Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » «Украина оказалась не ненькой, а мачехой»

«Украина оказалась не ненькой, а мачехой»

Год назад Людмилу Лазарь депортировали из Беларуси в Украину. Ни родных, ни друзей, ни жилья... Приютили женщину супруги — Тамара Слободская и Иван Кукша из Задериевки Репкинского района. Они поселили ее в родительском доме Тамары и все это время материально ей помогают.



— Вернулся человек на родину, а государству вовсе не нужен. Украина для Люды оказалась не ненькой, а мачехой, — констатирует Иван Васильевич.

— В Беларусь я выехала в 1992году, — начинает рассказ 70-летняя Людмила Лазарь. — Мой гражданский муж Николай был оттуда родом. Когда ехала, еще действовали паспорта СССР, вот меня в страну и впустили, а потом. .. Потом поменять паспорт я уже не смогла. Обратно в Украину с советским меня никто не впустил бы, оформить же белорусский не имела прав, потому что в 1991-м, на момент распада Союза, жила и работала в Украине. Так и осталась в Беларуси, как говорится, на птичьих правах. Правда, в тот старый паспорт мне и регистрацию поставили, и на работе оформлена я была по нему.

Девять лет проработала Людмила Геннадьевна дояркой — сначала в селе Городок Гомельского района, потом в Теонах Лоевского. В Теснах и жила вместе с мужем и свекрами.

— Несколько лет назад Николай умер, а через какое-то время свекровь со свекром переехали к детям в Лоев. Знакомый, Николай, предложил мне пожить у него в соседнем селе — Деражичах. Весной прошлого года поехала я в гости к сыну( он также живет в Теснах), шла себе по улице, как вдруг рядом остановилась машина патрульных. Попросили показать документы. А что я им покажу? Паспорт СССР? Сказала как есть: «Документов у меня нет». Тут же меня забрали в милицию, расспросили что к чему и сказали, что в течение трех месяцев должна получить паспорт. Где и как? Ехать в Украину? Законно этого сделать не могу, а тайком через границу не рискну. Возможно, и были какие-то другие законные пути, но сама я о них не знала, а подсказать было некому. Решила — будь что будет. Через три месяца меня забрали в пункт содержания иностранцев... Прожила я там еще три месяца, а потом меня депортировали в Украину. В декабре. До сих пор думаю: законы законами, но разве нельзя было сделать по-людски — депортировать раньше, когда хоть тепло было, а то выбросили посреди зимы, зная, что в Украине у меня ни одной родной души не осталось.

Людмила Геннадьевна вздыхает: первые недели на родине дались ей нелегко.

— В белорусской миграционной службе меня заверяли: «Не переживайте! Вам в Украине помогут, куда бы вы ни обратились». Если бы так оно и было... В Чернигов я приехала вечером. Пошла на железнодорожный вокзал, чтобы пересидеть до утра, а в начале рабочего дня отправилась в паспортный стол. Документы должна была получать в областном центре, потому что там родилась и там же получила свой предыдущий паспорт. Первое, о чем меня спросили, - где я проживаю. А где? Я 26 лет не была в Украине, никого здесь не знаю и жилья, конечно, тоже не имею. Направили в приют для бомжей на Святониколаевскую, 33. Оказалось, что свободных мест там нет. На это в паспортном столе только развели руками, пришлось идти оттуда ни с чем. На то время я уже неделю жила на вокзале, продолжаться так дальше не могло. Решила — поеду в За-дериевку, где похоронены мама с папой. Перед тем как выехать в Беларусь, и я там жила, работала дояркой в местном колхозе. Может, мой домик, который выделил колхоз, остался, а может, уцелел родительский дом в соседней Каменке. Приехала поздно вечером. Пошла на улицу, где был мой дом, — и следа его нет, пешком дошла до родительского — тоже пустырь. Что делать? Направилась в лес, разожгла костер и просидела возле него, пока не рассвело. А есть-то хочется. Постучала в первый жилой дом, открыла какая-то женщина (спасибо ей!) и вынесла хлеба и сала. Наступил вечер, опять нужно где-то ночевать. Вижу, стоит дом, видно, что никто там не живет. Зашла я и легла на веранде, переночевала на холоде, зуб на зуб не попадал. Следующую ночь не выдержала (каюсь!) и... открыла замок. Внутри ничего не трогала, но растопила печку. Пожила в том доме я три дня, на четвертый меня оттуда забрала полиция и привезла... к Тамаре.

* * *

— С Людой мы были знакомы — она же дояркой на ферме работала, а я зоотехником, — говорит Тамара Слободская. — А в Беларуси живет мой двоюродный брат Иван. Так совпало, что он своим микроавтобусом возил на работу доярок из колхоза в Теснах. Как-то рассказал, что работает там Людмила из Задериевки. Я сразу догадалась, кто это. А в августе прошлого года Иван сообщил: «Люду депортировали, ждите в гости». Однако в селе она не появилась. Ну, мало чего, поехала в какое-то другое место (мы же не знали, что она в пункте содержания}. И только когда моя кума Надя из Каменки рассказала, что какая-то женщина приходила просить у нее поесть и спрашивала о людях, которые раньше на ферме работали, в том числе и обо мне, я догадалась, что Люда где-то здесь. Но где именно? Сразу же позвонила главе сельсовета и попросила, когда увидит Люду, направить ее ко мне. «Вычислили» ее просто - кто-то сообщил в полицию, что в Каменке топится в нежилом доме.

Людмила не была Тамариной лучшей подругой, долгие годы они не виделись и не общались, однако оставить человека в мороз на улице Тамара Григорьевна не смогла. Поддержал жену и Иван Васильевич. Поселили Людмилу Лазарь в родительском доме Тамары Слободской. А чтобы женщина смогла получить украинский паспорт, еще и официально ее там зарегистрировали,

— Но с тем паспортом я намучилась, — вздыхает Людмила Геннадьевна. — В Репках выдать его мне отказались, сказали: «Вопрос не к нам, твое место на Святониколаевской в Чернигове». Обидно было такое слышать, но что ж поделать... Поехала я в Чернигов, подала документы там. Кстати, за паспорт нужно платить деньги, а откуда они у меня? Председатель За-дериевского сельсовета попросила тысячу гривен у местного фермера, чтобы я смогла получить документы, позже я эти деньги отработала. Украинский паспорт я получила в апреле этого года. И сразу начала собирать документы на пенсию. Ведь все это время меня содержали Тамара с Ваней. Дрова, электричество, ед а — за все платили они. Более того, заплатили за меня еще и судебный сбор — при-
шлось в суде отвечать за то, что залезла в чужой дом.

Документы на пенсию Людмила Геннадьевна подала еще 20 мая, однако до сих пор ее не получает.

— Справки из Беларуси прислал Тамарин брат Иван, я собрала документы в Чернигове — в молодости работала в «Чобитке», на ЗАЗе, в тубдиспансере и еще в нескольких местах. Также около восьми лет отработала дояркой в колхозе в Амурской области России - нас туда отправляли семьями по специальной программе. И оттуда пришли документы. А пенсии так и нет... — вздыхает Людмила Лазарь.

— С 20 мая мы, как и годится, ждали три месяца. Ни звонка, ни письма. Позвонили сами из сельсовета, спросили, может, чего-то не хватает. Нам сказали, что все есть, но нужно еще подождать. Ждем — тишина. Ездила я в Пенсионный фонд по своим делам, попросила заодно посмотреть и Людино дело, а мне говорят, что у нее стажа на пенсию не хватает. Как не хватает, когда нам сказали, что все документы уже есть? Говорят: насчитали только девять лет. Так а почему Люде никто не сообщил, что есть проблемы, что нужны какие-то документы донести или еще что-то? Поехали туда опять, нас попросили написать объяснение, почему пенсия не оформлена в 55 лет. Написали. Теперь нам звонят и говорят, что Людмила должна приехать и заново написать заявление. Ну сколько можно над человеком издеваться! Она же, бедная, старается — то полоть к кому-то за деньги идет, то ягоды или грибы собирает, чтобы у нас лишнюю копеечку не брать, но на что тех денег хватит? И никто же из чиновников не думает, что, чтобы приехать в Чернигов или даже в те же Репки, человеку нужно где-то взять деньги на дорогу, а откуда они возьмутся, если пенсии нет? Так встретила родина: жилья нет — иди куда хочешь, а без документов еще и пенсии тебе — шиш! — возмущается Тамара Григорьевна.

* * *

— В миграционную службу с такими проблемами обращается не так уж и много людей, но каждую ситуацию тут нужно рассматривать отдельно, — говорит начальник отдела по вопросам гражданства, паспортизации, регистрации и эмиграции Управления Государственной миграционной службы Украины в Черниговской области Виктория Синюк. — Действительно, паспорт гражданина Украины выдается по месту регистрации. Если же такого нет, то по месту будущего местожительства. Если же и такого нет, то перед подачей документов человек должен обратиться в соцслужбы, которые и помогут найти временное местожительство (как, например, на Святониколаевской, 33). Потом — на консультацию в любое территориальное подразделение миграционной службы или же в Управление ГМС Украины в Черниговской области по адресу: улица Шевченко, 51а. Работники выяснят все нюансы проблемы и помогут найти пути ее решения.

Вообще же, люди сами должны быть более ответственны. И даже в такой ситуации, в которой оказалась героиня вашей публикации, стараться оформлять документы вовремя, не дожидаясь депортации. Ведь обмен паспортов СССР проходил до 1994 года. Людмилу Лазарь без проблем пустили бы в Украину, если бы она обратилась в украинское посольство в Беларуси. Конечно, удивляет, как белорусский работодатель закрывал глаза на ее документы, каким образом насчитывал зарплату. Но это уже другой вопрос...

Что касается пенсии, все тоже не совсем просто. Дело Людмилы Лазарь заместитель начальника Главного управления Пенсионного фонда Украины в Черниговской области Наталия Белозуб вспомнила буквально сразу:

— Она действительно подала все необходимые документы, мы просчитали ее страховой стаж. Подтвержденный стаж составил 8 лет и 11 месяцев, а минимальный стаж для начисления пенсии по нашему законодательству — 15 лет. В то время, когда Людмила Лазарь должна была выйти на пенсию (55 лет. — Авт.), минимальный стаж составлял пять лет. Мы обратились в Пенсионный фонд Украины за разъяснением, не может ли она сейчас воспользоваться неиспользованным правом выхода на пенсию по действующему на то время законодательству. Ждем ответ. Также направили запросы в Россию, где она шесть лет работала. Если бы этот стаж подтвердился, проблем с начислением пенсии не было бы. Сейчас все это уточняем, но ответы на запросы из России идут довольно долго. Поэтому, чтобы продолжить рассмотрение дела, Людмиле Лазарь нужно повторно написать заявление, поскольку по предоставленным документам к заявлению, которое она подала в мае, в назначении пенсии ей отказано. Стараемся, чтобы все было сделано как можно быстрее, но не все зависит от нас.

* * *

Так, из-за правовых коллизий Людмила Лазарь целый год остается без средств к существованию. И хорошо, что ей посчастливилось встретить на своем пути таких людей, как Тамара Григорьевна и Иван Васильевич. Вряд ли кто-то еще согласился бы содержать чужого человека. Мы же будем следить, как продвигается дело Людмилы Геннадьевны, и обязательно сообщим о результатах нашим читателям.

Екатерина Дроздова, «Гарт» №48 (2956) от 28 ноября 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Людмила Лазарь, депортировали из Беларуси, Тамара Слободская, Иван Кукша, Задериевка, Репкинский район, Дроздова, Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект