• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » Человек-дерево сходит с ума по своему


Человек-дерево сходит с ума по своему

С белыми воздушными крыльями за спиной, на велосипеде или самокате по Чернигову и области колесит 54-летний Андрей Христофоров. Он — россиянин, из Архангельска. Андрей по паспорту, в душе — Древарх Провсетленный. Встретиться договорились у Екатериниской церкви. Была настроена увидеть чудо в перьях. Но на скамейке меня ждал обычно одетый мужчина. Грыз яблоко, в пакете принес грецкие орехи. Из необычностей — растатуированное листьями деревьев лицо и зеленые ногти на средних пальцах рук (покрытые гель-лаком).



На снимке: Андрей Христофоров.
*Древарх Просветленный, он же Человек-дерево, он же Андрей Христофоров, — российский общественный деятель, защитник природы, лидер движения «Посади своё дерево». С 1989 года занимался предпринимательской деятельностью: окончил инвестиционные курсы и открыл в Архангельске брокерскую контору «Шанс». Старшая дочь Древарха Просветлённого Елена стала «Мисс Архангельск-2011».

В крыле потерялся болтик…

— А крылья где? — удивляюсь.
— В одном крыле потерялся болтик, теперь болтается, — смутился Андрей. — Мои крылья из проволоки и фатина. Делали бутафоры архангельского театра. Компактные, складываются под ручную кладь в самолете, 55 сантиметров.
Украинскому таможеннику было интересно, что я за дерево. Даже завели меня в свою отдельную комнату: «Почему это вы дерево грецкий орех? Почему едете в Чернигов?». Говорю: «Там ждут мессию». «А вы то кто?». «Я — Андрей. Вдруг кто-то во мне увидит мессию». «А что вы в крыльях везете?» — «Грецкие орехи». Достаю ему орехи, — перебирает орехи в пакете мужчина, вспоминая события на границе.
Живет Андрей Христофоров в арендованном жилье. В будни платит 170 гривен в сутки, в выходные — 190.

— От Архангельска до Чернигова две тысячи километров. Почему именно сюда?

— Когда-то приезжал в Чернигов пророк Саид. И сказал, что будет другая Россия, Украина. И все начнется с Чернигова. Может, тот бред сивой кобылы,, что я несу, это оно и есть.
— Україна — не Росія, Україна понад усе! Слава Нації! — мысленно проговариваю, но в спор не вступаю. Мирно продолжаю:

— Где проводите свое время?
— Люблю посидеть в кафе «Губерния», при въезде в Чернигов со стороны Киева. Там тихая атмосфера, можно расслабиться, качаясь на качели. Там делают знатные коктейли. Частый гость в кафе «333», что по трассе на Киев в Ивановке. Там люди могут выпить чашечку кофе и получить наклейку на банкноту. Езжу по школам, сажаю с детками деревья. Был на прошлой неделе в Новгород-Севереском районе, тоже дерево посадил. Хочу еще съездить во Львов, Одессу. А еще хожу на свидания.

От материального отказывался постепенно

— Как дошли до жизни дерева?
— Каждый сходит с ума по-своему, — самокритичен собеседник. — Я сам ни рыба, ни мясо, ни петь, ни рисовать. Четверть века тому понял, что я дерево. И не изменяю своим идеалам. Осознал, что материальное — не мое. Но отказывался от него постепенно.
В 1994 году Андрей Христофоров стал генеральным директором предприятия «Северная Роза» в Архангельске. Фирма занималась озеленением города. Коллектив – 120 человек. Приносила неплохие доходы.

— Что случилось с «Северной Розой»? Чья она сейчас?
— Сначала часть акций я роздал трудовому коллективу, часть оставил себе. Потом передал их бывшей жене. Я ведь от жен просто так не уходил. Оставлял квартиру, машины, катер. От жен уходил, когда появлялись молочные братья (так называет любовников — Авт.).

Пока сидим на скамейке, Человек-дерево не упускает возможности поздороваться с людьми, поздравить их с хорошим днем, улыбнуться и ждет улыбку в ответ. Большинство прохожих отвечают к российскому гостю позитивом.
— Крутые в Чернигове люди, — резюмирует Христофоров. — И нам надо, как мультилевел (сетевой) маркетинг, быть на позитиве, раздавать положительные эмоции. Когда человек грустный, а ты ему на позитиве: здравствуйте.

— Но ведь бывает же и другая реакция…
— Бывает и реакция, бывает и эрекция.

— Грубо, но суть отразит: в нос получали?

— Конечно, нет. Я же боксер: уклончики, нырочки (технический элемент из классического бокса, предназначенный прежде всего для защиты от бокового удара, шаг назад). Дураков-то нет. У меня еще есть собака древархау, охранница моя. Скрестили чау-чау с древархом (такой породы нет. — Авт.)…

— Скрестили в прямом или в переносном смысле?
— Ну.., — закатывает глаза. — Мама у него чау-чау, а папа — какой-то бойцовской породы. Сейчас она с Аллой, последней женой. Мы с Аллой развелись, а потом фиктивно расписались снова. Ведь у меня никого нет. А надо официальное лицо, которое, например, может забрать меня из больницы.

— Вы какое-то уж очень прагматичное дерево. Именно поэтому я вам не верю. Дерево — это ваш образ, а в жизни вы другой?
— Я из образа никогда не выхожу. Это состояние души.

Говорит Христофоров это с легкой усмешкой.

— Я не материальная субстанция, — стоит на своем.

— Но кушать-то хочется. Одеваться. За что-то ездить, жить где-то.
— Люди жертвуют. Есть дедушка Мороз, который подарки раздает, а есть дедушка Древарх, который подарки принимает. У меня нет гривен, долларов, евро, у меня есть древархики, — достает из кармана сложенные пополам купюры: пяти-, двухсотенные гривны, купюры по 50, 20 гривен. На каждой — зеленая наклейка с изображением дерева. — В России мне жертвует государство. Порядка 15 тысяч рублей ежемесячно(в гривнаэ это 5700. — Авт.). Пенсия от федералов, чтобы только меня не видеть.

— Как документально регулируется эта пенсия?
— Инвалидность. Гепатит, цирроз печени, на базе которого развился сахарный диабет.

— Инсулинозависимый?
— Нет, на таблетках.

— Но деревья таблетки не употребляют.
— А что, если Бог дает! — снова отшучивается.

— А кушаете что?
— Я бежал через мосточек, ухватил кленовый листочек.


— Яблоко сегодня ели.
— Грешу, съел молодильное. 55 лет скоро. Теперь для меня каждое яблоко молодильное.
В ходе дальнейшего разговора выяснилось, что грешит Древарх и другими продуктами.

— Может, и мяско употребляете?
— А есть предложение? — оживляется. — А то уже желудочный сок на слово «мясо» выделяется, так что можно.

— У вас был диагноз параноидальная шизофрения. А топом его отменили.
— Я к этому шел сознательно.

— Под дурачка косили?
— Мне нужен был диагноз, чтобы сесть на группу и получать пенсию. Перед МСЭ, на денечек ложился в больницу. Там уже нет Гитлеров и Лениных. Там такой кайф. Особенно в остром отделении: двадцать этих голубков связанных. И лечат их. Тебе хорошо: таблетки дали, ты их пошел в туалет выплюнул. Главное, не спалиться, после этого в теннис не играть — после таблеток у тебя не должно быть резких движений. Позже мне назначили экспертизу.
Агент, который нахрен никому не нужен

— Вас называют провокатором.
— Я против насилия. Живу, как мне нравится. Я против браков. Хорошее дело браком не назовут.

— А дети?
— У меня их девять (в Википедии речь идет о четверых — Авт.) Их Бог дает. Я хожу в церковь, мне по приколу. Могу на службе постоять. Батюшки просят: вы наших не уводите. Но самое смешное, что мне некуда уводить, разве на улицы. Опять же скажут: майд…, эти… пикеты. В Российской Федерации с этим строго. А вот был в Киеве неделю назад, а там крымские татары с пикетом были. И никто их не трогал. Надо и мне плакат сделать, тоже стать рядом. Ведь Крым — это Украина. И его отжали по беспределу.

— Разве не российские спецслужбы прислали вас в Украину?
— У меня спрашивали: ты куда? В Украину? Так, в ДНР? Говорю, отвезешь — без проблем. Сколько ребят там украинских полегло. И вообще: «Слава Украине! Героям слава!».

— И все-таки, вы — российский агент?
— Я агент всех разведок, только нахрен никому не нужен. Если бы я был кому-то нужен, меня бы уже десять раз завербовали и уволили. Вот должен звонить мне архангельский отдел по борьбе с эктремизмом. Обещают закрыть на пять лет.

— За что?
— Был бы человек, а за что найдется.

— СБУ еще никто вас не сдавал?
— Еще нет. Вызовут — пойду. И с ними ж тоже надо кому-то разговаривать. Я ни от кого не прячусь.
23 смены имени

— Сколько у вас было паспортов?
— 23. Последний — Андрей Валентинович Христофороф. И загранпаспорта тоже, есть шенген (документ для пропуска в европейские страны). А вот водительское удостоверение на имя Жерар Ксавьемарсельевич Депардье. Был и Владимиром Путиным, и Дмитрием Медведевым, Михайлом Ломоносовым.
В одно время менял ФИО каждый месяц. Хотел даже ежедневно, но госорганы заверили, что это невозможно.

— Когда хотел первый раз взять ФИО Путина, не получилось, — сокрушается собеседник. — Не думаю, что по политическим мотивам. Наверное, сам был морально еще не готов. Я не взял какую-то бумажку и меня отправили в зад. То есть, включите заднюю передачу.

Пять самых запоминающихся случая из жизни Древарха Просветленного:

Голый в полицию и суд

— Накануне поездки в Украину пришел в полицию. Голый. А до того я приходил голый в суд. За мое движение за озеленение города и экологической безопасности меня постоянно водили под суд. Нагим не пускали. Председатель сказал, что дело рассмотрят без меня. И отпустили. Понятно, что здравомыслящие люди меня оденут, чтобы их деток не пугал древарх…й. А, если женщина нагая — у нее древарха.

Чтобы кровью бетон не запачкать

— Иду я такой по Архангельску — а там митинг против организации полигона для мусора. И заборчиком это все дело огорожено. Я раз и через заборчик. А там стояла полиция. С них погоны и полетели. Может, я за них задержался, чтобы не упасть. Чтобы не пачкать бетон своей кровью. А мне потом говорили, что на сотрудников напал.

И говнемет имеется

— Я общался с инакомыслящими всеми доступными мне методами. Когда протестовали против застройки мусорного полигона, обстрелял ЧОПовцев из автомата своей мочой. У меня специальное оружие. И говнемет имеется.

С шуруповертом на заборе

— Была в Архангельске стычка. Сто человек полиции, двести человек наших активистов. А я один на заборе между ними. Шуруповертом разбираю этот забор непонимания. Наши гудут, полиция грозится посадить меня на три года. А я продолжаю и прошу расходиться по домам.

С сотрясением в больницу

— Последнее, за что меня приглашали в полицию — срыв стоп-крана поезда около нашего поселение (близ станции Шиес). Там отменили остановку поезда. Получился конфликт с полицией. Проводница почувствовала опасность и сорвала стоп-кран. Меня сняли с поезда. Попал в больницу с сотрясением мозга. И меня обвинили с срыве стоп-крана. А я просто, как всегда, оказался рядом, — невинно пожимает плечами Андрей.

Виктория Товстоног, газета "Весть"

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: человек-дерево, Древарг, Архангельск, Товстоног

Добавить в: