Огненное хобби

Их шестеро. И они творят настоящие чудеса. Семь лет любительский коллектив «Магия огня» из Бобровицы удивляет Украину своими фаер-шоу! А последние три года даже Новый год бобровицкие укротители огня встречают под мерцание огней.



* * *

— Лет девять назад в Кобижче (Бобровицкий район. — Авт.) проходил байкерский слет. На нем выступал очень колоритный мужчина с оселедцем на голове, который «колдовал» с огнями. Все называли его Шаманом. Я была просто заворожена — не могла отвести взгляд от тех огненных шаров, которые он крутил вокруг себя, — вспоминает руководитель «Магии огня» (и единственная женщина-фаерист в коллективе!) Надежда Кава. — Позже видела его выступления не раз, но ощущение какого-то чуда не проходило. Через некоторое время Шаман стал выступать в паре с еще одним местным жителем — Александром Лецем. Подумалось: «А вдруг и я смогу?» И вот семь лет назад на местном конкурсе «Бобровиччина имеет таланты» я случайно встретилась с Сашей. Отважилась, подошла и сказала, что тоже хочу научиться работать с фаерами. Но он только отмахнулся. Тогда я решила учиться самостоятельно — сделала из гетр тренировочные пои (мячи на веревках. — Авт.) насыпала в них пшено и стала крутить ими. Чтобы не наставить себе на лице синяков, натягивала на голову подушку. Несколько не очень удачных попыток — и неожиданно все стало получаться.

Через две недели Надежда позвонила Александру и предложила встретиться. Парень согласился, а когда увидел, как она крутит пои, удивился: «И это всего за две недели? Ничего себе! Я покажу тебя Гене». Вскоре Надежда уже демонстрировала свои умения Шаману — бобровицкому фаеристу-первопроходцу Геннадию Никитько. Через Сашу он передал: «Молодец! У нее все выйдет».

— С того времени и началось — тренировки, подготовка программ, выступления... — улыбается, вспоминая, Надежда.

— Страшно не было? Одно дело — крутить мнимые огни, и совсем другое — настоящие.

— Наверное, самыми страшными были первые тренировки, — признается Надежда. — Как сейчас помню. .. Зима. Саша крутит огни и вдруг слегка задевает себе бороду. Она начинает тлеть, а Саша так спокойно притрушивает ее снегом и тренируется дальше, как будто ничего не случилось. Тогда у меня началась настоящая паника. Кручу пои - руки трясутся, сердце вылетает, кожа как будто чувствует, как где-то что-то горит. Да еще и дышать трудно -я же не привыкла к тем испарениям керосина, с помощью которого зажигают фаеры. Выдохнула лишь тогда, когда уже опустила руки. Ребята только засмеялись: «Будешь работать!» И действительно, страх прошел после первого же выступления. Когда выходишь и чувствуешь безумную энергию зрителей, то уже не до страха - все начинаешь делать в свое удовольствие.



* * *

Вскоре компания бобровицких фаеристов увеличилась — к тройке добавилось еще двое укротителей огня.

— К нам присоединился мой муж — Александр Карпенко. Сним мы познакомились, когда я уже была в составе «Магии огня», поэтому Саша сразу же стал нашим помощником-техником. А три года назад Гену мобилизовали, поэтому наш коллектив остался без «дракона» — человека, который изо рта пускает огонь. А это же самая зрелищная часть фаер-шоу, которую все очень любят и ждут. Вот и пришлось мухе/ научиться. Хоть это и достаточно сложно. Ну и наш младшенький фаерист — Влад Чайковский. Ему всего 17. Пришел к нам поучиться и... остался. А позже и его мама Галина присоединилась к нам - теперь она наша палочка-выручалочка и техник вместо моего Саши. Но у меня есть надежда, что когда-нибудь она также станет фаеристкой, тогда мы сможем показать зрителям еще один очень зрелищный номер — парный женский с огневыми веерами.

Вообще же программа бобровицких фаеристов очень разнообразна — тут вам и детская с клоуном Карамелькой, и традиционная новогодняя с Дедом Морозом и Снегурурочкой, и театрализованная хеллоуинская, и украинская купальская, и военно-патриотическая, и даже (что очень неожиданно!) в стиле стимпанк.


- Когда ребята выступали вдвоем, такого многообразия, конечно, не было. Было просто огневое шоу, которое дополнялось казацкими развлечениями с оружием, ведь Гена очень красиво фланкирует (демонстрирует боевые приемы с саблями. — Авт.). Но с того времени наша публика расширилась, поэтому мы разнообразили программу. Номера и костюмы, как правило, продумываю я, ребята же сами готовят реквизит. Заказываем разве что пиротехнику. Кстати, раньше в наших выступлениях был только огонь. Пиротехнику мы увидели у других коллективов. Сначала я боялась ее использовать, а теперь разбираюсь в ней почти как профи, - смеется Надежда. — Она бывает горячая и холодная, последнюю можно запускать даже в помещении. То же и с огнем — керосиновый только для улицы, а вот цветной спиртовой не имеет запаха, поэтому его можно зажечь и в комнате. Появились у нас и светодиодные шоу.

При всем этом фаер-шоу для участников «Магии огня» — это лишь хобби, которое прибыль не приносит. Каждый имеет основную работу, фаерами же все занимаются в свободное время.

— Конечно, есть заказчики, которые могут хорошо заплатить, -признается Надежда. — Но их не так много. Зато часто на праздники нас приглашают в разные села нашей области. Мы же понимаем, что больших денег там нет. Для нас главное, чтобы на вырученные средства мы смогли пополнить реквизит и обновить костюмы — воти все.

Кроме того, выступают фаеристы и бесплатно. Например, перед военными. Несколько раз они были в Гончаровском Черниговского района, где сейчас служит Геннадий Никитько.

— Эти выступления трогают до слез, — Надежда ненадолго замолкает. — У нас есть украинская программа (моя любимая!). Там и огни, и фланкирование, и шоу флагов, и казацкие упражнения с перначами (кстати, сделаны они из трофейного оружия), и зажигание гильз с помощью огня. Сам смотришь на это - и сердце щемит, ребята подходят, благодарят. А ты думаешь: «Это же пустяки! Благодарить должны мы вас!»

* * *

Свои нынешние планы «Магия огня» не раскрывает.

— Чтобы сбылись, — шутит Надежда. И рассказывает: - Уже трижды мы работали в новогоднюю ночь — в Кобижче, Яготине и Ирпене Киевской области. В Яготине нас пригласили выступить в развлекательном центре. На сцену мы должны были выйти в 10 минут первого ночи. За несколько минут до полуночи к нам в гримерную забежал охранник с бутылкой шампанского: «Мне вас так жаль, вот!» Мы только засмеялись - технику безопасности соблюдаем очень строго.

— А какие пункты входят в технику безопасности фаериста?

— Первый - запрет употреблять алкоголь перед выступлением. Второй — одежда должна быть только из натуральных тканей, ни в коем случае не синтетическая. Третий — у нас с собой всегда есть намоченная ткань, огнетушитель и... «пан-тенол», хотя на Новый год обычно это и не нужно, потому что в основном нас просят продемонстрировать светодиодное шоу. Каждый год мы готовим что-то новенькое, чтобы удивить зрителей. Фаеры — это та сфера, где свою креативность можно проявить на все сто процентов.

Недаром и девиз у коллектива — «Мы делаем опасное красивым».

— Я очень горжусь каждым участником «Магии огня»! - говорит Надежда. — У нас все креативные, все по-своему необычные и интересные, а главное - каждый занимается фаер-шоу, потому что любит это дело. Ведь огонь покоряется только тому, кто уверен в себе и искренне увлекается тем, что делает!

Екатерина Дроздова, «Гарт» №2 (2962) от 9 января 2020

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: фаер-шоу, Магия огня, Бобровица, Дроздова, Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект