Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Filka » Кисло-сладкая журналистика. Рецензия

Кисло-сладкая журналистика. Рецензия

11 Апреля 2015 22:24   Просмотров: 3629
Метки: ганапольский, книга, рецензия, журналистика
Нравится Рейтинг поста: 0


Вот попала в руки книга достаточно известного журналиста Матвея Ганапольского, выпущенная в 2008-м году тиражом 7 тысяч. Ганапольский известен тем, что работал на «Эхо-Москвы» под редакторством Алексея Венедиктова, в 90-е вел такие передачи как «Бомонд» и «Игры гладиаторов», а сейчас вот ведет свои блоги на Обозревателе, а также у Матвея программа на Радио Вести (как бы украинский аналог Эха Москвы), которое стартовало 18 марта 2014-го и ток-шоу "Место действия с Матвеем Ганапольским" на 112-м канале (выходит с 23 января 2014-го года). Причем если на Обозревателе Ганапольский жестко критикует Путина, то основные его теперешние места – Радио Вести и 112-й канал – связывают с Курченко, Ахметовым, Арбузовым, Медведчуком и Захарченко. Сам Матвей родом из Львова.

Его последние интервью на сайте «Комментарии»:
Матвей Ганапольский: украинский радиослушатель через радио участвует в строительстве государства

Его Фейсбук

Его блоги о Путине и о Немцове.

Свою книгу «Кисло-сладкая журналистика» сам автор называет сборником полезных советов для начинающих. Но, как мне кажется, и не начинающим всегда интересно почитать об опыте и размышлениях человека, который в медиа столько лет. Само чтиво написано в как бы юмористическом несерьезном тоне, легко читабельное, есть много жизненных примеров.

Тем, кто только еще на пути в большую журналистику автор со старта дает главный совет – стучаться во все двери и не боятся отказов. В конце концов любой отказ – лишь слово «нет».

Ваше призвание работать в СМИ – если вас распирает непреодолимое желание делиться информацией с другими.

Специальное образование не главное – есть пример супер-профи, которые его не имели. Лучших при этом в среде российских журналистов Матвей называет тех людей, у которых есть лингвистическое и историческое образование.
При этом «Будьте готовы, что вас в эфире будут слушать люди с высшим образованием». Это значит, что постоянное саморазвитие и самообразование никто не отменял!

Чрезвычайно важны харизма и уникальность.

Надо найти прежде всего свою нишу и писать и говорить об этом. В пример автор приводит двух своих коллег с Эха. Одна сделала передачу о русском языке и даже написала несколько книг по этому поводу и можно сказать стала постоянно приглашаемым экспертом по теме, второй Сергей Бунтман делал уникальную передачу о саундтреках к фильмам, так как он делал ее в эфире за ним не смог бы повторить никто! Журналистика состоит не только из новостей и интервью. Умение рассказывать интересно о чем-то таком в чем ты разбираешься – огромный талант.

Еще одного парня увлечение готовкой тоже вознесло на экспертные вершины и ему даже доверили участие в составлении самой крутой французской кулинарной энциклопедии.

Еще один совет для молодых: если вы хотите развиваться в профессии – переезжайте в большой город. Его преимущества в том, что больше мест для устройства на работу, шире конкурентное поле – вы встречаетесь с лучшими, это заставляет вас читать их публикации, смотреть и слушать их эфиры, чувствовать сегодняшний стиль. Именно в большом городе решается большинство проблем – политических, экономических, культурных и вы не смотрите это по телевизору, а находитесь в гуще событий.
Не бойтесь подражать другим! В вещах – к примеру, носить подтяжки как у Ларри Кинга, делать поворот головы как у знаменитого ведущего, прическу как у Элвиса и т.д. Примеряйте это на себя, используйте удачные фразы, все должно идти в дело.
Фразу «Оставайтесь с нами» придумал кто-то, а теперь ее употребляют многие, и это правильно, это хорошая фраза.
Постоянно что-то оставляя, что-то отметая, на вас останется только собственное, которое назовут вашим собственным стилем, а не воровством.
Воровать чужой талант получается только тогда, когда ты обладаешь своим.

Уделил автор место и вопросу Интернета.

Он считает, что благодаря сети аудитория, которая сама не имеет должного образования будет мгновенно указывать вам на любые ошибки и просчеты и предавать их гласности. Так как то, в чем ты ошибся – мгновенно можно проверить в гугле.
Благодаря высоким технологиям сегодня каждый может стать репортером, если оказался в нужном месте в нужное время с включенным мобильником. Как пример – казнь Хусейна, которую на свой мобильный снял один из охранников, после чего выложил в сеть. Все телеканалы прокрутили этот сюжет, с оговоркой на то, что это все конечно ужасно и неэтично, но все же.
Блоги в интернете тоже разрушают традиционную журналистику считает Ганапольский. Сейчас информ-агентства мониторят сеть по ключевым словам и получают из нее информацию порой быстрее, чем от своих спецкоров.
Самый популярный блоггер в России, это парень, который каждый день в своем блоге вешает несколько фото и его читают миллионы, немыслимо! – пишет автор.
Возможно, имелся в виду Илья Варламов? Но вроде бы на момент выхода книги он только начинал.
Тем не менее, несмотря на разрушительную силу Интернета профессионалы имеют место быть. Так, в Америке есть престижнейшая премия «The Overseas Press Club Awards» для лучших репортажей журналистов со всего мира. В 2008-м году награду «The Robert Capa Gold Medal» получил фотограф Джон Мур (John Moore) за снимок, который был сделан 27 декабря 2007-го в Равалпинди (Пакистан). Он снимал репортаж о предвыборной кампании Беназир Бхутто, как известно она погибла от рук террористов. Любой кроме Мура мог сделать этот снимок, даже случайный прохожий, но профессионала отличает от дилетанта то, что его камера всегда наготове в нужный момент.
Вы можете просмотреть репортаж с озвучкой самого Мура на сайте Нью-Йорк Таймс по ссылке: //www.nytimes.com/packages/html/world/20071227_BHUTTO_FEATURE/

Работоспособность. Это важно! Хочешь взойти на вершину – пакуй рюкзак и начинай восхождение.

Многие критикуют Мадонну, но никто не ставит под сомнение ее работоспособность и настойчивость.
Понятие лучший включает в себя еще и талант этот самый талант реализовать. Как пример идет Тина Канделаки. Она была ведущей на радиостанции в Тбилиси, но когда перебралась в Москву ей пришлось убрать свой грузинский акцент, а для вечерних телешоу с такими гостями, как Брюс Уиллис она хорошо выучила английский. Кроме этого приходится уделять колоссальное внимание своей внешности – костюмы, прически и быть всегда в тренде. Знать все новые фамилии, что на слуху, события и новинки.

Главу о настойчивости заканчивает цитата из одного из любимых полицейских сериалов автора книги, когда один детектив спрашивает другого: как мы будем разбираться с этим сложным делом? На что второй ему отвечает – также как едят слона – откусывать понемногу.

Об ответственности

И о том, как может нанести вред журналист обществу. Здесь еще один трагический пример, связанный с терроризмом. Норд-Ост и гибель 129 человек от усыпляющего газа. Одна из самых позорных страниц в российской истории по мнению Ганапольского. Власти так и не признали публично своих ошибок.
Когда террористы захватили заложников встал вопрос о том КАК это показывать. Ведь подобного опыта у СМИ России не было. Госканалы испугались, а НТВ установил камеру на соседнем доме. Президент Путин пришел в бешенство, в итоге канал был разгромлен, а менеджмент сменили.
В чем мораль?
1. Настоящая журналистика – социальный фактор и вы можете пострадать за свои действия.
2. Нет однозначного ответа на вопрос – правильно ли показывать в эфире подобные вещи. С одной стороны это журналистский долг, с другой – террорист видит вашу трансляцию и обязательно ее использует в своих целях. И если от того, что вы показали он сможет скорректировать огонь и погибнет солдат штурма – готовы ли вы взять на себя хотя бы часть вины за его гибель?
Среди заложников оказалась сотрудница Эха, она звонила на мобильный описывая ситуацию, а потом сказала, что один из террористов хочет, чтобы ему дали выйти в прямой эфир. Главред Венедектов, пока тянули время ведущие, звонил в Кремль и просил дать специалиста переговорщика. Террорист же просил вывести федеральные войска из Чечни. Разговор закончился ничем. Потом был штурм, террористов убили.
Здесь Ганапольский размышляет о том, что могло произойти так, что как раз в это время кто-то из спецслужб пообещал прямой эфир за то, чтобы выпустили из здания детей (а об этом ходили просить терров многие), а тут бац – и журналистка по своей инициативе им это предоставила без всяких условий. То есть в данном случае можно настолько все усугубить, что последствия будут самыми ужасными. И если сразу после этого эфира Матвей гордился тем, что у них был прямой эфир с террористами, то сейчас бы он ответил однозначным отказом. Ибо общаться с такими людьми должны исключительно обученные профессионалы-переговорщики.
Сейчас в России существует четкое законодательство, что террористам и людям, обвиненным в террористической деятельности, запрещается давать эфир. Их запрещается показывать по телевизору, давать их голоса по радио, а также приводить их прямые цитаты.

Еще один шикарный пример, касательно личной ответственности журналиста за то, чтобы давать/не давать информацию аудитории не могу не привести. Его Ганапольскому рассказал рассказал известный журналист Владимир Познер, который долгое время в США вел совместное ток-шоу с Филом Донахью. На одном из круглых столов, где собрались известные медийные люди американский теледеятель Фред Френдли предложил присутствующим непростую задачку.

Представьте, сказал он, что вы берете интервью у министра обороны вашей страны. Неожиданно у него звонит телефон, он снимает трубку, потом извиняется и говорит, что выйдет на три минуты. Министр выходит, а вы, чтобы размять ноги, встаете и делаете пару шагов.
И тут на столе вы видите вверх ногами бумагу, на которой написано «Совершенно секретно». Но вы-то опытный журналист, вы умеете читать бумаги вверх ногами. Вы окидываете бумагу взглядом, и выясняется, что в ней содержится информация о том, что в течение десяти дней ваша страна нападет на другую.
Пораженный, вы садитесь.
Входит министр, вы продолжаете беседу. Но сколько вы потом ни говорите, он ни слова не сообщает о предстоящей войне.
А теперь вопрос: сообщите ли вы читателям о том, что вы видели такую бумагу?
Тут два варианта, и оба проигрышные.
Не сообщить – предать свою профессию.
Сообщить – предать свою страну.
Гости Фреда Френдли, подумав, пришли к выводу, что все же о бумаге нужно сообщить. Потому что это журналистский долг.
Я понимаю справедливость подобного вывода, потому что важно не путать два понятия: власть и страна. То, что полезно власти, не всегда полезно стране.
Представим себе, что решение о начале войны было принято узким кланом во имя собственных политических или экономических выгод. Простой пример: мы знаем, какая дискуссия идет вокруг необходимости начала иракской войны.
В подобных случаях ваша публикация может привести к широкой общественной дискуссии, и войны, в результате, не будет.

А если все не так? Если режим другой страны перешел все грани и военные действия – единственный выход?
Но вы сообщаете о бумаге, лежавшей на столе, и о факторе внезапного нападения можно забыть. Диктатор соседней страны нападает первым, и ваших солдат гибнет в сотни раз больше, чем могло погибнуть.
Вы готовы взять на себя вину за их гибель?


В конце автор книги подводит итог – что внутренняя совесть всегда подскажет журналисту как поступить в том или ином случае.

Затем автор переходит на тему взаимоотношений СМИ и власти. Российской власти, разумеется.

Здесь также есть интересная фраза о том, что в любой стране уровень демократии вычислить просто. Достаточно посмотреть количество прямых эфиров на главных госканалах – этот процент все и покажет.
Еще он пишет о том, что диктатура не любит неожиданностей и незапланированных вопросов. И рассказывает о том, как 1991-м году, пока Михаила Горбачева пленили в Форосе в Москве начался переворот, его зачинщики устроили пресс-конференцию, где утверждали, будто Горбачев болен и не может управлять страной. Встала журналист Татьяна Малкина и задала простой вопрос «Осознаете ли вы, что делаете госпереворот?» Здесь так и просится украинский пример, когда Мустафа Найем задал свой знаменитый вопрос Януковичу, а последний дал не менее знаменитый ответ «я вам не завидую».



Далее идет речь о том, что все пресс-конференции, которые дает президент Путин тщательно готовятся. Как с журналистами, так и с обычными людьми и никто не смеет задать ему неудобный вопрос, дабы остальные (миллионы, кто смотрит) не усомнились в правильно выбранном правительством курсе.

В новые времена авторитарные режимы не пытают и не убивают журналистов. Они их просто покупают.
Далее описан процесс, как разаваливаются значимые авторитетные сми, как оттуда перекупают людей, за трехэтажные дома и новые ауди и полеты в с президентом и шестизначные гонорары. Похожая схема действует и с политологами делится автор, которые тоже должны защищать власть. Покупают всех отнюдь не угрозами, ничего такого. Это как легальная проституция. Если вы сблизились с властью, то она обязательно использует вас в своих целях.
Как по мне масштабы этого сближения к 2014-2015-му годов в России достигли невероятных размеров…
Аудитория ставит на таких журналистах клеймо навсегда. Среди примеров в книге значатся такие люди, как Кобзон и Михалков.
Аудитория простит политикам поворот в их суждениях, но вам – никогда, потому что политиков исходно считают продажными, а журналистов – порядочными.

Вы и аудитория. Никакой любви и компромиссов!


Здесь глава начинается о том, что автор хвалит Горбачева, который в свое время сделал или точнее не сделал ничего для того, чтобы продолжить адский авторитарный режим. Именно благодаря ему начала в России зарождаться демократия и люди получили возможность высказывать свое мнение, кто бы что про него не говорил и как бы не ругал. Добрая часть суши, враждебно настроенная к другим странам, вооруженная ядерным оружием стала более понятной и открытой.
Именно в те времена появляется знаменитое «Эхо Москвы», которое вначале представляло собой маленькую комнату в конце коридора с двумя пишмашинками и микрофоном. И тысячи людей хлынули к ним, чтобы иметь возможность своего мнение/жалобу, чего доселе в СССР не было. Люди дневали и ночевали в коридоре, общались между собой, закармливали журналистов тортами, несли подарки. Это был праобраз соцсетей.
Через несколько месяцев «коридорный клуб» фанов Эха, когда спал эффект новизны стал жестко критиковать их редакторскую политику: мол, не так подаете новости, неправильно работаете и мы интеллигентные люди с высшим образованием – возмущены! Коридор опустел пошли гадкие телефонные звонки.

Аудитория не плохая, при этом она требует новизны, а стабильность – первый признак стагнации.

Постоянно нужны новые люди, новый подход, ротация людей и эфиров. На западе очень давно действует подобная схема, иначе происходит усталость и застой аудитории.

Жесткая критика и постоянные оскорбления в ваш адрес – неизбежны. Ибо аудитория всегда считает себя лучше и умнее вас, будь вы хоть трижды гений. И только жена, дети и пиво по вечерам с друзьями не позволяют им заменить вас в эфире.
В книге имеется большой кусок о борьбе с оскорблениями от слушателей.

При этом необходимо относится к этому явлению, как к неудобной части работы и считать, а часть твоей зарплаты – это компенсация за агрессию со стороны аудитории.

Аудитория разнообразна и разные ее части пытаются влиять на ваш авторский взгляд и эфирный продукт. Не позволяйте делать этого! Помните, вы – автор.

Не пытайтесь искать у них любви. Они не считают вашу работу – работой и всегда думают, что сделали бы ее лучше вас.
Не пытайтесь заискивать – они остро чувствуют неуверенность и используют ее против вас.

Не выискивайте среди них любимчиков и тем более не выделяйте их публично – другие будут ревновать.

Осторожно относитесь к советам аудитории – их цель в конечном итоге – изменить вас. Помните, вас ценят за вашу индивидуальность, и из-за нее же вас и взяли на работу.

Выражают недовольство вашей работой, по мнению Ганапольского обычно бездельники, свободные от забот люди, эфирные маняьки, люди в возрасте, у которых полно свободного времени. Адекватные и те, кто вами доволен не считают, как правило, нужным подавать свой голос вообще.

Поэтому НИКОГДА не переносите свое раздражение из-за общения с «маньяками» на всю аудиторию.

Победить этих людей невозможно – они будут всегда трепать вам нервы и пить вашу кровь.

Тут приводится в пример продавец, который из-за подобных истеричек-покупателей под конец дня измотан и зол и ненавидит уже всех покупателей магазина. Журналистика – сфера обслуживания, и она ничем не отличается от работы в прачечной или в автомастерской.

Даже если вы не принимаете звонки, не отвечаете на письма и презираете свою аудиторию – вы существуете только, потому, что она есть.

Имеется глава, посвященная особенностям организации радио и телеэфиров с приглашенными гостями, достаточно интересная и правильная.

Далее отдельное место выделено под «шебутных» гостей и одним из самых ярких примеров данного типажа гостя автор считает Жириновского. Ему печально, что россияне видят в нем безобидного почти клоуна и проводят его партию из года в год в парламент. При этом сам Жирик держит их за идиотов и имеет все свои блага как раз за счет этих доверчивых ягнят. Пишется, что его скандальный имидж берет начало с инцидента, когда она в эфире вылил в лицо апельсиновый сок ныне покойному Немцову.

Были и позитивные истории о том, как выкручиваться из сложных ситуаций в эфире. Однажды на ночную передачу пригласили повара-итальянца, который до этого проработал в Германии, а теперь в России с его молодой женой. Оказалось, что жена не в состоянии переводить и пошли недовольные смс-ки от слушателей. И когда аудитории был дан клич в прямом эфире помочь с переводом отыскалось множество людей с идеальным знанием итальянского и немецкого, да еще и таких, что побывали во всех ресторанах, где гость эфира был шеф-поваром.

Уделяется внимание тому, что для каждого гостя, здесь мы не берем товарищей уровня Жирика, - это всегда ужасное волнение. Ведущий должен это принимать во внимание и обеспечить гостю моральный комфорт.
Важный момент – неподдельный интерес к гостю и умение задавать такие вопросы, чтобы получился действительно содержательный разговор/эфир.

Мне понравилось, как описывал своего идеального гостя Сергей Бунтман: Я люблю брать интервью у людей, которые понимают, что в разговоре есть ритм. Каждый гость приходит с какой-то магистральной идеей. Я ценю тех, кто может и ответить на вопрос, и отобразить этот ответ на фоне своей магистральной идеи. Я люблю брать интервью у людей, которых я бы назвал «шероховатыми». К этим людям есть через что подключиться. У них как будто множество всяких штепселей, разъемов и входов. Такой гость работает с тобой в паре, как абонент. Он не декларирует, а чувствует, что тебе необходимо. И вы выстраиваете интервью вместе, ступенька за ступенькой. Я бы предложил такой образ: есть гости, которые сидят к тебе лицом и говорят только с тобой. Есть другие, он развернуты к аудитории, ты им не особенно важен. Я же люблю третьих: они сидят как будто вполоборота. Они понимают, что, с одной стороны, они разговаривают со мной, а с другой с аудиторией.

А Ганапольский выразился об идеальном госте так: Я бы мечтал, чтобы ко мне приходил специалист по разведению кроликов, но чтобы наша беседа начиналась бы с цитат Паоло Коэльо.

Прочтите это, и когда вас однажды позовут на интервью помните: ведущие и журналисты в восторге от артистичных всесторонне развитых людей – с такими всегда получаются интересные материалы даже у работников сми новичков.

Здесь, если это будут читать будущие/настоящие акулы пера, просьба не путать все это с термином «раскрыть» гостя. Это так называемое раскрытие – миф, которого не существует. Это глупость и ложная цель.

Оценивая эфирное время всегда отвечайте себе на вопросы: где, когда, с кем и сколько?

Не надо изобретать диковинных подходов к общению, если они не к месту.

Молодым журналистам не стоит обольщаться вдвойне, ибо никто и никогда не скажет вам лишнего, потому что для гостя – вы случайная страница в биографии.

Миф второй для ведущего: Если я не буду ярким, то стану просто подставкой для микрофона. Дальше идут примеры, как делать не надо, среди которых Данилко со своим СВ-Шоу. Главное же резюме автора книги – общество уважает тех, кто задает НУЖНЫЕ вопросы.

Затем идет целая глава о том, как обеспечить комфорт в студии гостю уже не в моральном, а прямом смысле. Выставить освещение, реквизит, удобная кресла и прочие нюансы. Все советы – абсолютное попадание в точку.

Еще одна ошибка: «Пиши интервью побольше, потом выберешь нужное». Для интервью должен быть, прежде всего, повод. При этом задача журналиста угадать о чем интервьюируемому будет интересно говорить именно сегодня.

Ганапольский говорит, что лучшее интервью в его жизни взял у него провинциальный журналист и он до сих пор рассказывает эту историю своим студентам. Он пришел к нему с блокнотом и диктофоном и сказал, что хочет ему что-то прочитать. На что Матвей попросил, чтобы чтение было недолгим.
- Послушайте, вот несколько исторических фактов, - сказал он. Эдмунд Хилари завоевал Эверест. Конец войны в Корее. Умер Иосиф Сталин. Александр Флеминг, открывший пеницилин, женится в возрасте 71 год. Выходит первая книга о Джеймсе Бонде. Первый мужчина делает операцию и становится женщиной. В Мозамбике родился будущий тренер национальной футбольной команды Португалии Карлос Куэйрос, один из лучших футбольных техналрей.
На что Ганапольский спросил к чему это все? И получил ответ: Это все произошло в 1953 году, когда вы родились и я хотела задать вам вопрос: как, по-вашему, с того времени изменился мир.
После чего у Матвея загорелись глаза и он проговорил с тем журналистом долгое время.

Глава о том, как брать интервью у президентов и премьеров посвящена Алексею Венедиктову и его опыту в данном вопросе.
Есть абзац о том, что супер-профи берут интервью без заметок-вопросов на бумаге перед глазами. Все должно быть в голове. Результаты ресерча вы должны оставить за дверью.

Главный признак удавшегося интервью по версии Венедиктова – мокрая рубашка + высокий индекс цитирования.

Главная цель любого интервью – рассказать аудитории как все было на самом деле.
Важно верить в свои силы и зарабатывать авторитет.
Еще один секрет профессии от профи: неподдельный интерес к другим людям. Ведь, если для тебя все ясно в этом мире, то в эфире ты лектор или пропагандист.
Вывод: не бывает маленьких тем, бывает непонимание их важности. Каждый человек интересен. Если люди вокруг тебя стали тебе скучны – уходи из профессии.

Спасибо всем, кто дочитал до конца!


П.С. Любимый певец Ганапольского – джазовый исполнитель Эл Джерро (Al Jarreau). Ставлю его клип внизу с Ларисой Долиной, так как про Долину тоже есть в книге, и возможно это запись с того самого концерта, на который ходил Ганапольский.




Добавить в:


ЦентрКомплект