районного суда города Чернигова: «На підставі вищевикладеного, дослідивши всі докази по матеріалах кримінального провадження, суд дійшов висновку, що обставини, зазначені у ч. 3 ст. 199 КПК, що виправдовують подальше тримання обвинуваченого під вартою відсутні».
Иначе говоря, по мнению суда, убийство одного человека и покушение на убийство другого не являются основаниями для содержания обвиняемого под стражей.

Прежде чем побеседовать с председательствующим судьей Новозаводского районного суда города Чернигова Ченцовой Светланой Николаевной (черниговцы наслышаны об этой фамилии по скандальному делу Татьяны Юцевич, именно эта судья решила, что директор не брала взятку, эта же судья рассматривала прогремевшее дело Рошкован Ольги, когда за сбитую насмерть женщину и одну покалеченную девушка получила 4 угода условно)  я решил взять комментарий по этому делу у милиции.

Сергей Брыль, начальник ЦСО УМВД Украины в Черниговской области:

«Новозаводской районный суд города Чернигова принял Постановление, согласно которому задержанному была изменена мера пресечения содержания под стражей на домашний арест.

Согласно данному Постановлению сотрудники милиции, в частности участковый инспектор милиции, который отвечает за участок, на котором проживает обвиняемый, осуществляет контроль по выполнению задержанным норм и требований данной меры пресечения. Один раз в два дня участковый инспектор проведывает задержанного в любое произвольное время суток. Согласно ст. 181 ч. 5 КПК работник милиции имеет право требовать у задержанного устные или письменные объяснения касательно того чем он занимался и в какое конкретно время. После чего участковый инспектор составляет рапорт и докладывает о проделанной работе своему руководству.
Мера пресечения «домашний арест» полностью запрещает задержанному выходить из своей квартиры. У задержанного изъяли заграничный паспорт и другие документы, без которых он не может выехать за пределы государства. Ему запрещено общаться со свидетелями и потерпевшими. Задержанному разрешено вызывать на дом медработников для оказания медицинской помощи. Все оружие, которое у него было – изъято. Документы, свидетельствующие это, хранятся в разрешительной системе.
Решение суда, согласно которого задержанный переведен под домашний арест, действует два месяца, до 16 ноября 2013 года.
Что касается измененной меры пресечения, то все доказательства ведут к тому, чтобы задержанный находился под стражей. Что конкретно послужило поводом изменить меру пресечения на домашний арест нужно уточнять непосредственно у судьи, который рассматривал данное дело».

Также я уточнил у Сергея Брыля максимальный срок лишения свободы для человека, совершившего преступление в состоянии аффекта. Согласно ст. 116 ККУ Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, которое внезапно возникло вследствие противозаконного насилия, систематического издевательства или тяжелой обиды со стороны потерпевшего, – наказывается ограничением свободы на срок до 5 лет или лишением свободы  на тот самый срок. Иначе говоря, задержанному Игорю Кошелеву, при положительных для него результатах судебно-психологической экспертизы, за убийство и покушение на убийство могут назначить срок до 5 лет лишения свободы. Притом до 5 лет, не значит 5 лет. Это может быть 1,2,3 или 4 года. Кроме того, согласно действующему законодательству, после отбывания 2/3 срока заключения, заключенный имеет право подать документы на УДО (условно-досрочное освобождение). Что также сокращает срок ограничения свободы.
Если же судебно-психологическая экспертиза не установит состояния «сильного душевного волнения», то согласно ст. 115 ККУ умышленное убийство будет караться на срок от 7 до 15 лет лишения свободы.

После комментария начальника ЦСО УМВД Украины в Черниговской области Сергея Брыля я связался по телефону с судьей Новозаводского районного суда города Чернигова Ченцовой Светланой Николаевной с целью договориться с ней об интервью. Светлана Николаевна согласилась встретиться и побеседовать со мной касательно дела об убийстве Александра Ткаченко.


 
Ченцова Светлана Николаевна, судья Новозаводского районного суда города Чернигова:

«Дело об убийстве Александра Ткаченко было направлено в суд 18.03.2013 года. В тот же день я назначила подготовительное заседание по этому делу на 22 марта 2013 года. 2 апреля суд начал рассмотрение дела.  19 апреля мы исследовали все материалы дела и назначили комиссионную судебно-психологическую экспертизу. Данная экспертиза заключается в ряде вопросов, на которые должен дать ответы обвиняемый. На основании ответов обвиняемого эксперты делают вывод касательно его психологического состояния  в момент совершения преступления. Вопросы для экспертизы формирует следователь. Он оповещает защищающую сторону о списке вопросов, которые будут на судебно-психологической экспертизе. Сторона защиты, еще до проведения первой судебно-психологической экспертизы, просила следователя включить в список вопросов для экспертизы дополнительные вопросы, которые бы сделали вывод экспертов более объективным. Однако все ходатайства касательно включения дополнительных вопросов в список для судебно-психологической экспертизы были отклонены. Поэтому вывод экспертизы, которую провела черниговская комиссия, основан лишь на списке вопросов, составленных следователем.
В связи с этим защищающая сторона провела свою судебно-психологическую экспертизу, в которую были включены те вопросы, которые не были включены в общий список при проведении судебно-психологической экспертизы стороной обвинения. По новому КПК сторона защиты имеет на это законное право. В конечном итоге в материалах дела появилось два экспертных вывода, которые противоречили друг другу. Чтобы исключить эти противоречия суд принял решение допросить экспертов с обеих сторон. Однако это все равно не устранило противоречий. В итоге суд пришел к выводу, что необходимо назначить третью комиссионную судебно-психологическую экспертизу, которая бы предоставила окончательный вывод.

19 апреля 2013 мы назначили комиссионную судебно-психологическую экспертизу. В городе Чернигове таких экспертиз не проводят. Поэтому мы назначили проведение экспертизы в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз и туда отправили дело. В Киеве по инструкции экспертизу должны были провести на протяжении 3-х месяцев. Но на сегодняшний день КНИИСЭ имеет много заявок на подобные экспертизы, так как экспертизы в этом институте заказывают суды всей страны.
В течение 3-х месяцев в КНИИСЭ просто физически не успели провести судебно-психологическую экспертизу. В итоге до сегодняшнего дня экспертиза еще не проведена. Я хочу сказать этим, что с рассмотрением данного дела никто не затягивает. Суд попросту не может влиять на скорость проведения судебно-психологической экспертизы. Также хочу отметить, что дома судебно-психологическая экспертиза не проводится. Для проведения экспертизы обвиняемого доставляют в КНИИСЭ.
Что касается изменения меры пресечения обвиняемому на домашний арест, то данное решение принималось коллегиально тремя судьями. 16 сентября 2013 года приехал адвокат обвиняемого и написал ходатайство, в котором просил изменить меру пресечения на домашний арест. Когда выбирается мера пресечения, то судьи руководствуются ст. 177 и ст.178 КПК в которых прописаны цели и основания для применения определенной меры пресечения, а также риски, которые возникают при выборе меры пресечения.
Если существуют какие-либо риски, то выбирается более жесткая мера пресечения. Но если этих рисков нет, или если они изменились, мера пресечения пересматривается. Когда суд изначально  определял меру пресечения обвиняемому, существовали риски того, что он будет общаться с потерпевшими или свидетелями, препятствовать следствию. Однако когда суд уже полностью изучил дело, данные риски исчезли. По мнению суда рисков того, что обвиняемый сбежит или снова причинит вред окружающим, также не было».

Когда наш диалог со Светланой Николаевной подходил к своему логическому завершению я задал конкретный вопрос: «Светлана Николаевна, получается так, что хладнокровное убийство одного человека и покушение на убийство другого, не является важным основанием для того чтобы содержать обвиняемого под арестом?». И вот какой ответ я получил:
«Ну, он же все равно выйдет через 5 или 7 лет. Так или иначе, он после срока заключения окажется в обществе, несмотря на то, что убил человека. Ведь и сейчас по улицам города ходит много бывших и существующих преступников. Тем более, что решение суда было принято в рамках законодательства. В законодательстве не прописаны и не выделены конкретные категории преступлений, которые не позволяли бы суду назначить меру пресечения «домашний арест». Мера пресечения «домашний арест» стала доступна в связи с введением нового КПК. В новом  КПК в большей мере прописаны европейские демократические принципы. Поэтому применение меры пресечения «домашний арест» прокуратура считает преимуществом. Так как мы, как европейская страна, не только прописали в новом КПК определенные статьи, которые уже давно действуют в демократической Европе, но еще и используем их на практике. Просто наше общество пока к такому не готово».

Честно говоря, с трудом верится в то, что человека, который бесцеремонно расстрелял на лестничной площадке своего соседа и пытался убить его друга с такой легкостью и непринужденностью отправляют под домашний арест, исключив риск повторной вспышки агрессии. Еще больше удивляет аргументация Светланы Николаевны решения суда тем, что все равно убийца рано или поздно выйдет на волю, поэтому мера пресечения «домашний арест» не является чем-то необычным, а скорее дает понять, что наша страна демонстрирует все признаки Европейского государства. Только вот демократия эта действует только для избранных. Одних сажают на максимальный срок за украденное ведро картошки, а других отпускают домой после совершенного убийства. Вот такая демократия по-украински.

P.S. По просьбе Нели Михайловны и Владимира Кузьмича Ткаченко мы публикуем фото их внучки, дочери покойного Александра Ткаченко –  Богданы. Они хотели, чтобы люди видели, какую маленькую красавицу Игорь Кошелев оставил без родного отца.


 



Видео с телеканала "1+1"

Дмитрий Тигранов

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Александр Ткаченко, Игорь Кошелев, Светлана Ченцова, телеканал "1+1", Дмитрий Тигранов

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект