260 - 130. Похудела вдвое!

Глядя на 54-летнюю Людмилу Протащук из села Машево Семеновского района, даже не скажешь, что еще полтора года назад она была заложницей собственного тела, обреченной на медленную и мучительную гибель...



«ДЮЙМОВОЧКА В ТЕЛЕ СЛОНА»

— так назывался выпуск ток-шоу «Говорит Украина» от 4 апреля 2018 года, в котором зрителей шокировала история нашей землячки. Так тогда называла себя сама Людмила Протащук. На передаче было рассказано много сокровенного. И неприятного о ней самой, о ее муже Викторе Анатольевиче, об одном из их сыновей. Сейчас Людмила Андреевна просит не бередить прошлое.

— Было всякое — и хорошее, и плохое. Все пережилось. В ноябре будет 35 лет, как мы с Витей вместе. Двух сыновей вырастили, внука дождались, даст Бог, дождемся и внучку. Витя обо мне заботился, когда я сама уже была не в состоянии. Так зачем вспоминать о плохом?..

Я родилась в Чернигове. Папа оттуда, а мама машевская. Муж из Орликовки (тоже Семеновского района. — Авт.). Я там работала швеей в быткомбинате. Поженились, переехали сюда. Здесь я тоже устроилась швеей.

Шить я очень люблю. Кто ни обращался — всех обшивала. И вяжу хорошо. А еще люблю консервировать, готовить, печь торты.

— Может, именно от этого Вы и располнели? — спрашиваю осторожно.

— Да нет. Я всего этого практически не ем. Выпечку не люблю, мне нравится только печь. И в консервации привлекает сам процесс. Сейчас кислые помидоры у меня под запретом, да я и не хочу их есть.

— Как же начал увеличиваться вес?

— Бог его знает. Постепенно пришли разные болячки. У меня сердечная недостаточность, больные почки, сахарный диабет, проблемы с ногами. Начались неурядицы в семье. То одно, то другое. Это сейчас все нормализовалось и я понимаю, что нужно меньше переживать. А тогда, бывало, все нервы да нервы.

Периодически я лечилась.

Мне поставили диагноз «ожирение». Сказали закрыть рот и не есть. Но разве это лечение? Пробовала и разные диеты. На белковой досиделась до того, что меня стало бросать из стороны в сторону, начали выпадать волосы. Я ограничивала себя, ела по капельке, но все равно поправлялась. Дошло до того, что уже не могла ходить. Делала что-то только сидя. Родной дом стал тюрьмой.

— Как Вы попали на передачу?

— За это спасибо детям! Младший сын Вова с женой Мариной написали письма на передачи «Касается каждого» и «Говорит Украина». Отозвались из последней. Что именно дети писали, о чем договаривались с телевизионщиками, я не знаю. В феврале прошлого года к нам приехала журналистка Надя с операторами. Сняли сюжет.

Тогда я уже не вставала. Муж меня, наверное, месяц поднимал, переворачивал (хоть ему и нельзя было, так как перенес операцию на сердце, получил группу инвалидности). Язык у меня почти не ворочался, я не разговаривала, практически не ела. Словом, доходила...

260 КГ В ПОЛОЖЕНИИ СИДЯ

После приезда съемочной группы Людмилу Андреевну забрали в Киев, в Национальную академию наук Украины. Хирург, доктор медицинских наук, профессор Иван Тодуров на передаче сказал, что ее случай чрезвычайно сложный, таких за 10 лет практики у него было всего два-три.

Кроме многих других проблем, у женщины обнаружили венозную и лимфатическую недостаточность, так называемую слоновость (хроническое утолщение кожи и подкожной жировой клетчатки с застоем лимфы). Первоначальной причиной избыточного веса Людмилы Андреевны врач назвал неправильное питание — элементарное объедание (а стрессы могли усугубить проблему). Поэтому ей была необходима резекция (удаление значительной части) желудка. Однако Людмиле Андреевне поставили условие: похудеть хотя бы на 20 кг.

— Я даже не знала своего веса, кто там взвешивался! В Академии меня взвесили в положении сидя, потому что я не могла даже соединить ноги, чтобы хотя бы минуту постоять. Весы показали 260 кило. Не исключено, что стоя было бы еще больше.

Конечно, я ухватилась за предложенный врачом шанс. Я хотела жить! Дети очень за меня переживали. Особенно боялся моей операции старший Леша. А Вова сказал: «Если тебе ее не сделают, тебя не будет в живых. А мы хотим, чтобы ты была с нами!»

Леша месяц не давал мне спуску, командовал: «Мама, вставай, давай ходить». Водил меня шажочек за шажочком, будто маленького ребенка. Мне расписали рацион, ела по расписанию. Леша все тщательно взвешивал, записывал. Еще я делала много разных упражнений, которые мне показал физиотерапевт. Все медики в Академии были ко мне очень внимательны! С их помощью за месяц я похудела на 60 кило.

Однажды Тодуров пришел и прямо удивился — як нему тихонечко иду. А привезли ведь меня лежачую! Я из дома еле со стульчиком выползла. В машину меня грузили, будто дерево (по Витиной просьбе пришли помочь ребята-лесники, дай им Бог здоровья!). А туг— сама ему навстречу топаю. И Иван Михайлович взялся меня оперировать.

Операцию сделали 16 апреля. Сколько она длилась, я даже не знаю. Очнулась в реанимации. Помню, как меня поначалу кормили. Там была такая хорошая девочка Галя. Набирала в шприц детское питание — и мне в рот. Оно кисленькое, вкусненькое. Давала его через каждые несколько часов. Мы еще шутили она только ко мне со шприцем, а я, будто малое дитя: «Ма-ма. Га-ля».

В реанимации весь персонал тоже исключительный! Только одно меня угнетало: вокруг белые стены. Всех привозят и увозят, а я остаюсь. 11 или 12 дней пролежала, потом выпросила: «Переведите меня в общую палату, здесь больше не могу». На смену Леше приехали Вова с Мариночкой. Еще месяц возле меня были они.

«НАДО НЕ ЖИТЬ, ЧТОБЫ ЕСТЬ, А ЕСТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ»

— Выписывая домой, мне расписали меню. Разрешили есть все, но понемногу. Да я много уже и не могу, не влезет — желудок теперь маленький. Сначала меня даже заставляли есть. Я просто не хотела.

— Как сейчас питаетесь?

— Мне нужно принимать пищу пять раз в день. Лучше всего идут легенькие супчики. Я всегда любила черный хлеб, особенно намазанный чесноком. Сейчас стараюсь хлеб не есть вообще, а от чеснока, как и от помидоров, тошнит. Еще очень любила молоко, теперь его не пью — не хочется. Ем творог, потому что нужен кальций. Когда варю пельмени, себе кладу две штучки — и наедаюсь. Похожу-похожу, проголодаюсь, сварю яйцо — и одним насыщаюсь. Целое яблоко за один раз не осилю, разве что половинку. Конфет мне нельзя из-за диабета. Когда уж очень захочется сладкого, могу раз или два пососать конфету. Много пью воды. А мужу готовлю как обычно: вчера было и оливье, и макароны с мясом.

— Как Вам удается воздерживаться от вкусных искушений?


— Я не хочу подводить людей. Сколько их постаралось, чтобы сохранить мне жизнь, а я сяду, наемся, желудок лопнет, и что тогда люди скажут: «Зачем мы вытаскивали ее с того света?!» Ну и, конечно, я поняла: «Надо не жить, чтобы есть, а есть, чтобы жить».

— Что сейчас с весом?

— Когда вернулась домой с лечения, было 180 кг. Сейчас — 130. Но на этом я не останавливаюсь. Мне бы двузначную цифру! А в идеале хочу похудеть до 90 кило. Больше с моим ростом сбрасывать нельзя. Я когда-то весила 70 (родив Лешу, целый год болела, лежала с почками в больнице). Так была такая высокая и худющая, как щепка. Когда шла, прямо от ветра шаталась.

— А какой у Вас рост?

— 1 м 78 см. У меня папа был высокий, я в него.

— Рост прямо-таки модельный!

— Мне такое и в Академии говорили. Все вместе грузят меня на кушетку, а я прошусь: «Давайте сама, а то еще вас ногой пришибу». А кто-то и говорит: «Ого, какая высокая, могла бы быть моделью».

«ЗВЕЗДА НЕ Я А МЕДИКИ»

— Выпуск «Говорит Украина» о себе смотрели?

— Конечно! Очень люблю это ток-шоу. Еще смотрю проект «Я стесняюсь своего тела». Мне близки переживания его героев.

— А «Взвешенные и счастливые»? Туда попасть не хотели?


— Ой нет, я бы не потянула. Там страшные нагрузки. А я инвалид, дали вторую группу. С ногами стало немного легче, но и сейчас мучают. Бывает, так сильно отекают, особенно в жару или когда много похожу. Работать не могу. Держим только птицу - кур, бройлеров, индо-уток. Я наварю им, Витя вынесет. На картошку наняли людей, чтобы выбрали и перебрали. Я наготовила на стол, всех угостила.

— После передачи звездой в селе не стали?

— Это врачи звезды, а не я! Это они спасли меня и спасают других. Низкий им поклон! Спасибо огромное Ивану Михайловичу Тодурову, медперсоналу Академии наук и, конечно же, передаче «Говорит Украина», ведущему Алексею Суханову и всему коллективу! Если бы не передача, меня бы уже и на свете не было. Благодаря ей нашлись спонсоры (к сожалению, их имен я не знаю), которые оплатили мое лечение. Откуда бы я взяла такие средства? Еще деньгами помогали односельчане, люди из Орликовки, из Чернигова. Каждая копейка для меня бесценна. Также благодарю свою подругу Лиду Баранкину и соцработ-ницу Людмилу Помаз, которые мне всячески помогали. За всех я в церкви ставлю свечки. Веровала и раньше, а теперь убедилась: Бог на свете есть. Если Он не дает мне смерти, значит у меня еще есть какая-то миссия на этом свете.

— На передаче дизайнер Юлия Айсина обещала Вам подарить электрическую швейную машинку. Подарила?

— Конечно. Сейчас понемногу шью.

— Наверное, после похудения пришлось сменить весь свой гардероб?

— О, теперь одежды у меня очень TV. много. Что-то сама купила, что-то Вова с Мариной привезли, что-то — Леша с Валей (у меня и сыновья хорошие, и невестки золотые, обе называют мамой). Уже как наряжусь...



Я и раньше любила хорошо одеться. А уже когда стала толстой, не получалось. Марина купит мне ткань, сварганю какую-то юбку. Теперь из двух тогдашних юбок пошила четыре.

Другие радости для Людмилы Андреевны — «Гарт», который, говорит, они выписывают всю жизнь, цветы во дворе и верный друг Мухтар. Он весь наш разговор не отходил от нее, ластился, давал лапу.

— Это наш ребеночек, ему еще-только 5 месяцев. Дети далеко (старшие живут в России, младшие сейчас в Польше). А хочется кого-то нянчить. Вот и взяли себе на потеху.

Алина Ковалева, «Гарт» №38 (2946) от 19 сентября 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Машево, Семеновский район, Людмила Протащук, Ковалева, Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект