У бабушки Кати именины - 105-е!

«16 ноября родилась/крестилась Екатерина (в честь Св. великом. Екатерины, празд. 24 ноября (по старому стилю. — Авт.)). Родители: местечка Лосиновки крестьянин Лаврентий Иванов Парасюк и законная жена его Акилина Андреева — оба православные. Восприемники: м. Лосиновки крестьяне: Даниил Димитриев Зубок и Елена Андреева Лузина. Таинство крещения совершил священник Свято-Троицкой церкви Василий Никитский с псаломщиком Петром Половецким».



Это копия записи из церковной метрики за 1913 год, которой с «Гартом», спасибо ему, поделился лосинов-ский священник отец Олег (Гуга). Только благодаря этой записи можно поверить, что Екатерине Ременюк действительно 105 лет, ведь по ней этого не скажешь.

«РОДИЛАСЬ В 13-М И ЖИВУ В 13-М»

По дороге в Лосиновку Нежинского района я, признаюсь, думала: застану именинницу лежащей в подушках, а общаться придется с ее дочерью, 78-летней Галиной Топольской. Где там! Екатерина Лаврентьевна еще живо топает! Только плохо слышит, говорить ей надо громко. Во время нашей беседы успевала и рассказывать о своей жизни, и контролировать, как ее дочь со своей кумой и соцработницей накрывают стол для встречи гостей.

— Хватит ли ложек? Есть ли хлеб?.. Меня приедут поздравлять поселковый председатель, глава райгосад-министрации, начальник районного управления соцзащиты. Мою лачугу всегда обходили, этот порог раньше никакие чины не переступали. А то и с 95-летием поздравляли, а после 100-летия приезжают каждый год. Меня, простую крестьянку, колхозницу, так чествуют!

— В чем же Ваш секрет долголетия? — спрашиваю традиционное. — Может, в роду были долгожители?

— Нас у родителей было 12 детей. Выжили только трое. Остальные умерли от тифа, скарлатины, еще от чего-то (это сейчас таких болячек нет, а тогда было полно, от них никто и не лечил). Брат погиб на войне. Сестра умерла в 70 с лишним. А я вот до стольких лет дотянула! Самой не верится. В 13-м (1913-м году) родилась и в 13-м живу (имеет в виду номер дома. — Авт.). Сейчас наша улица — Леси Украинки, а раньше этот угол называли Шпилевка.

Дом долгожительницы похож на хозяйку: такой же маленький и сухонький.

— Сама его строила. В 1962 году. Долго стягивалась. Мне никогда никто и щепки не дал. Сама в Город-ню и Чернигов за деревом ездила, сама лепила, мазала, затирала. Так дом и до сих пор как звон, ничего, что с виду невзрачный.

— А ну, столько лет без мужской руки! Некому было и гвоздь забить, — будто оправдывает хозяйку соцработница Лидия Сонец. Она работает уже 30 лет и столько же трижды в неделю ходит к Екатерине Лаврентьевне. Уже друг другу как родные.

— Я Лиду очень люблю! Такой хороший человек! И лекарств, и хлеба мне купит, и дров в хату зимой занесет. Дом у меня, видите, — крестьянский. «Патреты», рушники висят. Я любила вышивать. И работать. Молодой, с 35-го по 38-й год, работала в столовой — и официанткой, и поваром, и дрова рубила-пилила. Когда вышла замуж, пошла в колхоз. Трудилась в звене. Никакого дела не боялась! Бывало, тут на кутке всем дома вымажу, стареньким бабам на огороде пошарую (прополю. — Авт.). Все зарабатывала деньги. Я не ленивая была. И не вредная. Ни с кем никогда не ругалась. Вон пусть соседи скажут.

— Знаете, кто-то подумает: весь век человек в тепле, в добре, берег себя — вот и прожил 100 с лишним. Э нет! Не тот случай. Баба Катя всю жизнь в бедности, холоде и голоде, в хлопотах, — жалеет ее кума дочери Галина Пивень.

— Худо я прожила. В 32 года осталась вдовой. Один сын, Миша, умер маленьким, в 11 месяцев. Второй, Николай, — в 20 лет. У него с детства горе было — словом, инвалид. Но все на свете делал. Очень любил скотину. Его люди нанимали пасти табун. Бывало, выдоит всех коров, которые дрыгаются. Умел присмирить. И дочь рано стала зарабатывать, чтобы мне помогать.

— Хата проваливалась, надо было ее отстраивать, — добавляет Галина Степановна. — Так я после 7 классов не учиться, а работать пошла. То на стройку, то туда, то сюда. А больше всего - 35 лет — проработала в детском саду няней.

Как говорит Екатерина Лаврентьевна, «кіля діток».

«ХОЗЯИН БЫЛ ХОРОШИЙ!»

Всю нашу долгую беседу юбилярша постоянно вспоминала мужа. Недолгая супружеская жизнь с ним — это было самое счастливое для нее время.

— 12 лет с хозяином прожила. Он был очень умный и грамотный! В банке, потом в колхозе бухгалтером работал. Хороший был! Только мало прожили вместе. Война его замучила. Дважды его забирали. Вернулся домой и в скорости умер. В 1950-м году — в 32. Такой красивый был! Вот у меня фотография есть, — Екатерина Лаврентьевна полезла в шкаф. — Вот мы с ним молодые. А это моя подружка, она уже умерла. Тогда так наряжались.

Екатерина Лаврентьевна так и свековала вдовой.

— После смерти отца сватались к ней, но всем отказывала. Говорила: «Такого, как Степан, не найду».

Теперь для нее вся родня — это семья дочери. Рассказала обо всех:

— Два внука — Сергей и Шурик (мы его так называем). Старший, Сережа, в Киеве, его дочь Наташа замужем. Шурик здесь, у него две девочки: Юля и Вита. Юля тоже замужняя, детей еще нет. А Вите 16, учится в Нежине, в аграрном. Праправнуками меня еще не наделили.

Дочь овдовела, живет с младшим сыном и его семьей. Хорошая у них усадьба, и живут хорошо. Одну зиму и я там была.

— Когда я заболела и не могла к бабушке ходить, Галина Степановна забрала мать к себе, — объясняет Лидия Петровна. — Перезимовала она, вернулась и говорит: «Больше я из своего дома никуда не пойду. Пусть там ко мне и по-доброму, но дома я что захотела, то и сделала».

— А прошлую зиму я почти все время жила у матери, — говорит Галина Степановна. — Не нахожусь ведь сюда — ноги очень болят. Видимо, и эту зиму так будет.

— Как проходит Ваш день? — спрашиваю бабушку Катю.

— Встану. Когда погода хорошая, во дворе то сорняк рву, то голье ломаю. А теперь мерзну. Вытоплю да и лежу на печи. Потом есть варю.

— Часто к ней соседи заходят, чем-то угощают, — добавляет Лидия Петровна. — А самое главное — поговорят. Это для нее утешение, ведь днями одна. Пообщаться баба Катя очень любит! Приду — расспрашивает, какие новости в селе. Она всю Лосиновку знает: и деда, и прадеда, и малых — всех.



«ВСЕ ПОМНЮ, БУДТО БЫЛО ВЧЕРА»

Все время, пока мы разговаривали, Екатерина Лаврентьевна стояла.

— Да Вы присядьте, — просила ее.

— Я не устала.

— Вы сами и на улицу выходите?

— Я еще и крапиву кошу! — шокировала меня бабушка.

— Потому что никому не доверяет, — засмеялась Галина Степановна. — Я, дочь, сделаю -ане так.

— Прошлым летом я картошку и шаровала, и выбирала. Этот год уже ослабела. Но все равно кошу вокруг, у меня сорняка нет.

— Однажды я пришла, а ее нет. Приходит. «Где Вы были?» - «Фасоль с земли поднимала, чтобы не сгнила!» Подумайте! В таком возрасте! — удивляется Лидия Петровна.

- Когда работаю, я вроде даже здоровее, — говорит Екатерина Лаврентьевна. - У меня все свое: картошка, морковка, свекла, клубники добрый лоскут посадила. Раньше я корову держала, свиней, разной птицы. Как и сын, любила скот. Сейчас по мере сил в доме порядок держу. Грубку топлю. И сама хожу не обтрепанная. Бог меня миловал, чтобы в таких годах была в своем уме и силе.

— И память у матери лучше, чем у меня!

— Да, знаю все, будто вчера видела. И голод в 21-м и 33-м. И как махновцы на Лосиновку налетели — партийцев уничтожать. Кого в волости застали — шашками изрубили. Среди них и моего соседа. Мне было 7 лет, а все помню...



В больницу я почти не ходила. Детей троих дома искала (рожала. — Авт.). Теперь вот есть пилюли, так иногда выпью. Сама себе меряю давление, у меня и аппарат есть. Утром встала — измерила. Я понимаю — немного грамотная. Всю жизнь выписывала газеты, это сейчас плохо вижу.

Теперь уже мне легче: деньги дают, обслуживают, только уже годы... Нынче, если ты не пьяница и не лодырь, жить можно. Только работай. Когда-то зимой в мороз свеклу выбираешь, кожа на руках лопается — а делаешь. .. Ленивых я не люблю. И лукавых.

Самой не верится, что сегодня — 105! Мне кажется, будто я уже второй раз живу. Когда-то придет время умирать. А не хочется, правду говорю...

САМАЯ СТАРШАЯ В РАЙОНЕ. И В ОБЛАСТИ?

Я уже прощалась с Екатериной Лаврентьевной, как тут и долгожданные гости на порог. С подарками, с местным ансамблем «Дуил криниця», который спел юбилярше «Ой зелене жито, зелене». После пришли поздравлять и соседи. В этом доме был настоящий праздник!

Екатерина Лаврентьевна — почетный житель поселка Лосиновка. И не только по грамоте, висящей на стене с фотографиями.

— Недавно у одних людей сгорел дом, баба Катя дала мне деньги: «Поди, отдай им». Последним поделится! Это Человек с большой буквы! — убеждена Лидия Сонец.

— Знаю, что я самая старшая в районе. А в области есть ли старше меня? — спрашивала меня юбилярша.

Честно, не знаю. Если, уважаемые читатели, среди ваших родственников, знакомых, односельчан также есть долгожители — сообщите нам, пожалуйста. Мы охотно напишем о них. И узнаем ответ на вопрос бабушки Кати.

Алина Ковалева, «Гарт» №47 (2903) от 22 ноября 2018

Теги: пгт Лосиновка, Нежинский район, Екатерина Лаврентьевна, Алина Ковалева, «Гарт»

Добавить в:
Армения

СтоматГарант

ЦентрКомплект