Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Recruter » Спор с Гребенщиковым о том, закончится ли война, как только мы выключим телевизор или Брейгель (Старший) как альтернатива телевидению (с иллюстрациями))))



Спор с Гребенщиковым о том, закончится ли война, как только мы выключим телевизор или Брейгель (Старший) как альтернатива телевидению (с иллюстрациями))))

21 Января 2015 13:02   Просмотров: 3926
Метки: мир
Нравится Рейтинг поста: + 7
 
Конечно, я читал это интервью Гребенщикова. Просто главный вопрос российской интеллигенции звучащей из каждого поста в прямом или метафорическом смысле не давал покоя и мне. 
 
Почему молчит Гребенщиков? 

Просто хотелось поразмышлять, почему для того чтобы проснулась собственная совесть нужен обязательно какой-то авторитет, некий Родитель, указывающий, что делать и как правильно мыслить. Что это за позиция такая патерналистская у здравомыслящих людей (подразумевается, что БГ слушают более-менее адекватные представители культурного слоя населения постсоветского пространства)?

Ну да ладно, это все вопросы к политическим технологам.

Вернемся к стихам. Стих это вызвал просто шквал просмотров и немалые дискуссии, мол, он же все уже сказал, вы просто не внимательны к его творчеству. Ну, ту просто метафора. Ну как объяснить человеку, что стихи не требуют объяснения, это же анекдот. Спорить? Вытаскивать из его мозга вату и показывать ее ему же, объясняя, что это вата? Как-то глупо.
Решил и я провести над собой эксперимент и выключил телевизор. 

Ну, телевизор я вообще не смотрю, за исключением коротких утренних блоков новостей, но поскольку, понимая, что телевизор как часть информационного пространства вообще, исключил я из своего рациона и соцсети. Начал просто по вечерам пересматривать старые добрые проверенные фильмы Антониони, Феллини, Ларса Фон Триера, Тарковского (это еще до Левиафана было)и наткнулся опять на любимого Тарковским Брейгеля в фильме Солярис, которого и Фон Триер цитирует в Меланхолии.

И у меня возникло чувство, что Брейгель -то знал, что с нами происходит сейчас. Впрочем судите сами: 

Брейгель(старший) с последними известиями на сегодняшний час

Охотники на снегу. Вот усталые охотники возвращаются из леса со сворой худющих собак, а внизу красивейший пейзаж умиротворенного города, где работники заняты своими повседневными делами, детишки катаются на коньках, из труб в уютных домиках идет дым. Все мирно и тихо. И только возле моста на крыше обыватель тушит начавшийся пожар. Все предельно ясно.

 



Падение Икара. На переднем плане крестьянин пашет землю, по морю ходят корабли, одинокий пастух со спокойствием буддистского монаха созерцает парящего в небе Дедала, солнышко светит, все цветет… и только снизу справа мы видим болтающиеся из воды ноги упавшего Икара. До него ни кому нет дела. Всем нас рать. Кому какое дело, что там задумал безумный романтик. И чтобы подчеркнуть, это Брейгель пишет в кустах, слева еле заметную фигуру в прямом смысле испражняющегося человека. Вуаля.

 



Сорока на виселице. Стоящая на лобном месте виселица (в виде несуществующей фигуры), пока еще пустая, но уже с сидящей сорокой на ней (символ клеветнических известий, новостей, вестей, ну и т.д.), а рядом веселящаяся публика. Ее не пугает такое соседство, они уже привыкли.

 



Притча о слепых. Ведущий слепых внезапно оступается и вся цепочка устремляется за ним. Тут тоже без комментариев.

 



Вавилонская башня. Кто-то строит огромную башню (видно по масштабу происходящих действий и крошечным фигуркам людей). Не важно, что башня покосилась. По всей видимости, в какой то ее части кто-то уже и живет. А на переднем плане прекрасно одетые люди (по всей видимости, спонсоры строительства) с охраной, со стороны наблюдают за происходящим. Возможно они понимают, что довести дело до конца не удастся, на занятый строительством народ не видит этого со своей колокольни. Все довольны происходящим.




Невероятно, подумал я, оказывается, человек со времен Брейгеля не поменялся (ну кроме моды конечно) и все это уже происходило когда-то. А если учесть, что сам художник черпал вдохновения для своих картин из Библии, где опять-таки, можно найти все ответы на вопросы сегодняшнего дня, то вообще получается какая-то мистика.


Потом я подумал, что любое произведение с драматической составляющей, по сути и есть метафора происходящего сегодня. Я взял самое простое, Вильяма, нашего Шекспира и буквально с первых страниц Ромео и Джульеты был просто поражен прямым попаданием в сегодняшний день.

И внезапно понял, что если выключить телевизор, то ни чего не закончится (кроме телепередачи конечно)ни чего не изменится, все останется. Не зря же внеземной разум Соляриса в образе молодой Бондарчук, посмотрев лишь на картину Брейгеля, все понял про людей. 

Мы такие, какие есть. И каждый делает то, что должен. Так было и так будет. И не обязательно быть Соломоном или Заратустрой, чтобы это понимать.

Вот почему любой тибетский монах, сидящий в позе лотоса и созерцающий годами растущий перед ним цветок скажет вам о вашем мире гораздо больше, чем телевизор. Вот почему именно к ним за ответом ежедневно отправляются сотни паломников. Но монахи не удивляются этому, не смеются над нами, не возмущаются. Они понимают, что мы люди как люди, разве что нас немного испортил квартирный вопрос.

ЗЫ. Вверху картина Питера Брейгеля (Старшего) Путь на Голгофу.

ЗЫ ЗЫ Собственно стих 
 
Я возмущен, как вся интеллигенция
Засилием пороков и грехов,
Ни санкций не хочу, ни преференций,
Ответа лишь – что там Гребенщиков?

Мне не нужны заумные мыслишки
От толкователей его стихов,
Всем всё понятно, даже слишком,
Но почему молчит Гребенщиков?

Где свет его, где мудрость, совесть,
Не зря ведь был Тибет и Кострома?
Ну, пусть хоть намекнет на поезд
Иль про душистый над Янцзы туман.

Сидит, молчит, бородку гладит
Глядишь, уже и был таков.
А там, через века заладят:
Так вот чего молчал Гребенщиков!

Мы все натянуты как струны в ожидании,
Что истины вот-вот прольется свет,
Опять мы с сансемильей в Сен-Жермене
На связи с миром, которого нет.

«Он все сказал», «имеющий услышит»
Пусть скажет сам и без обиняков,
Я не устану повторять как «Харе Кришна»,
А почему молчит Гребенщиков?

Зажата совесть между двух стаканов.
Скрипит она под тяжестью тисков.
Я все терплю - святителя, тирана,
Молчу, пока молчит Гребенщиков.



 
Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект