• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » Тропа Аватара, находки Марсика и Ирмы


реклама

Тропа Аватара, находки Марсика и Ирмы

 

Марс и Ирма — самые известные собаки черниговского областного кинологического центра. Марс — 5-летний спаниель. Черный, кудрявый, весит 10 килограммов. Ирма —8-летняя черная овчарка. Специализируются на поисках оружия. Бывают в АТО. Но статуса УБД нет.


Андрей Блоха с певицей Светланой Лободой и овчаркой Ирмой

30 января (разговор был в 2018 году) Марсик пятый раз поедет в АТО нести службу. Хозяин — 28-летний кинолог Максим Куник. Каждый день ездит на работу из Михайло-Коцюбинского в Чернигов.

— Марс моя личная, купленная за свои 700 гривен собака. У меня есть еще спаниель Джеси, специализируется на поиске наркотиков. И овчарка Тина — спец по поиску следа. Служить могут до 10 лет. Потом придется домой забирать. Когда вожу на выходные в Михайло-Коцюбинское, сына полдня не вижу. Все в игре, — говорит Максим.

— Ирма в АТО была два раза, — рассказывает 29-летний Андрей Блоха. Он родом из Борзны, живет в Чернигове. — Тоже моя личная собака. Еще есть двухлетняя овчарка Улан. И он побывал в АТО два раза.

Патроны возили в двухсотых

— Первый раз в АТО поехали в 2015 году, — рассказывает Максим. — Стоим с Марсом на блок-постах при выездах-въездах на территорию Украины. Проверяем автомобили, автобусы, чтобы военные и гражданские не завозили на мирную территорию оружие.

— Если все так серьезно, почему у нас: то взрываются, то стреляются? Как удается провозить граниты, патроны, гранатометы?

— А вы знаете, как они это все умудряются провернуть? — возмущенно говорит Андрей. — Автоматы, пистолеты разбирают, чтобы было проще спрятать. И пытаются провезти оружие даже в грузах 200 (в гробах солдат).

— На моей практике такое было раз, — подтверждает Максим. — Стояли на позиции в Купянске Харьковской области. Везли два груза 200. И в каждом году Марс нашел по заряженному тубусу (гранатомету. — Авт.). Собака, обнюхав гроб, среагировала на запах пороха. Наш кинолог Роман Конопатский в 2015 году тоже ездил в АТО. Говорил, оружие так прятали, что собаки не всегда могли унюхать.

Запрещенные вещи заматывали в полиэтиленовые пакеты. Теперь приходится и нам подстраиваться под такие технологии. Когда тренируем собак, приманку с запахом пороха заматываем в полиэтилен.

— В основном большинство оружия завезено до 2016 года, — уверяет Андрей. — Тогда АТОшников особо никто не контролировал, не проверяли с надрессированными собаками. Было как: разобрал, по карманам, по сумках распихал. На посту вышли, друг другу руки пожали, и дальше поехали.

— Теперь со всей Украины в Мариуполь съезжается 18 кинологов с собаками разных пород, — объясняет Максим. — Туда едем служебной машиной. Марс со мной в салоне. Там проверяют собак и распределяют по позициям.

— Сколько находок на счету у Марса?

— Конкретной цифры у меня нет. Оружие, которое пытаются провезти, исчисляется сотнями. Везут все.
По инструкции и правилам безопасности, бить лапой по «находке» нельзя. Что бы, не дай Бог, ничего не зацепил, не рвануло. Да и если вещь хрупкая, чтобы когтями не повредил. Нельзя подавать голос. Как только Марс что-то унюхал — садится на попу.

У военных есть клетки для аватаров (синих, алкоголиков — авт.), а у кинологов — тропы аватаров. Дело было в Краматорске Донецкой области. Военные не поделили между собой водку и одного завалили. Товарищ со своей собакой, которая специализируется по следу, выезжали. Искали и труп, и причастных к преступлению. Нашли. Такие собаки-поисковики ищут и дезертиров. Они могут удрать на территорию Украины. Бывает, что на ту сторону переходят.

— Мы стоим на второй, третьей линии обороны, из нулевки (передовая) до нас только истории доходят, — добавляет Андрей. — Но местные знают все: кто мы, сколько человек на постах, из какой области. Информаторы там работают на ура.


Андрей Блоха и Ирма в АТО

— У волонтеров находите оружие?

— Бывало. Некоторые везут только помощь хлопцам. Иногда и наших собачек мясом, печеньем угощали. Назад возвращаются пустыми. Но не все добросовестные. В их автомобилях находили оружие. Дальше военные его изымают. Ребята рассказывали, бывают случаи, что начальство ВСУ звонит, дает приказы пропускать без проверки. Мол, очень спешат.
Но иногда и нас проверяют на бдительность. Едет гражданский легковой автомобиль. А пассажиры не простые, начальство. На дурака косят, мы гражданские, пропустите нас, пожалуйста, очень спешим. А в бардачке пистолет. Халатно проверили — залет.

— Были проверки, — подтверждает Максим. — Последняя неделя службы. В Лисичанске (Луганская область) на железнодорожном вокзале помогали батальону «Киев». Якобы подъехала подозрительная машина. Марс в салоне унюхал порох. Даже если оружие прочистили с маслом, несколько дней не стреляли, все равно есть остаточный запах и собака учует. А в задний стоп, под крышку, гранату заложили.

— Некоторые хлопцы жалуются, что нет еды, сидят голодные, — продолжает Андрей. — А другие в это время отправляли домой почтой тушенку только привезенную. Упаковками.


Бывало, и оружие так шло. Запечатали в коробку. Кто знает, что в средине? Со временем на почте установили специальные сканеры. Но иногда и нас привлекали к таким проверкам.

— Куда деваете изъятое оружие?

— Мы только находим, дальнейшую судьбу не отслеживаем. Изъятое во время следствия все хранится, как вещдоки. Потом патроны могут передать нашим военным на учения. Снаряды или гранаты на утилизацию.

— Все оружие, что находим при обысках в Чернигове и области, в основном, привезенное из АТО, — говорит Максим. — В 2017 году в Колычевке Черниговского района в курятнике одного из дворов нашли боевую гранату и 21 патрон. Самая большая находка Марса — в Сновском районе.


Максим Куник со спаниелем Марсиком

В 2015 году вынюхал 11 заряженных магазинов от автомата Калашникова. 550 патронов в упаковках, охотничье незарегистрированное ружье. Это все было у бывшего айдаровца. Хранилось на сарае в сене.

— В АТО живете, как и военные, на блок-постах, в блиндажах, заброшенных помещениях?

— По всякому приходилось, — говорит Максим. — В 2015 году в Купянске Харьковской области на пост привезли вагон поезда. 37 суток в нем жили. Топили буржуйку дровами. В Северодонецке Луганской области поселили в гостиницу, жили вместе с гражданскими.

— Оружие, бронники тоже выдают, как и военным?

— Оружие да. Амуницию покупали за свой счет. Сначала платили 30 гривен суточных. Теперь — 60. И АТОшных — тысяча гривен за поездку. Есть статус участника боевых действий.

— Марс и Ирма работают за еду, — смеется Максим. — У них в кинологическом центре свои вольеры. Прививки, ошейники от блох, глистование за счет государства. На поездку в АТО выдают мешок сухого корма, килограмм 15. На месяц, в принципе, хватает. Но я предпочитаю кормить собаку кашами с мясом. Покупаю за свой счет. За сутки съедает два поллитровых черпака. Едем в АТО, беру свинину, говядину на несколько дней. А там уже можно купить все в магазине.

— Как собаки реагируют на взрывы?

— Их нужно к этому приучить. Выезжаем на полигоны в Гончаровское (Черниговский район), Десну (Козелецкий район). На территорию полигона не заходим, стоим рядом. Иногда ездим со взрывотехниками, когда уничтожают боеприпасы.

Маклюк и концерт Лободы

— Наш Марс проверял зрителей на «Евровиденьи-2017», которое проходило в Киеве в мае прошлого года, — хвалится Максим. — За пять суток до начала конкурса приехали в столицу. Там нас, как и в АТО, проверяли лучшие кинологи Украины, расставляли на позиции.

Марс проверял людей с особыми физическими возможностями. Он же у нас низенький, чтобы не пугать. Да и удобно было обнюхивать инвалидные коляски. Стал звездой. Брали интервью наши, белорусские, зарубежные журналисты. Только Марс автографы не давал. Показывал, как работает. Взрывотехники провозили специальные тампоны, напитанные пороховым запахом. Раскладывали их в сумки, устраивали показательное выступление. Но во время проведения конкурса на нашей позиции никто опасных предметов не проносил.

— В 2015 году был в Умани. Осенью туда съезжаются паломники, отмечают Рош-ха-Шана, иудейский Новый год. Там Марс тоже следил за порядком. Единственный, кому разрешили жить со мной в гостинице.

— А моя Ирма 1 ноября 2016 года искала взрывчатку в помещении драмтеатра, — добавляет Блоха. — Тогда приезжала с концертом Светлана Лобода. Хоть вызов был ложный, зато с Лободой пофоткались, — показывает фото на телефоне. — А Ирма попала на первую страницу газеты «Весть».

Ирма искала и след Александра Маклюка, которого подозревают в нападении на инкассаторский автомобиль «ПриватБанка». Машина с деньгами съехала с киевской трассы в направлении села Скоринец Черниговского района. Когда мы с Ирмой приехали на вызов, тела ьрех убитих инкассаторов были еще в салоне. Сильно обгорели, но я видел пулевые отверстия на телах. Скорее всего, один человек перебил всех в салоне. Открыл дверь, вынес наличку. Чтобы замести следы, облили бензином и пальнули из подствольного гранатомета.

Вокруг той дороги лес, а за ним поле. Тогда шел дождь, была грязь. Ирма походила по салону микроавтобуса. Я увидел след от обуви.

— Там был один след или два?

— Не помню точно. Но один 100 процентов был. Ирма его унюхала. Повела через посадку, вышла на поле. Тропинка была буквой «Г». Метров за 200, на киевской трассе, стоял автомобиль, на котором, скорее всего, уехал один или двое подозреваемых.

Юлия Семенец, еженедельник газета "Весть"

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Куник, кинолог, Блоха, Семенец, Весть

Добавить в: