Ради памяти о любимой

Когда в теленовостях говорят об очередном присвоении женщинам звания матери-героини, он выключает телевизор, чтобы не видеть и не слышать. Ведь то, что для кого-то радость, для него — боль. Знает: ничего уже не изменить. Но от этого не легче. Одна из причин — детство, которое прошло без матери.



— Маму арестовали зимой 1939-го. За то, что вырубала топором изо льда одёнок (подстилку. — Авт.) колхозного стога: нечем было кормить корову. Брату тогда было 7лет, мне - 2 года. Отец служил в армии. Когда маму забрали, мы остались одни. Приютила тётя Домна - мамина сестра. Несмотря на то, что у них с мужем своих детей было четверо.

В войну дядя погиб. Отец пропал без вести. Мама вернулась из Сибири только в 47-м. Я не помнил её. Удирал и прятался. Матерью для меня была тётя. Поэтому в детстве всегда сердился и плакал, когда кто-то в селе (Смяче Сновского района. — Авт.) говорил, что у меня нет ни отца ни матери. Не хотел быть сиротой. Сирот никто не защищает, — вздыхает Андрей Воробей. Недавно ему исполнился 81 год.

Поэтому мать у него всегда была на первом месте. Бросил школу после 5-го класса, потому что ей нужна была помощь. Вёл себя так, чтобы люди хвалили и матери было приятно. Скучал по ней в армии.

— Служил в Кушке - крайней точке на юге СССР, — показывает на карте. — Там и учёбу подтянул, и на гармошке играть научился. После демобилизации приехал домой и сразу стал нарасхват - гармонисты после войны долго были в дефиците. Заметил: мать стала чаще улыбаться.

Полюбившаяся девушка была очень на неё похожа. Познакомились в Носовке, где оба были на уборке свеклы. Андрей с гармошкой — всегда «центровой». Анна — тихая, стеснительная. Краснеет, опускает глаза. Не такая красивая, как другие, не такая смелая, а засела занозой в сердце: даже если захочешь — не вытащишь,

— Я знал немало семей, в которых с первого взгляда видно: мужу и жене не по пути. А они идут. Мучают друг друга, но идут. Потом - раз, жизнь позади, а любви — такой, от которой крылья вырастают, -таки не узнали.

Я знаю, что говорю, — у нас была такая любовь.

Сыграли свадьбу. А в ЗАГС так и не собрались: кому он нужен, этот штамп в паспорте? Поэтому он — Воробей, она — Цыганок. Жить решили в Смяче. Работали в колхозе. Андрей — механизатором, Анна — дояркой. Со временем построили свой дом. Родились дети. Было семеро. Сейчас — пятеро.

— Нам судилось пережить две самые страшные смерти. Не дай бог никому. Дочери Любы не стало в 30. Она была сердечница. Муж ей хороший попался, дочку растили. Жили в Бердянске.

А Миша даже жениться не успел. Выучился в Козельце на ветеринара, отслужил в армии. Потом захотел стать хирургом. Сдал вступительные экзамены в Киевский мединститут и приехал домой — на свадьбу сестры Вали. Она выходила замуж в Дегтяри
(Сребнянский район. — Авт.).

В тот день он вместе с Витей (младший на 5 лет брат. — Авт.) и соседскими парнями пошёл на Снов - за рыбой к свадебному столу. Взяли кошару - ловить по речным ямам. Их больше возле противоположного берега. На реке был односельчанин. Рыбачил с лодки. Попросили перевезти их. Он ни в какую. Парни решили переплыть. Не впервой - выросли на речке. Миша был среди них самым старшим. Поэтому и взял кошару. Она - в одной руке, а другой грёб. На середине реки, на самом глубоком месте, где течение сильнее, не удержал - уронил. В воде попал в кошару ногой, запутался в завязках. Освободиться не удалось. Его потянуло ко дну...

Спасти нашего сына парни не сумели. Мише было всего 22.

Это единственный ребёнок, от которого у деда Андрея не было внуков. Свадьба Валентины (её тогда решили не отменять) также единственная, на которой они с женой не были. На все другие Андрей Михайлович ездил со своей музыкой — гармошкой или баяном. Успели всех поженить, прежде чем Анны Васильевны не стало.



— Топилась печка. Мы собирались ужинать. Аннушка несла на стол чугунок с картошкой. И вдруг упала...

Дальше — как в тумане: больница, звонки детям. Ничего толком объяснить не мог. Повторял услышанное от врачей: очень высокое артериальное давление.

Сыновья и дочери выехали сразу же. Свирепствовала непогода. Дороги замело. Тех, чьи машины застряли в снегу, отец вёз в больницу на санях — лошадью.

— Аннушка прожила 5 дней. Дождалась всех. Успели попрощаться...

10 февраля 2010 года после похорон любимой жены для Андрея Михайловича рушился мир.

— Мы с ней никогда не говорили о смерти. Потому что ещё не нажились, несмотря на то что мне было 73, а Аннушке 66. Не налюбились, хоть вместе прожили 47 лет.

Перед этим купили трёх поросят. Аннушка распорядилась: один - нам, двоих вырастим, продадим, деньги отдадим внучкам Яне и Оле. Они собирались замуж.

Я всё выполнил. Бабушки уже не было, а девочки получили от неё подарки.

Жена снилась ему такой, какой была в жизни. В той же одежде, за той же работой. Иногда по утрам, ещё не отойдя от сновидений, он звал её, шёл искать...

Прошло немало времени, прежде чем смог открыть семейный альбом. Перебирая фотографии, нашёл орденскую книжку Анны.

Орден «Материнская слава» третьей степени жене вручили в 1985-м. Им начиная с 1944 года награждали женщин, которые родили соответственно 7, 8, 9 детей — при достижении последним ребёнком годовалого возраста и при условии, что все другие дети этой матери живы. Никаких выплат за него не было. Орден был как благодарность от государства. Для людей, переживших войну, это было важно.

В независимой Украине в 2004 году появилась своя государственная награда — почётное звание мать-героиня. Его президент присваивает матерям, родившим 5 и более детей и воспитавшим их до 8-летнего возраста. При этом учитываются моральные качества женщины, имидж (её и семьи) в обществе, характеристики на детей. Анна Цыганок имела право на такую награду.

— Характеристики писали разные люди, ведь дети живут в разных местах. Но все они были похожи — очень положительные, — с гордостью говорит Андрей Михайлович. — Самый старший - Николай (сейчас ему 54) - бывший афганец, живёт в Бердянске. Светлана (ей 50) - в Закарпатье. Валя и Юля (первой 45, второй 34) - в Дегтярях. Витя (ему 43) тоже на Сребнянщи-не-в селе Гурбинцы. Все работают, у всех хорошие семьи.

Я думал: удостоверение матери-героини и нагрудный знак вместе с орденом будут храниться в нашей семье как реликвия — для 9 внуков и 11 правнуков. А денежное вознаграждение (одноразовая выплата за счёт средств государственного бюджета в 10-кратном размере прожиточного минимума для трудоспособных лиц — в начале 2010-го сумма составляла 8 690 грн. — Авт.) решили разделить между детьми. Но жена ничего не получила.

— Собрали и отправили все документы. Но президент не успел наградить Анну Васильевну - она умерла, — говорит и.о. старосты с. Смяч Татьяна Лысенко.

Когда именно начали собирать документы и когда направили на рассмотрение главе государства, и. о.старосты ответить не может. Говорит, что не помнит:

— Знаю только, что заявление Анна Васильевна подала не сразу. Пришлось ждать, пока придут все документы, характеристики. Особенно долго ждали свидетельство о смерти Любови Андреевны.

Не помнит, когда это было, и Андрей Михайлович. Он просто сопоставляет даты: Закон «О внесении изменений в ст. 10 Закона Украины «О государственных наградах Украины», которым было учреждено почётное звание матери-героини, вступил в силу в 2004 году. Жена умерла в 2010-м.

— Возможно, она действительно не сразу взялась за сбор документов. Пусть даже через 2 года. Но с 2004 по 2010-й прошло почти 6 лет, — винит сельскую власть.

Он обошёл все районные инстанции, потом нанял адвоката из Чернигова. Просил: не надо никаких денег, помогите сберечь память. Но всюду-один и тот же ответ: посмертно почётное звание не присваивается.

Анна Ефименко, «Гарт» №14 (2922) от 4 апреля 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: с.Смяч, Сновский район, Андрей Воробей, Анна Ефименко, «Гарт»

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект