Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Следователь по делу черниговских пожизненников рассказал, как проходил сбор улик

Следователь по делу черниговских пожизненников рассказал, как проходил сбор улик

На протяжении 2017-го года на нашем сайте вышло несколько материалов, посвященных происшествию на Валу в ноябре 2000-го года. Мы опросили десятки людей, которые помнили о тех событиях, в том числе родственников потерпевших и самих осужденных. На данный момент судебный процесс продолжается, Апелляционный суд направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции – Деснянский районный.



В Деснянском суде оно сейчас рассматривается в составе двух профессиональных судей Руслана Григорьева и Николая Кузюры а также троих присяжных: Вячеслава Владимировича Родимченко, Зенченко Арины Анатольевны и Карась Татьяны Григорьевны. Ниже вы видите запись за 3 января 2018-го года, когда выбирали присяжных. Присяжный Пинчук Сергей Иванович, который  выиграл выборы в одной из ОТГ области взял самоотвод, взяла такой и Сапон Татьяна по причине ухода за ребенком. Владимир Владимирович Заика и Юлия Николаевна Чкан - запасные присяжные. 



Следующее заседание назначено на 10 апреля на 10 утра.



Председательствующий судья Руслан Григорьев



Второй судья по делу - глава Деснянского районного суда Николай Кузюра





В числе троих присяжных - 2 женщин и 1 мужчина. 

Читайте также:

Черниговцы, осужденные пожизненно пытаются пересмотреть дело 17-летней давности

Родители убитых на Валу парней готовы простить одного из пожизненников

Дело №75/1349, или Кто стоит за наполнением тюрем зэками. Журналистское расследование

Пытка, длиной в полжизни, или откровения черниговских заключенных


Черниговских пожизненников судили судьи без присяг и полномочий

За это время наш корреспондент успел опросить одного из следователей прокуратуры, что начинал дело – Леонида Саповского (два других ныне работающих прокурора, которые дело заканчивали А. Марченко и С. Овчаренко – отказались давать свои комментарии - прим.авт.), дал свой ответ журналист газеты «Гарт» Алексей Мазепа, который писал материал об убийстве, а также было записано развернутое интервью с Николаем Тагаевым, - одним из самых опытных судмедэкспертов в Украине.

Также в июле 2017-го нами было инициировано возбуждение уголовного дела, в ходе которого мы пытались сверить данные из судебных экспертиз, что находятся в деле и те, что хранятся в бюро. Выяснилось, что одна из экспертиз по трупу Федора Малого загадочным образом пропала из архива Областного бюро судебно-медицинских экспертиз. Обо всем это читайте в наших последующих материалах.
Пока же предоставляем вашему вниманию воспоминания Леонида Саповского и Алексея Мазепы.

Леонид Иванович Саповский 1969 года рождения давно ушел из прокуратуры и занимается адвокатской деятельностью (№ свидетельства 382, от 08.05.2008), специализируется на гражданских делах. По окончанию университета им.Ярослава Мудрого связал свою карьеру с прокуратурой, в 2000-м году, когда ему поручили вести расследование убийства на Валу Федора Малого и Богдана Васеки имел 5-летний опыт расследования криминальных дел по тяжким преступлениям. Есть на счету Леонида и расстрельники (до ввода моратория на смертную казнь высшей мерой наказания в нашей стране был расстрел – прим.авт.). К сожалению, в данном деле Леонид пробыл до середины декабря (то есть около трех недель), после этого главным следователем стал Сергей Овчаренко, который после наших неоднократных запросов – отказывался озвучить ответы на высланные нами вопросы.

Прежде всего, нас интересовали следующие вопросы:

- каким образом и на каком основании были изъяты предметы одежды в квартирах Калия и Николаенко, если они сами, свидетели и их родственники утверждают, что в тот вечер они были одеты в совсем другие кофты и брюки, а куртка и вовсе принадлежала отцу Николаенко. То есть их одежда не была предъявлена им для опознания. Опознание — это следственное действие, в ходе которого опознающему (им может быть свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый) предъявляется какой-либо объект для того, чтобы он установил его тождество или различие с тем объектом, о котором ранее давал показания. Предъявление для опознания производится в присутствии понятых.



На фото пример протокола предъявления предметов для опознания из дела №75/1882 , подписано следователем прокуратуры Сергеем Овчаренко (дата составления 14 мая 2002 года)


- почему на воспроизведение Николаенко возили без адвоката, а с земли следователь Саповский поднял некие деревянные бруски и отправил их на экспертизу

- почему ни одежда ни важные улики – деревянные бруски, не были осмотрены и описаны следователем до того, как отправились на экспертизу – ведь это простейшие действия, которые прописаны в законе, фактически азы, который знает даже начинающий следователь.

Справочно из УПК:

Сутність огляду полягає в тому, що слідчий та/або прокурор сприймає об'єкт огляду (за допомогою слухових, зорових, тактильних відчуттів), досліджує та оцінює його стан, властивості, ознаки з метою виявлення та фіксації будь-яких відомостей щодо обставин вчинення кримінального правопорушення.
Під час проведення огляду або безпосередньо після його закінчення особою, яка проводить огляд, складається протокол (ст. 104 КПК). Протокол огляду складається із трьох частин: вступної, описової, заключної.
Вступна частина повинна містити обов'язкові реквізити протоколу: назва слідчої дії; місце, час її проведення (час початку та закінчення); умови проведення огляду (погода, освітлення); особа, яка проводить слідчу дію (прізвище, ім'я, по батькові, посада); найменування кримінального провадження та його реєстраційний номер (якщо відомості про кримінальне правопорушення вже внесені до ЄРДР). У цій частині також зазначаються: підстави проведення невідкладного огляду; усі особи, які присутні під час проведення процесуальної дії (прізвища, імена, по батькові, дати народження, місця проживання); указівка на роз'яснення особам, присутнім під час огляду, їх прав та обов'язків, у тому числі робити заяви, що підлягають занесенню до протоколу; інформація про те, що особи, які беруть участь у процесуальній дії, заздалегідь повідомлені про застосування технічних засобів фіксації, характеристики технічних засобів фіксації та носіїв інформації, які застосовуються при проведенні процесуальної дії, умови та порядок їх використання; посилання на статті кримінального процесуального закону, відповідно до яких проводиться огляд. - 
Так описывается схема проведения протокола в новом УПК, но она практически ничем не отличается от старого криминального кодекса 1960-го года, по которому тогда велись дела.

- правда ли то, что сам Саповский и прокурор Виктор Шахов во время дознания Николаенко контролировали ход его избиения (Александр Николаенко утверждает, что оба эти прокурора сидели за дверью и время от время заглядывали в комнату, где его избивали, чтобы уточнить не даны ли еще нужные показания - прим.авт.)

- каким образом судмедэксперт Екатерина Щепаняк, которую ее коллега Владимир Ювчик назвал той, что делала вместо него экспертизы трупов Малого и Васеки, проводила экспертизу подозреваемых в горотделе на предмет телесных повреждений, оказалась еще и понятой во время их личного обыска в 11 часов вечера на Шевченко, 13.



- То убийство, как сейчас помню, было совершено на Михайла. Я тогда работал старшим следователем прокуратуры города Чернигова. Прокурором области был Богатыренко Владимир Константинович, который и дал распоряжение мне расследовать данное дело. Но до конца его я не довел передал то ли Марченко то ли Овчаренко, та как перешел в аппарат прокуратуры области, а это была моя подследственная территория
, - вспоминает Леонид Саповский.
- Вы не думайте, что в 2000-м году оперативно-розыскные действия были такие как сейчас. Не было ни прослушек ни диктофонов ни камер нормальных. Для съемок у меня была кассетная видеокамера, на которую снимаешь, а потом смотришь – а на кассетах и не видно ничего. Цифровой техники не было и в помине.

- Что касается того, что из них выбивали явки с повинной это неправда. А вот то, в каком состоянии были тела, обнаруженные на Валу, я и до сих пор помню, опытные работники правоохранительных органов были в ужасе. Все это создало мощнейший резонанс.

- Чтобы вы понимали, я к тому времени расследовал очень много убийств, в том числе и бандитизм, работал до Чернигова в Харьковской области. Раньше такого не было, что работали по принципу «лишь бы на кого-то повесить». От прокурора области Богатыренко главной установкой было «найти убийц». Что касается Шахова Виктора Федоровича, уже покойного, он на то время работал прокурором-криминалистом. В обязанности такого специалиста входит оказание практической помощи следователю при раскрытии и расследовании убийств.

- У Шахова тоже на то время был большой опыт работы, он был принципиальный и не может быть правдой то, что как утверждает Николаенко, он контролировал выбивание у него явки с повинной.
- На месте происшествия были обнаружены деревянные бруски со следами крови, ребром 50 на 50 миллиметров, с острыми углами 90 градусов. Эксперт, что был на месте осмотра, высказал мнение, что возможно, этими брусками было совершено преступление.



- Скажите, а почему как раз те бруски и камень в крови с Вала, которые лежали возле трупов, изъяли из материалов дела, а приобщили лишь маленький кусочек длиной в 17 см. с места происшествия, а два других искали в Стрижне?
- Не могу сказать, не помню, так как не заканчивал это дело, а был лишь на начальном этапе.

- Что касается воспроизведения, его еще в народе называют следственным экспериментом, то я его проводил с Николаенко. Он нас водил и все показывал. То что он был в наручниках – это норма по КПК, существует порядок конвоирования подозреваемых, тем более если человек обвиняется по статье 93-й (115-я по новому кодексу – прим.авт.), по которой предусмотрена смертная казнь. Насколько помню, с нами еще и автоматчик был.

Уточним для наших читателей, что Николаенко утверждает, что на воспроизведение его привезли без адвоката, в наручниках, следователь поднял с земли какие-то бруски и приобщил их к делу.

- Как вы объясните то, что при этом воспроизведении не было адвоката?
- На то время, учитывая, что это 93-я статья – участие адвоката – обязательно, у него был сперва Иван Каранда. Но он отказался, то ли это был шок, то ли его осознанное решение не могу сказать. Но я когда в деле пишу, всегда помню, что оно может дойти до Верховного суда и там будут читать, поэтому соблюдал все нормы УПК. А оказалось его и спустя 17 лет читают…

Отметим, что адвокат Иван Юрьевич Каранда присутствовал во время допроса Николаенко Саповским 23 ноября, который начался в 11.20 утра. В день допроса проходил и следственный эксперимент, время начала и конца которого, правда не указаны. Это подтверждают документы ниже.



Сам Иван Юрьевич Каранда (адвокат с 1994-го года), с которым связались, сказал, что в деле пробыл слишком мало и не помнит, почему именно не присутствовал на воспроизведении. С его слов, нередко следователи уговаривают подозреваемых не привлекать к тем или иным следственным действиям защитников, а потом, когда они подписывают, что претензий и ходатайств не имеют, становится уже поздно.

 
В тоже время сам осужденный Александр Николаенко сообщает:
- Конечно, я все подписал бы тогда.Но какой,смысл писать "претензий не имею",если по 93-ей статье обязательное присутствие защитника, хочешь или нет, тебя никто и спрашивать не должен. Обязательное присутствие, так в ст.45 УПК тогдашнего Советского кодекса, по которому нас судили гласит.

- Скажите, а как вам удалось столь точно выявить еще два бруска, если их выбросили в темноте то ли в кусты то ли в реку.  
(Согласно документа, который заполнял Леонид Саповский он извлек бруски именно из реки Стрижень. См. документ ниже - прим.авт.).

- Во время ОМП была найдена часть бруска и камень в крови. Потом на воспроизведении Николаенко показал, где остальные, это недалеко от здания коллегии адвокатов по Горького, 1.

- Так вы из воды вытащили или с земли подняли, как говорит Николаенко?
- Не помню из воды или возле воды, но лично я изымал их. По виду они были похожи на тот кусок, что нашли на Валу.



- Эти бруски были соответствующим образом изъяты, оформлены и отправлены на экспертизу.

- Но ведь это не так, вы их как раз таки не осмотрели соттветствующим образом и не описали. Об этом есть и замечание судьи Рудометовой в приговоре.



Замечания Рудометовой из приговора:
Части брусков, обнаруженные при ОМП Летутой, а при проведении следственного эксперимента с А.Николаенко Саповским никем не осматривались перед экспертизой.
Только после проведения судебно-медицинских экспертиз по обуви/одежде подозреваемых следователь Марченко проводит осмотр этих вещей, когда это делается ДО проведения экспертиз

Непонятно, каким образом на сравнительные вопросы, относительно нанесения телесных повреждений потерпевшим в голову именно этими брусками, которые были предоставлены эсперту (без размеров и осмотра) дают позитивный результат экспертизы трупов потерпевших.


- Дело в том, что я не помню сейчас почему они не осматривались… Обычно по УПК, когда следователь выносит постановление о признании предмета вещественным доказательством он обязан его осмотреть.

Напомним нашим читателям, что согласно экспертизы, куски палок, найденные в двух разных местах – одна на Валу, вторые две, спустя двое суток на дне болотистого Стрижне, совпали между собой, кровь на них так отлично сохранилась, что ее даже можно было определить по группам. 





Все три палки сложенные в одно целое имеют длину 73 см. не считая длины Г-образоного загиба, длина которого не описана

В своих показаниях Калий и Николаенко сообщили, что оторвали доски от лавочек с бетонных оснований. Бруски лавочек на бетонных основаниях и те, что размещены вокруг каштанов центральной аллеи всегда имели одинаковую длину и дизайн. Сейчас они сделаны в другом стиле – доски уложены не перпендикулярно основаниям, а выложены параллельно. Тем не менее, бетонные основания и металлические (вокруг каштанов) остались прежние. А значит длина одного бруска, уложенного, перпендикулярно будет равна ширине этого основания. Оно составляет – 45 сантиметров.

Поэтому непонятно, каким образом на палке, что составляла одно целое и была раньше частью лавочки, оборудованной стандартной длины брусками, могли образоваться лишние 28 см (73-45).

- Судья в приговоре пишет, что и одежду вы не осматривали:

Из приговора: Следователь Саповский выносил постановление 22.11.2000 об изъятии предметов одежды у Николаенко, Калия и Черкасова без их предварительного осмотра, выявления каких-либо подозрительных признаков, свидетельствующих о совершении преступления, а экспертизы по вещам назначает лишь 01.12.2000, при этом даже не признав их вещественными доказательствами. Только после проведения ряда экспертиз вещей подозреваемых следователь Овчаренко С.А. 18.01.2001 осматривает их и признает вещественными доказательствами. Обломки палки осматривает 3 февраля 2001, в этот же день признает их вещественными доказательствами.



Единственный комплект одежды из всех троих подозреваемых, что был досмотрен должны образом ДО проведения экспертиз - был костюм Дениса Черкасова. Его проводил коллега по делу Саповского - А.Летута 24 ноября 2000 года.

- Почему вы выбрали именно те предметы одежды Калия и Николаенко, которые были изъяты? Вы у них что-то спрашивали о вещах, которые были на них в ночь происшествия? Так как нигде в материалах дела нет таких вопросов.
- Конечно, спрашивал! Но я не готов сказать, почему такой информации нет в материалах дела.

- Изъятая одежда, которая также была одной из главных улик является серьезным камнем преткновения. К нам в редакцию приходили родители осужденных и со слезами на глазах рассказывали, что вы взяли не те вещи. Тоже самое говорит свидетель Дмитрий Суворов, что оба парня были в тот вечер в совсем другой одежде, и только Черкасов был в том костюме, что у него забрали милиционеры.
- Я просто не помню, почему так произошло. Если бы я заканчивал это дело и получил определение суда, то мог бы что-то сказать.



В материалах дела есть протокол изьяьтия одежды Александра Николаенко из квартиры, где проживали его дедушка, бабушка и родители. Он пояснил, что был в джинсах, которые замочил в тазу с водой, но кровь нашли на спинке осенней куртки из плащевки, которая принадлежал его отцу. Сам он был в тот вечер 20-го ноября одет в кожаную куртку модели "пилот" 52-го, а не 48-го размера.

- Допустим, я и взял не ту одежду, так что вы считаете, что не они совершили то убийство?, - спрашивает Саповский.

- Но следствие же строится на доказательствах, а эта одежда один из них…
- Доказательства, улики в деле не в единичном экземпляре, все расценивается в комплексе. То есть анализируется все, что было собрано, показания людей, а не только одна одежда. Вы еще примите во внимание тот момент, что это ж не то, что я сижу сам тихонько в кабинете и стряпаю дело. За этим делом надзор был серьезный, это и начальник следственного отдела прокуратуры города Красковский, прокурор города, зональный прокурор, прокурор-криминалист Шахов (он с 80-го года в прокуратуре), который предоставлял практическую помощь, заместитель прокурора области и сам прокурор области генерал держал это все личном контроле. Если б я где-то что-то незаконно делал, мне бы сразу по рукам дали и вместо этих пацанов в камеру закрыли. Не с кондачка все делалось, был жесткий контроль.

- А вы помните, кто делал экспертизы трупов?
- Нет.

- Скажите, а каким образом эксперт Щепаняк оказалась понятой, когда делали личный обыск Калия и Николаенко? Это было принято приглашать понятыми своих людей, экспертов, милиционеров?
- Однозначно не было таких порядков. Вообще личный обыск проводят работники конвойной службы (изолятора временного содержания), и лучше так не делать, чтобы эксперт оказывалась еще и понятой. Но закон это и не запрещает.



- Какое ваше отношение к тому, что судья Рудометова написала целых три замечания в ваш адрес в приговоре?
- Замечания в мой адрес указаны, но ведь каков результат приговора?

- Три пожизненных срока.
- Вот. А что там говорится в отдельном постановлении касательно действий прокуратуры?, - спрашивает Саповский.

- Обратить внимание прокурора г.Чернигова на допущенные недостатки следствия. Теперешние адвокаты по делу подавали запрос в прокуратуру и там сообщили, что следователям по результатам проверки было «суворо вказано». Вы не знаете, что означает данная формулировка?

- Это означает, что вызывали на оперативное совещание к прокурору области и давали хороший нагоняй.



- А вам лично, что говорили по этому делу?

- Я не помню, я больше 20 лет проработал в прокуратуре и столько всего было. Дело в том, что никто ж не застрахован от ошибок. У меня на тот момент в производстве было 10 или 11 дел. Я где-то мог совершить ошибку, я допускаю это… Даже лошадь на четырех ногах спотыкается, вот и я допускаю свою недоработку. Но ведь не только я вел это дело, после меня еще был следователь, суд рассматривал первой инстанции, Высший специализированый (куда подают кассации) и Верховный. Вот вы писали, что на Рудометову могло быть влияние, а при кассации и рассмотрении в Верховном Суде, кто мог повлиять?



- Да, были нарушения, были ошибки, но в то время тоже тяжело было работать.

- Думаете, они так внимательно проверяли, те суды тоже завалены делами со всей Украины.
- Пожизненных дел не так и много, к ним особое внимание, они на особом контроле, все тщательно изучается, - отвечает Саповский.

- Нынешние следователи также жалуются, что завалены делами, как и прокуроры, что за ними надзирают.
- Но ведь есть разница в категориях дел. Одна ситуация когда хищение кур, совсем другое – убийство двух человек.

- Чем вам лично эта история запомнилась?
- В законе четко прописано, что следователь должен руководствовать своим внутренним убеждением, которое подтверждается доказательствами. У меня оно было с самого начала. Оно у меня возникло в то время, когда подозреваемые начали давать показания. Они приводили такие детали, которые бы из них не могли выбить сотрудники милиции, как вы сообщаете.

- А версию со второй дракой вы допускаете, о которой говорили свидетели Адаменки?
- Это выявили позже, когда я уже из дела ушел, ничего не могу об этом сказать.

- Степень участия в то время разделяли, или в подобных случаях это нельзя никак разделить?
- Конечно, разделяли. На тот момент, когда я был в деле, еще не была разделена степень участия, хотя ее можно было разделить. А вообще после всех экспертиз и сбора доказательств составляется окончательный вариант постановления об обвинении и там можно расписать роль каждого. В этом деле был хулиганский мотив у всех троих.

- А умысел на убийство?
- Так, а если отрываешь брусок от скамейки и начинаешь бить человека им по голове – то это на что умысел, погладить?

- Но есть же версия свидетелей, что была еще одна драка с палками…
- На то время в деле меня уже не было.

- Отмечу также, что один из них, насколько я помню, просто оказался не в том месте не в том время и не с теми людьми. Но, учитывая, что все трое были друзья, он не ушел и вместе с ними остался. И бил тоже.

- А теперь скажите, заслужили они пожизненное или нет?, - спрашивает Леонид Иванович.

- Сложно сказать. Так как данная мера пресечения в практически всех странах, где она имеет место быть, далеко не всегда подразумевает под собой именно пожизненное заключение. Существуют пересмотры, процедура УДО, и если человек исправился или выявлена следственная ошибка, ему дают второй шанс или даже оправдывают, - отвечает наш корреспондент.
- Но мы имеем то законодательство, какое имеем. По делу выносилось решение по степени тяжести преступления и его резонанса.

- Дело дошло до Верховного Суда, если там не нашли нарушений, значит все верно. Там же в коллегии судей не дураки сидят.

- А вы лично вели дела от начала до конца, где выносилось именно пожизненное, а не расстрел?
- Я перешел работать прокурором района, в мои обязанности входило осуществлять надзор, но уже не вести следствие и были у меня и там пожизненники.

- А вы не знаете, почему из уголовных дел пропадают кассеты и прочие вещи?

- Просто теряются. Потому что есть куча моментов. Это сегодня пошел флешку купил за 100 гривен, а раньше кассету купи, засними, а у несчастного следователя зарплата копеечная была и жили они не в маетках а по съемным квартирам и общежитиям, еще и семью надо кормить. Не накупишься на каждое дело кассет, одна кассета была на 3-4 уголовных дел. Посмотрите, на какой бумаге мы писали, а печатали на печатной машинке, а не на компьютере. У экспертов-криминалистов даже фотобумаги нормальной не было, чтобы распечатать фото для дела, о цветных фото вообще речь не шла, все было черно-белое. А обложка дела - на каком она принтере напечатана? Как и где могли через связи печатали эти обложки.







Вот такие кучи дел лежат под дверям архивного хранилища Деснянского суда. Любой прохожий может взять тюк с десятком дел и пойти по своим делам. Охрана далеко не всегда на месте, даже если в коридоре есть камеры, а вы укутаете ваше лицо в теплый шарф опознать похитетяля будет практически нереально...

- Какая на ваш взгляд разница между убийством и нанесением тяжких телесных, если брать это дело, то там никто из подозреваемых не утверждает, что именно он убивал.
- В чем разница между тяжкими телесными, что повлекли за собой смерть и непосредственно убийством: когда человека бьют по голове деревянным бруском, что может быть в результате?

-А если ножом?
- И ножом тоже, особенно, если в сердце.

- Вы наверно не слышали, но ваш тогдашний коллега Сергей Овчаренко, что заканчивал это дело, вел еще одно в 2003-м году по убийству сотрудника Беркута 23-летнего Сергея Сердюка. Его убил Василий Медведев, нанеся 8 ударов ножом в сердце, тоже в центральном районе города. Василий Медведев провел целый день и вечер с Федором Малым и Богданом Васекой 20 ноября 2000-го года. Ему при этом присудили год условно и переквалифицировали убийство (115-я статья ККУ) на самооброну. Как-то странно, что одни получают пожизненное, а другие за убийство – год условно…
- Как юрист я по Медведеву ничего сказать не могу, так как не видел дело. Но если дело прошло, все инстанции судебные и замечаний не было – значит все верно.



На фото в полосатом свитере Василий Медведев

- А вы как считаете, что означает такая мера наказания как пожизненное?
- По моему мнению, это должна быть полная изоляция. Но надо исходить из каждой конкретной ситуации. Если людям не нравятся законы, в том числе и те, что касаются пожизненного заключения – пусть обращаются к своим народным избранникам с просьбами поменять эту ситуацию.

- Среди людей, что сидят в тюрьмах есть те, кого ошибочно осудили, с нарушениями, и как им быть в таком случае?
- Думаю есть, таким надо бороться. Если государство привлекает незаконно, то оно должно как-то компенсировать свою ошибку и оправдать человека.



- Если брать меня лично, как следователя, то я делал все по совести, старался чтобы по закону. Может я и допускал ошибки, на них указал суд. Ошибки какие могли устранили и дело пошло на Верховный. На сегодняшний день я сплю спокойно, маетков у меня нет, живу в обычной городской квартире. На пенсию заработал честно и работаю дальше, - закончил разговор Леонид Саповский.



К Алексею Мазепе мы обратились еще 6 мая 2017 года через Фейсбук, так как Алексей ныне с семьей проживает в Москве. Из-за того, что мужчина нечасто бывает в соцсетях сообщение от журналиста он увидел лишь 14 февраля 2018 года, спустя почти 10 месяцев.
Алексей в начале декабря 2000 года написал статью для газеты «Гарт» с подзаголовком «ЗВЕРИ» и заголовком «Они умирали под хохот убийц». Вырезки из этой газеты до сих пор хранят родственники потерпевших. Мы дали ссылки на наши материалы Алексею и после того, как они их прочел, а это было уже за полночь, прокомментировал свою роль как представителя СМИ в том деле следующим образом:

Немалый труд вы предприняли, сказать нечего.

По делу помню очень мало. Занимался им только на этапе следствия, по горячим следам. На суд не ходил ни разу и не интересовался процессом. Для меня тогда все было ясно и выеденного яйца не стоило.

Честно сказать, удивился, что всем дали пожизненное. Скорее всего, настолько не интересовался, что и не узнавал.

Отношение к профессии у меня было циничное. Главное, прокукарекать, приблизительно так.

Словам Алехина (если он был информатором "Гарта") доверял полностью.

У меня не было оснований ставить их под сомнение. Я был хроникером в "Гарте". Как же я сегодня не люблю всех - и хроникеров и "журналистов", циников и недоумков, каким был и, наверное, остаюсь, поскольку многолетние травмы души и сердца даром не проходят.

На мой взгляд, Алехин был хорош на посту начальника уголовки. Как и Давыденко в УБОП. Но это недоказуемое представление о людях, с которыми я был знаком, конечно, шапочно как чертов хроникер.

Я абсолютно не верю, что Алехин мог осознанно кинуть под колеса следственной машины невинных людей.

Думаю, он и его подчиненные верили в виновность всей троицы. Более того, они точно знали, что все было сделано руками этих парней.

Верю, что опытный следак видит, когда подозреваемый лжет, или оговаривает себя, чтобы кошмар закончился, или покупается на посулы каких-то благ.

Другое дело, что милиция плохо собирала и хранила доказательства. Да, у них это плохо получалось. Это было проблемой, о которой мне говорили адвокаты, судейские, прокурорские.

Там были свои межведомственные терки, но в целом картина ясная: следствие работает, как умеет, а умеет плоховато.

Следствие поставляло основную глыбу кривого материала, и на этом фоне некомпетентность или верхоглядство прокурора, адвоката или судьи не так заметно. Впрочем, не могу припомнить конкретные примеры.

Абсолютно не верю показанию, что кто-то ночью обратился в "Беркут" с конкретной информацией и там не среагировали. Этого быть не может! "Беркут" не самодеятельная лавочка, это была четко работающая правоохранительная структура.

У меня были случаи убедиться в этом. (имеются в виду показания братьев Адаменок, которые обратились в участок милиции по адресу Шевченко, 22, но по народной привычке некоторые люди в те годы называли милиционеров «беркуты» - прим.авт.)

Фамилия Рудометова мне определенно что-то говорит, но не помню, что, поэтому и говорить нечего.

Да, суд в незалежной Украине (как и в России) мог игнорировать вопиющие вещи. В этом нет ничего нового. Что именно Рудометова никогда не выносила оправдательных приговоров - это почти всё равно.
Оправдательные приговоры были чрезвычайной редкостью. Между ветвями правоохранительной системы (несмотря на иногда существенные трения) действовало корпоративное согласие. Полагаю, и сегодня там все то же.
Думаю, по крайней мере, оба студента более чем испили чашу мучений, которые в наше время замещают покаяние. Конечно, пожизненный срок за такое убийство (явно без сговора, явно без умысла, и это так, ведь никто, кажется, не доказал ни сговор, ни умысел) выходит за рамки здравого смысла.

Такие приговоры, без сомнения, выносятся и сегодня.

Я не слежу за этой стороной жизни на Украине, но что-то подсказывает, что ничего не изменилось, если не стало хуже, поскольку профессионализм нарабатывается годами целенаправленного труда, а налицо тотальный коллапс.
Надежды на отмену приговора, вынесенного "неправильным" составом суда (отсутствие присяги у Рудометовой), на мой взгляд, нелепа. Вообразите, сколько придется пересмотреть уголовных дел с ее участием. Просто лучше забыть, как мне кажется. Извините, это всего лишь мнение.

Надежда на новую экспертизу, на мой взгляд, призрачна. Судмедэксперт может говорить только о вероятности чего бы то ни было.
Может быть, это наглость с моей стороны, и я прошу прощения, если так оно и есть, но мне кажется, нужно добиваться пересмотра дела по признакам отсутствия сговора и умысла на убийство. Таким образом, принять меньшую вину и "получить" срок, фактически уже пересиженный.

Простите, пожалуйста, но я должен написать еще кое-что. Что действительно может повлиять на дальнейшую судьбу, так это, мне кажется, полное церковное покаяние, может быть, публичное. Конечно, при участии мудрого или просто ревностного духовника. Но такое покаяние - это высшая математика, которая мне самому не по плечу. Пишу о нем только потому, что эти люди в силу невероятных жизненных обстоятельств действительно могут приблизиться к полному покаянию, в отличие от нас, обычных грешных. О покаянии я не говорю, как о правовом событии. Это духовная сторона дела. Если будет покаяние, обязательно придет и правовой выход из той катастрофы, в которую они так ужасно влипли по юношеской дурости.

Прошу передать им, если представится случай, мою просьбу простить меня за мое хроникерство...
Однако я не хотел бы, чтобы в комментарии, который вы опубликуете на сайте прозвучала только тема некомпетентности. Я уважал и уважаю сотрудников милиции, которым приходится по пояс погружаться во всю грязь и кровь, которые мы (и они вместе с нами, рядовыми гражданами) извергаем из себя.

Эпилог

Если с логикой журналиста Мазепы  и его доступу к информации все более менее понятно, то нурашения следствия имели гораздо более печальные последствия. Если перевести простым языком читателю, чем грозит то, что следователь не описывал должным образом улики и не изымал их, часть следственных действий проходила без присутствия адвоката, то выходит следущее:

Абстрагируемся от ситуации с конкретно этим случаем на Валу. Допустим, вы или ваш родственник проходили мимо ограбленого магазина ювелирных изделий, где были убиты сотрудники магазина. в том числе. Проходили вы мимо через час-два, после случившегося. Зашли, соблазнились, взяли парочку украшений, рассказали об этом кому-то из знакомых. Слух дошел до следственных органов.

В случае если не находится главный подозреваемый могут изъять вашу одежду, учитывая, то, что вы не знали что именно изымали, а следователь не осматривал ее перед экспертизой - то фактор двойной проверки отсуствует. На ней могут найти группу крови потерпевших (не следы ДНК, а именно группу крови, их существует всего 4 с двумя разными резус факторами ). Вас свозят на воспроизведение без адвоката, где следователь возьмет с места преступления орудия убийства/нанесения травм и припишет их вам, также не осматривая, не попросив вас опознать ни одежду ни орудия. Допросы, уговоры подписать что-либо, возможно даже физическое воздействие, тоже укажут вам "правильный путь" в плане показаний следствию. Все суды это одобрят, можете даже не сомневаться, а учитывая положение дел дремучих 2000-х, да и нынешнюю загруженность следователей, прокуроров и судов, то это даже не обсуждается. Итогом может быть срок, в том числе и пожизненный.

А спустя годы, когда вы будет добиваться справедливости, причастные ко всему этому люди сошлются на плохую память, ошибки или свое право не комментировать сиутацию вообще.

Это, конечно, весьма утрированый и усредненный пример, не стоит воспринимать его близко к сердцу, но судьям первых инстанций, которым отправляют подобные дела на пересмотр стоит учитывать, что следствие в нулевых и тем более в 90-х велось, мягко говоря, не совсем качественно. И то, что дела тех лет проходили суды всех инстанций без замечаний, совсем не означает, что за ними не стоят покалеченные судьбы людей и все было оформлено по закону и тем более справедливости (что составляет в нашей стране значительную разницу между двумя этими серьезными понятиями). 

Как все было в этой  истории - предстоит разобраться судьям Деснянского суда и троим присяжным. Ждать осталось недолго...

В тоже время по данным нашей редации мы имеем информацию, что оба судьи по делу не имеют намерений досконально разобраться в деле и исследовать все процессуальные нарушения. Причин тому немало, в том числе нежелание иметь в карьерном списке дело такой давности, где они ставят под сомнение вердикты своих коллег из различных инстанций, да и волновть общественность прогрессивными решениями в отношении пожизненников в духе времени им тоже не с руки. Один из них уже собирается на пенсию, второй не рискнет принимать непопулярное решение, которое может сделать его объектом обсуждений СМИ не только в Чернигове но и во всей Украине, ведь вынесение приговоров по пожизненникам рассматриваются особо пристально, как самими заключенными, так и юристами по всей стране.

В тоже время, в последний год, политическая ситуация в отношении пожизненно заключенных изменилась и несколько приговоров было отменено, в том числе помилована Президентом женщина-пожизненница. Также прогрессивным сдвигом является и позиция Минюста, согласно которой полагается взыскивать с виновных чиновников компенсации, в случае их назначения, регрессом, в том числе за вынесение неправосудного решения.
 
На данный момент у осужденный Дмитрия Калия направил жалобу Высшей Радой Правосудия на судью Юрия Кулинича за его формальное отношение к делу. Кулинич вместе с судьей Андреем Стеблиной рассматривали дело в 2017-м году, после чего Апеляционный суд вернул его назад.

На данный момент многим судьям вскоре предстоит пройти переквалификацию, где будут рассматривать все жалобы, направленные в их адрес.
 

Gorod.cn.ua

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Деснянский суд, пожизненное, Саповский, Мазепа, Кузюра, Григорьев, Кулинич, Стеблина, Калий, Николаенко, Черкасов

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект