Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Filka » Правила поведения военкора в зоне конфликта и прогноз на исход АТО от Романа Бочкалы и

Правила поведения военкора в зоне конфликта и прогноз на исход АТО от Романа Бочкалы и

12 Декабря 2015 14:22   Просмотров: 3366
Метки: журналистика, ато, бочкала
Нравится Рейтинг поста: + 2


В прошлом своем посте я анонсировала, что опишу тренинг, который на третий день пребывания региональных журналистов столицы провел звезда телеканала «Интер» Роман Бочкала. Помимо работы военным корреспондентом в горячих точках по всему миру 32-летний Роман ведет свою колонку на сайте «Обозреватель»  и является участником проекта "STOP коррупция". Коррупцию Роман считает самым страшным злом украинского общества. Более страшным, чем Путин:-) Бочкала уроженец Крыма, начинала работать в небольшом издании «Заря Присивашья» (существует с 1933 года), по образованию маркетолог. Пошел в журналистику, несмотря, на то, что зарабатывал приличные деньги в рекламной сфере. Мужчине не хватало осознания того, что он делает что-то важное для людей, меняет мир. Побывал в 50 странах, многие из этого списка – такие, где проходили серьезные гражданские и военные конфликты (Осетия, Балканы, Нагорный Карабах, Абхазия, Сомали и т.д.), до этого имел travel-проект на канале К1, наподобие «Орла и решки», где тусил с шаманами в Африке, объехал Индию и побывал в гостях у Санта-Клауса. Затем закончил школу телеканала «Интер» и именно она дала ему толчок к тому, чтобы оказаться там, где он сейчас есть. Специального образования журналиста Роман не имеет. Более того, процитировал руководителя Inter Media Group Анну Безлюдную, которая, принимая, новичков на работу руководствуется такими правилами: 1) если студент журналистского факультета, со 2-3-го курса не начинает работать – это настораживает; 2) если он просидел за партой все 5 лет и не дай Бог получил красный диплом – это полный провал. Таких на работу в Интер вообще не берут.

Роман сообщил, присутствующим, что подобные школы и тренинги дают больше, чем академическое образование, ведь часто стажеры после вуза не знают базовых элементарных вещей, о том, что такое стендап или live-режим работы.
После прихода в военную журналистику Бочкала считает, что все остальное после этого – кажется неважным.
Также, отмечу, что наш гость, увидев, что почти все присутствующие в зале - девушки (было три мужчины, один из Мариуполя, который побывал в зоне конфликта и неоднократно), пошутил, что его спич, возможно будет не так полезен, как если бы здесь собрались парни, собирающиеся, связать свою жизнь с военной журналистикой. Но, тем не менее, в доступной форме очень увлекательно рассказал о закулисье работы военкора.

Командировка в АТО

1) Обязательно должна быть оформлена пресс-карта. Для чего пишется заявление в СБУ – это обычно делают продюсеры, руководство. Срок карты – полгода. Данные по ней передаются в Министерство обороны.






На фото прес-карта Романа Бочкалы


2)
Должна быть официально оформлена сама командировка
3) Оформлена страховка. Лимит 100 тысяч гривен. У Романа было 2 страховых случаях, и в обоих ему была выплачена компенсация за лечение (перелом ключицы и в Песках, когда снаряд упал в трех метрах от него).
4) Необходимо перед поездкой ответить себе на вопрос «зачем» я туда еду? Какой это будет репортаж, о чем, или это охота за историей?
5) Умение оказывать первую базовую помощь, если таких навыков не будет – вы не только никому не сможете помочь (себе, своему напарнику, другим окружающим вас людям), но и станете обузой.
6) Проверьте себя на стрессоустойчивость. Сделайте сюжет о серьезном ДТП или поездите на различные демонстрации и другие массовые акции протеста. Как правило, там бывает и кровь и потасовки и непредвиденные ситуации, которые быстро покажут вам – готовы ли вы на еще больший стресс.
7) Изучайте различные программы для поездок в АТО
8) Воспитывайте в себе выдержку. Здесь был приведен пример одного журналиста, что в этом году номинировался на премию «Телетриумф», который поехал освещать конфликт в Бишкеке. От увиденного в первый раз большого количества крови, его вырвало, а сейчас он один из топовых военкоров страны.
Категорически неправильно, когда редактор/руководитель дает добро на отправку в зону конфликта молодому, неопытному, психологически неустойчивому журналисту, либо такому, что по зову души, не осознавая всей опасности, и ответственности рвется в такую поездку. Роман, сказал, что такие случаи до сих пор имеют место быть, и он бы отрывал руки и ноги тем руководителям, которые отправляют таких сотрудников.

Нельзя забывать о влиянии на события, которые мы показываем.
Запрещено употреблять местоимения «наши/ваши», «мы/они» - это дисквалифицирует журналиста и является признаком пропаганды.

Был поднят вопрос о том, возможно ли журналисту, который работает в зоне конфликта своей страны воспринимать и подавать события нейтрально и как бы со стороны, иными словами, «быть над схваткой». Опыт показывает – что это невозможно. На примере Либерии Роман рассказал, что когда пребывал там, описывать ситуацию нейтрально – не составляло никакой проблемы, так как эта страна, мало чем связана с Украиной, как по расположению, так и по ментальности, обычаям и прочее. Ситуацию же с нашим АТО сравнили со Второй мировой, тогда журналисты называли противников нацистами в официальных сообщениях и это считается допустимым.

Сейчас в стране каждый житель чувствует себя одной из сторон конфликта. Волонтеры могут быть более цитируемы и популярны в теме войны, чем журналисты. В связи с современными инструментами распространения информации – интернет, соцсети, - не обязательно быть журналистом, чтобы собирать и распространять любую информацию.

О том, черствеет ли журналист, пребывая постоянно в зонах конфликтов?  Безусловно, да. И единственное лечение от этого – «выныривание» из ситуации, возвращение домой, к привычной жизни, общение с близкими и друзьями. Дольше 2-3 недель не стоит находиться в зоне конфликта. После этого периода начинаются необратимые психологические изменения. Нередко бывает, что человека затягивает, и он уже не хочет вообще возвращаться назад. Роман сообщил, что по его опыту именно в 3-недельных срок удается сделать нормальный материал. 1 неделя – обычно никакая, 2-я и 3-я – лучшие, потом событийность или инфоповоды как бы сходят на нет. Поэтому лучше оформлять командировку именно на 3-недельнй срок.
9) Крайне важен выбор команды. В случае тележурналиста, это – водитель и оператор. Журналист и оператор могут разделяться – если оператор держит общий план, то корреспондент в это время может снимать детали. Команда из водителя и оператора должна быть на 100% уверена в своем корреспонденте, если они чувствуют слабинку, хороших сюжетов не получится.
В качестве примера был приведен случай в Сомали, когда некий журналист попросил сделать своего оператора красивый общий план с крыши, откуда было все видно, как на ладони (в тоже время боевики, могли оттуда легко «снять» обоих), но сам не пожелал туда взбираться. На что оператор предложил пойти вместе. Журналист ответил, что «не так, эта картинка и важна, лучше не пойдем». В случае, когда съемка ведется в толпе, журналист и оператор должны стоять спиной к спине. Журналист должен помнить, что у оператора, во время съемки один глаз – смотрит в объектив, второй – на видоискатель, поэтому его положение можно сравнить со слепым человеком. Когда у оператора просят убрать камеру – это автоматический сигнал к тому, чтобы держать общий план, потому что, только так можно зафиксировать преступление. Инструктируйте оператора по этому поводу.

10) Что брать с собой? Как ни странно, в поездку необходимо взять сигареты, тушенку и водку, даже если вы не курите и не пьете. Эти вещи вы можете раздать на блок-постах и тем людям, о которых снимаете сюжеты. Как пример был приведен случай, когда у Бочкалы была поездка на Карачун, через так называемый «шервудский лес», где стояла 95-я бригада и по утрам шли обстрелы. Аккумуляторы у камеры безнадежно сели и оставаться там не было никакого смысла. Замполиты же часто фиксируют бои на мобильные телефоны. После того, как одному из них был вручен Сникерс, он отвел Романа к себе и показал на мобильнике 5 минут жесткого боя, снятого с горы с телевышки. Это видео и вошло в сюжет, также его растиражировали ведущие телеканалы мира, включая Reuters. Причем в таких случаях – качество картинки не важно – главное суть. Мораль в том, что на войне даже самые простые вещи, такие как шоколадка или пачка сигарет могут вам сослужить хорошую службу.

11) Средства защиты. Это – бронежилеты 5-го уровня и кевларовые каски для всей команды. Что примечательно, чем ближе журналисты или военные к передовой – тем меньше на них этих самых средств защиты, так как они замедляют реакцию и стесняют в движениях, снаряжение – крадет маневренность. В тылу же все упакованы до зубов, но чем дальше едешь к эпицентру событий, тем легче экипированы все, кто там находится.

12) Категорическое нет – появляется в кадре или выкладывать на страничках соцсетей ваши фото/видео в камуфляже и тем более с оружием в руках. Журналист не должен ассоциироваться с военными. Здесь был приведен пример с Пореченковым – это полное нарушение всех стандартов.

13) Маркировка «пресса». От нее отказался как Роман, так и большинство его коллег. В зоне конфликта это может дополнительным стимулом убить вас, похитить или нанести какой-либо вред. Снайперы с самого начало в АТО были ориентированы на прессу, поэтому иногда приходится маскироваться под волонтеров. А вот во время гражданских конфликтов, такая маркировка скорее обязательна и даже полезна. Но, в любом случае, надо смотреть по обстановке. У Романа и команды есть специальные липучки с надписью «пресса», чтобы ее можно было легко сорвать одним движением.

14) Подготовить правильную аптечку. Цена аптечки, которую привез Роман – 100 у.е. Очень важны мощные и современные кровоостанавливающие препараты, к примеру Celox. Используются и запрещенные в Украине обезболивающие. Ведь цитрамоном или солпадеином, вряд ли, ослабишь боль от серьезного повреждения.

15) Не злоупотребляйте доверием. Некоторые журналисты, используют полученные записи в ходе неформального общения с солдатами для своих целей, не спрашивая на то разрешения.

Цифра: в АТО доля женщин-корреспондентов составляет ¼ от общего числа работников прессы, среди которых Ирина Соломко с ICTV, корреспондент "1+1" Наталья Нагорная, военный корреспондент "Подробностей" Ирина Баглай, корреспондент "Подробностей" Эльвина Сеитбуллаева и другие. Женщины подают информацию о конфликтах под особым женским углом зрения, в большинстве случаев, солдат расскажет женщине-корреспонденту даже больше, чем ее коллеге мужчине.

Об отличиях работы наших журналистов от западных

На Западе существуют очень мощные журналистские профсоюзы. В тоже время есть множество запретов, из-за которых сотрудник прессы может быть ограничен в создании своего сюжета. По словам Романа, они обязаны, спрашивать разрешение на фото и видео/съемку чуть ли не у каждого человека, что попадет в кадр, запрещено снимать планы, где видно позицию размещения, оружие и прочее и прочее. Но и украинским журналистам Роман не рекомендовал лезть на рожон, а рисковать, только там, где это будет оправдано на 100%. Как пример съемки беркутовцев во время Майдана. В погоне за ярким кадром сотрудники прессы тыкали в лицо микрофоны и камеры тем, кто был по ту сторону баррикад. Но надо понимать, что тот же беркутовец из-за, того же, шлема ограничен в зрении и не может понять – это провокация, работник СМИ или что-то еще и может среагировать агрессивным образом. Ходить в толпу тоже не рекомендуется – лучше снимать общие планы.
Украинским журналистам тоже рекомендуют уточнять у военных, стоит ли снимать такую-то картинку, ведь они из-за незнания не могут до конца оценить ситуацию. Пример: журналисты решили снять закопанный в земле танк крупным планом. Но так как противник по сюжету мог понять, что рядом с тем танком могут быть еще, и плюс на заднем фоне видно было экскаватор, то они могли бы отследить это место.
Спрашивать разрешения о том, чтобы показать лицо. В сюжете его можно «размывать», либо ставить человека, который дает комментарий – спиной к оператору.

Чтобы проиллюстрировать тот факт, о том, как важно спрашивать разрешение, на то, чтобы показывать лица людей была рассказана следующая история. Два известных журналиста (один из них российский, оппозиционный, их имен попросил Роман не называть) приехали на Карачун, где дислоцировалась 95-я бригада (начальник штаба Илья Федоренко), командир - нынешний Герой Украины Михаил Забродский. С горы они сняли, идущую по дороге девушку в форме. Потом спустились с ней поговорить, попросили взять в руки автомат и попозировать. Выложили ее фото в соцсети. Эту информацию подхватили рос-сми и растиражировали ее фото с подписью о том, что она снайпер. Тут же пошли угрозы матери девушки, последняя получила сердечный приступ. Сама же девушка, на самом деле, работала всего лишь психологом. Военные арестовали журналистов, бросили в яму к сепаратистам, которые, того что с русским паспортом даже приняли за своего. Их очень сильно избили, поставили на колени, сказали, что будут убивать и стреляли над головой, были и еще некие шокирующие подробности, которые не стоит озвучивать. После отпустили на все 4 стороны (а часть территории контролили боевики), это было рано утром, без вещей, холодно, только с телефоном. Украинский конвой даже 1 раз принял их за сепаратистов и чуть не убил. Созвонившись со своим человеком, журналисты прождали его сутки, в лежачем положении без еды и воды в траве возле дороги с поломанными ребрами и в итоге были успешно вывезены. Что интересно, после этого инцидента данные журналисты и те военные, что так с ними поступили, сейчас прекрасно общаются.

Как сделать запоминающийся сюжет?

Во-первых, надо помнить, что ваша новость через 30 минут уже может не быть таковой (Интернет все ускоряет), поэтому главное передать не столько саму новость, сколько настроение, человеческие переживания, то, что происходит вокруг самой новости. Так называемый «нерв войны». Как пример был сюжет про Хату Барса, нашла запись об этом с фото, но не сам сюжет, так как не знаю, как он подписан на канале Интер.

Под конец поста даю прогноз от Романа Бочкалы на исход АТО. По его мнению, это будет долгоиграющий затяжной конфликт, куда время от времени будет подбрасывать дровишки сторона противника. Он может тлеть и десятки лет, если наши власти не проявят решимость. Наша ситуация более всего Роману напоминает Хорватско-боснийского конфликт. Хорватской армия, также как и украинской, пришлось в очень сжатые сроки провести масштабные реформы, был выждан благоприятный момент и проведена операция «Буря». После чего подписано Дейтонское соглашение о прекращении огня, разделении враждующих сторон и обособлении территорий, положившее конец гражданской войне. Здесь он сравнил его с Минскими договоренностями, которые, как я поняла, никакой погоды без решительных военных действий в погашении конфликта не делают.
Добавить в:


ЦентрКомплект