Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Recruter » Обитель ненастья или как отражается личность писателя на его книгах?



Обитель ненастья или как отражается личность писателя на его книгах?

13 Февраля 2017 14:45   Просмотров: 3302
Метки: что читать
Нравится Рейтинг поста: + 2
 Вот почему так происходит? Есть очень симпатичные внешне люди, а внутри совершенно отвратительные, грязные и липкие как закрученный локон мухоловки с дохлыми мухами и оборванной сеткой пыльной паутины под потолком. 

Или вот человек очень хорошо говорит с трибуны, такие правильные патриотичные пламенные речи, что аж дух захватывает, а делает все наоборот, гаденько ворует, ехидно хихикая над теми, кто только что аплодировали ему.

Или вот, например, наоборот, актер, гениально играющий какого-нибудь негодяя, насильника, убийцу, на деле совершенно кроток и интеллигентен, аки агнец.

Чем это объяснить? 

Масками, за которыми мы повсеместно прячем свое внутреннее состояние? 

Защитными механизмами психики, спасающие нас от реального расщепления личности? И где мы настоящие ?
И можно ли вообще применить как определение к личности такое понятие как настоящий, подлинный, или как принято сейчас говорить аутентичный? 

Экклезиаст говорил, что в мире нет ничего постоянного, так почему я думаю, что человек может быть аутентичным?

Думаю, что можно говорить только о каком-то временном промежутке его жизни и деятельности, на которое может повлиять, даже незначительный, как бы для нас, например, полет бабочки. Кто знает, что в момент наблюдения за этим полетом, происходит в голове наблюдателя?

У меня в социальных сетях есть пара-тройка сознательно незабаненных авторов, за которыми я не один год наблюдаю с нескрываемым интересом, подобно ставшему нарицательным, ученому-чудаку Паганелю из книг Жюля Верна. 

Один из них современный российский писатель, он же русский националист, организатор гуманитарной и не очень помощи террористическим анклавам ДНР и ЛНР, личный друг всех убитых сепаратистов, теперь еще оказывается политрук собственного батальона - Захар Прилепин.

Его книга ОБИТЕЛЬ, стала национальным бестселлером 2014 года, самой читаемой книгой московских библиотек, лауреатом премии Большая книга, чуть ли «возрождение книг Льва Толстого» (может потому, что роман толстый получился?).
 
Поднятые в интернете бурлящие благодарностями волны положительных рецензий заставили меня все-таки пересилить свое отвращение к автору и прочитать его роман.

Роман хороший, но... далеко не великий и даже не выдающийся. 

Сюжет вкратце такой:

Молодой человек Артём попадает в Соловецкий лагерь особого назначения ( интересно, что не по политической статье, а за бытовую мокруху). 

Но попадает как раз в то время (конец 20-х годов), когда в лагере можно было встретить очень разнообразную публику, от бывших церковнослужителей, белогвардейцев, непманов, социал-демократов, эсэеров, до бывших чекистов.
Артем влюбляется в злую (как по началукажется) сотрудницу ЧК, по совместительству любовницу начальника лагеря. (Примечательно, что Прилепину в руки таки попал подлинный дневник прототипа его героини, который он и публикует в конце романа)

Артем подобно герою Данте проходит все круги ада, а заодно и рая (это Соловки, Карл!!!!), советского лагеря (чтобы больше охватить всестороннюю соловецкую жизнь), попутно ища Бога.

Роман напоминает скорее любимую мною замятинскую антиутопию «МЫ», этакая любовь в небезопасном для этого месте (впрочем и в 1984 Оруэла и в О новый дивный мир Хаксли уже звучали эти мотивы).

Конечно, главный герой (часто отождествляется с автором) у Прилепина вовсе не Артём, как кажется поначалу, а сам начальник лагеря - Эйхманис, которого собственно и любит по настоящему сотрудница ЧК Галина. 

Эйманис – на самом деле Эйхманс, реальный начальник СЛОНА, организатор первых гулаговских лагерей, как и случае с Воландом (как это не парадоксально!!!!) из Мастера и Маргариты, чуть ли не единственный положительный герой в романе.
Почему?

Да потому, что Прилепину, как бывшему ОМОНовцу, легче представить себя вертухаем, чем сидельцем (тем более ни дай Бог политическим). 

Прилепин специально дистанцирует Эйхманиса (добрый начлаг убыл на повышение) от грязных и кровавых событий последующих после его ухода. 

Вот, мол, видите, что может быть.

Эхманис – это театр, Эйманис – это оркестр, Эйхманис – это разведение пушных зверей, Эйхманис – это геологоразведка, картография, музей икон, магазины, свободные перемещения, огороды, научные лаборатории (кстати в романе есть и прототип академика Лихачева, отбывавшего свой срок в то время)…

Но это все в ЛАГЕРЕ.

Когда я в 90 –х прочитал первый раз «Колымские рассказы» Варлама Шаламова, у меня волосы дыбом стали. Какая там эрекция, тут от голода и холода не сдохнуть? Какой секс с надзирательницей, тем более чекисткой? 

А тут какой-то «Ночной портье». Садомазохистские игрища.
«Это какой-то позор». 

Я себе не так Соловки представлял.
 
Ему легче писать о тюрьмах и лагерях (ОБИТЕЛЬ), об ужасах чеченской войны (ПАТАЛОГИИ), о националистах- скинхедах (САНЬКЯ в театральной версии - Отморозки), потому что он в теме. Он там был, он это видел, он это знает. 

Странный выбор в 21 веке писать о Соловках. Писать, заметьте, уже после Александра Солженицына, Евгении Гинзбург, Варлама Шаламова, Льва Разгона. Тема уже раскрыта, чего еще??!!!!

Хотя…

Вот, например, недавно, в Америке, на творческом вечере Леонида Броневого, после его реплики – вопросы будут?.
Встает человек и говорит: - А вы знаете, что ваш отец (отец Броневого нквдшник) в 34-м меня очень жестко допрашивал.
Никуда нам от своей истории не деться. 

И детям нашим не деться.
Как бы вы карму не называли, она от этого легче не становится. А посему, поступки свои нынешние стоит соизмерять в масштабах более высоких, нежели личная выгода. 

Надо сказать, роман Прилепина выстроен как для кино, Александр Велединский уже снимают сериал по нему. Этот режиссер уже снимал произведение другого современного российского классика, горячо мною любимого, Алексея Иванова – Географ пропил глобус. 
 


Как раз перед Прилепиным я прочитал последнего Пелевина, а перед ним Ненастье Алексея Иванова, а до этого прочитал Иванова же - Псоглавцы. 

Ненастье, книга о становлении гангстерской группировки воинов-афганцев в 90-х. Некая альтернатива Бригады. Книга глубокая, многослойная и пронзительно правдивая. 

Так вот все герои произведений Иванова культурные, интеллигентные люди с глубоким внутренним миром, но утраченным в современных обстоятельствах смыслом, поиск которых и занимает повествование.

И не удивительно, что в друзьях у Иванова числятся Хабенский и Парфенов, а ни как не Моторола и Гиви. Воистину говорят, скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты.

Очень хочу прочитать первую часть его последнего романа-эпопеи - Тобол, тем более, что сейчас Алексей Иванов работает над одноименным драматическим сериалом.
 


Художественный концепт к фильму «Тобол»: Сергей Алибеков

Как говорит сам автор «…первая половина эпопеи, 700 страниц Сибири времен Петра Великого. 
Она распахнута от Стокгольма до Пекина, от Соловков до Лхасы. В ней сходятся стольные бояре, пленные шведы, купцы-бухарцы, китайские вельможи, старообрядцы, таежные племена, иноки Киево-Печерской лавры, «новые русские» петровского образца и строитель Тобольского кремля, составитель «Чертежной книги Сибири», титан, взросший вовсе не в Тоскане, — Семен Ульяныч Ремезов. 



Художественный концепт к фильму «Тобол»: Сергей Алибеков

В его познаниях — кочи Семена Дежнёва в Тихом океане, огнедышащие горы Камчатки и отряд казаков Атласова, руины Мангазеи, петроглифы на скалах Иртыша, скифское золото курганов, чай и смарагды китайских караванов… «
«…в «Тоболе» у меня герои из разных парадигм, жанров, потому их и много. Язычники и миссионеры — из мистики; китайцы и губернатор — из политического детектива; офицеры и джунгары — из военного жанра, и так далее. А иноприродной парадигмой является, скажем так, «альтернативная история» — основная коллизия романа: сговор губернатора с китайцами на «частную», «несанкционированную» войну против джунгар.»



Художественный концепт к фильму «Тобол»: Сергей Алибеков

Самая ожидаемая книга прошлого года (она уже есть у нас в продаже, просто дороговато).
А пока ее нет в свободном доступе, читаю не читанный до сих пор роман Владимира Сорокина «Теллурия».

Вот Сорокин меня радует. 

Фантосмогорическая антиутопия о развалившейся на маленькие государства страны Европы и России, несколько напоминающая Облачный атлас, только без главного героя. Главы-лоскутки из которых читатель ткет большое полотно нового мира. 

Книга заслуживает отдельного поста, поэтому пойду читать дальше.
Добавить в:


ЦентрКомплект