Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Filka » Книжное настроение или про терроризм, зарин, метро, японцев и мураками

Книжное настроение или про терроризм, зарин, метро, японцев и мураками

24 Октября 2014 18:42   Просмотров: 4335
Метки: мураками, зарин, асахара, книга
Нравится Рейтинг поста: + 7


Вот попалась в руки книга, о которой хотелось бы упомянуть здесь.  Книга «Подземка» Харуки Мураками, отнюдь, не новинка, но примечательна тем, что написана в документальном жанре в виде 60 интервью с пострадавшими от зариновой атаки в токийском метро 20 марта 1995 года. До этого я была знакома лишь с художественными произведениями данного автора, а мимо этой книги не прошла, так как событие почти 20-летней давности, что произошло в Японии очень сильно врезалось в память. Кода по телевизору шли черно-белые кадры, где как подкошенные падали, выходя из метро, люди, а диктор на фоне вещала, что отравляющий газ дело рукой некой религиозной секты, наверно впервые, в жизни я, будучи еще ребенком 12 лет осознала, что в мире существует терроризм. Когда некие нехорошие люди, по каким-то причинам могут отправить на тот свет кучу людей и заставить испугаться весь мир. Прибавьте к этому то, что в то время на территории постсоветского пространства как раз набирало обороты популярности Белое братство (лидеры движения - Юрий Кривоногов и Марина Цвигун, она же Мария Деви Христос), что в принципе по всем своим признакам напоминало японскую Аум Синрикё. В Чернигов их члены тоже приезжали, и наша родственница чуть не взяла на квартиру одного из таких братьев.
Кстати, кому интересно, Цвигун – уроженка Донецка, а ее главный напарник уроженец Воронежской области, оба отсидели под Луганском за сектантство, меньший срок чем им дали. Марина теперь Виктория Преображенская и живет в Москве, задвигает там по тем же религиозным темам, но ей запретил суд в 2013-м году сделать новое Белое братство, а вот Кривоногов сменил фамилию на фамилию новой жены Сильвестров и работает в одном из универмагов Киева.
Но вернемся же к «Подземке». Меня, как человека, что имеет отношение к СМИ и журналистике, прежде всего, заинтересовала книга тем, что на основании каждого повествования рассказчика, который так или иначе пострадала от зариновой атаки, можно составить целостную картину того, каким образом подобное событие виляет на жизнь отдельно взятого человека. Здесь писатель уже работает по сути как журналист, но, конечно же, тот объем материала, что он собрал, не уместит в себя разворот газеты или краткий новостной телесюжет. А ведь СМИ как раз обычно и дают отрывистую информацию, с большим количеством шокирующих деталей, то есть работают с фактами, но при этом сама суть остается где-то за кадром.
Предисловием к каждой истории стоит шикарная подводка с описанием внешности человека, его жизненного уклада, привычек, места проживания, манеры одеваться, увлечений, семейного положения и даже акцента, плюс впечатление, которое он произвел на автора. Иногда автор описывает даже жилище интервьюера. И это раскрывает перед читателями суть и характер самих японцев, а это дико интересно, так как жители страны восходящего солнца кардинально отличаются от нас.
Забегая наперед отмечу, что сам Мураками, до того как написать эту книгу долгое время жил и работал за границей – в Европе и Америке и трагедия произошла в то время, когда он как раз вернулся из США. Он посчитал, что написать такую книгу – его долг перед обществом и это, как он сам признается, позволило ему больше понять его родную Японию, в противовес тому, что он все это время познавал другие страны и культуры. Также есть пояснение с цифрами о том, почему удалось опросить только 60 человек (один из них иностранец), при том, что пострадали тысячи людей и почему 90% из них – мужчины. Во-первых, на момент сбора интервью (спустя 9 месяцев после трагедии, собирали материал в течение года) в обществе все еще присутствовал страх, что тебя могут опознать и отомстить синрикёвцы. Во-вторых, стыд – очень сильное чувство у рядового японца, они как бы не хотят, чтобы их затем идентифицировали и воспринимали ущербными, женщины, к примеру, боялись, что не возьмут замуж, мужчины – боялись потерять работу. В-третьих, – неприятие людей, что имеют отношение к СМИ. После того как они увидели КАК эти самые СМИ подавали данную историю. В-четвертых – то, что людям банально не хотелось об этом вспоминать и прочие виды отказов. Был и постотказы – когда материал собран, но человек просит не публиковать, у половины имена в книги изменены по просьбам интервьюеров.
Здесь очень похоже на теперешнюю ситуацию у нас, в Украине. Заставить говорить для прессы тех людей, которые имели отношение к революционным событиям и АТО – целая проблема. Поверьте мне, то, что вы видите на сайте, собранное из всех черниговских СМИ – жалкие крохи. На самом деле 90% ярких историй остается за кадром, так что цените то, что доносят до вас всеми правда и неправдами наши скромные местные труженики пера. Впрочем, это касается и криминальных или различных трагических историй, очень малое их количество попадает в газеты, ТВ, интернет. Так, что здесь мы с японцами схожи.
Зарин. Кто из вас не знает что такое зарин? Если брать мое поколение, то на уроках по ГО каждый школьник должен был чуть ли не на зубок выучить, что такое иприт, зарин и фосген и каково их действие на организм человека. Даже в институе пришлось сдать этот предмет на 5 с плюсом. И как сейчас помню, жуткие страшилки от преподавателей, по поводу созданных немцами отравляющих веществах. А в каждой семье была минимум одна аптечка, такая оранжевая пластиковая коробочка, образца АИ-2, где были афин и тарен – антидоты при отравлении ФОВ. Еще помнится, их наркоманы активно собирали по друзьям-знакомым. Короче, человек середины 90-х в нашей стране еще помнил что такое зарин и «с чем его едят». Правда, если бы что-то подобное в то время произошло в киевском метро, я не уверена, что причину бы установили еще быстрее, чем японцы. Опять же в Японии, которая являлась на тот момент очень безопасной страной, если не брать в счет землетрясения и цунами (но это природа, и на нее не повлияешь) зариновой атаки явно никто не ожидал. Да и к самой религиозной организации Аум Синрикё власти, полиция и силы самообороны относились как бы снисходительно: из серии, да эти маразматичные религиозные фанатики, пусть развлекается, лишь бы не мешали.

Описание главы Аум Синрикё Секо Асахары в книге нет, есть немного про тех, кто непосредственно был исполнителем – то есть протыкал зонтиками пакеты, наполненные отправляющей жидкостью в вагонах метро. В Вики прочла, что он из бедной провинциальной многодетной семьи, почти слепой, с диагнозом глаукома. После школы открыл аптеку, в которой продавал лекарства «заряженные космической энергией», на чем сколотил немало денег. Затем создал религиозное движение. Его даже благословил Далай-лама. Цитирую с одного сайта:
«В 1987 г. Сёко Асахара в очередной раз побывал в Индии и встречался там с Далай-ламой. Во время этой встречи Далай-лама сказал японцу, что «дорогой друг, буддизм в Японии пришел в упадок, если так будет и впредь, то буддизм исчезнет с земли Японии. Ты обязан распространять настоящий буддизм на твоей Родине, ты – самый подходящий человек, поскольку ты понимаешь мысль будды. Я рад, что именно ты несешь ответственность за эту работу, так как тем самым ты помогаешь мне». В 1989 г. Сёко Асахара подарил Далай-ламе 100 тыс. долларов США, в ответ Далай дал японцу «диплом» и письмо рекомендации. В этом письме, адресованном компетентным органам Токио, Далай-лама назвал Сёко Асахару «очень способным духовным наставником» и определил секту «Аум Синрикё» как «распространитель буддизма Махаяны и секту, способную подталкивать публику к доброте». Далай-лама в письме даже попросил соответствующие инстанции Токио «освободить секту «Аум Синрикё» от налогообложения».



Настоящая фамилия Асахары была Мацумото, и первый пробный теракт с применением зарина провели в городе под названием Мацумото. Именно сотрудники медунивера, который располагался в этом населенном пункте помогли определить токийским врачам, что в столичном метро применен именно зарин. Они разослали по факсу инструкции как лечить людей от отравления зарином.

Предпосылки того, что Аум Синрикё может быть угрозой для общества были задолго до данного теракта. Первый пострадавший был адвокат, который начал копать на них. Его самого супругу и полуторогодовалого ребенка убили, закатали в бочку и похоронили на дне залива, затем их тела нашли. Коллегия адвокатов в свою очередь после смерти этого юриста стала тоже пытаться обратить внимание властей на секту. В общем было много всяких случаев, что прямо или косвенно указывало на Аум, даже в случае с Мацумото пошел шум по поводу того, что это их рук дело.

Само токийское метро с несколькими линиями, где произошли проколы пакетов с зарином – это адский ад. Как я поняла, читая книгу, город Токио окружен несколькими городами – и люди из всех этих городов каждое утро стекаются в столицу на работу. По типу как в Украине ездят на работу в Киев, правда на маршрутках, из Броваров, Нежина, Белой Церкви и того же Чернигова, так и там – только в ГОРАЗДО большем количестве.





Из предместий надо сначала добраться до одной из конечных станций метро на электричке в сам Токио, а уже там спуститься в подземку и с пересадками ехать в тот район, где находится твоя фирма. Вагоны битком, при этом часто случаются атаки эротоманов на женщин, - это когда человек, делая вид, что смотрит в другую сторону, в плотном потоке людских тел пытается потрогать рядом стоящую даму. Как бы такая себе японская фишка. Но я так поняла очень распространённая, о ней упоминается несколько раз в книге. Часты случаи недомогания, что при таком потоке людей – не редкость, но так как японцы люди сдержанные признаки отравления газом они приняли за приступы малокровия, гриппа и прочее. Жуткий ор никто, как начали кашлять пассажиры и учуяли необычный запах, сразу не поднял. В этом плане, наверно, наши люди начали возмущаться бы быстрее.
Теперь о самих японцах. Этим людям надо ставить памятник! За трудолюбие, выдержку, работоспособность и преданность своему делу. Ведь каждая история в книге начинается примерно так: Я встаю обычно в 5.30-6 утра (некоторые встают в 4 утра – крестьяне в деревнях, работники метро и люди других профессий), на работу надо прийти к 9 утра, но я люблю, чтобы до начала дня у меня было свободное время, чтобы подготовиться и прихожу обычно к 8.20. Из дому выхожу в 7.00, чтобы успеть на поезд к 7.13, но в этот день вышел поздно, - в 7.05. Я сажусь на электричку от станции такой-то (названия такие, что язык сломать можно), затем выхожу на такой-то, пересаживаюсь там-то, затем еще в одном месте, потом прохожу пешком и я на месте. Дорога до работы обычно отнимает у меня 1.20-1.30 в один конец (у некоторых респондентов 2 часа!!! в один конец). Люди, которые заняты в продажах, маркетинге, работе с программным обеспечением (тогда этот бизнес только зарождался) работают по 12-13 часов в день, некоторые без выходных. При этом они еще регулярно умудряются заниматься спортом и не болеть! Почти все из опрошенных, а среди них немало людей в возрасте 50-65 лет отмечали, что до случая с зарином никогда не болели.
Товарищи, вы когда-нибудь видели украинца в здравом уме, что будет приходить на работу почти на час раньше, и когда он при этом выходит настолько раньше он к пяти минутам применяет выражение «в этот раз я вышел поздно»? Нет, ну, наверно есть такие люди, но не массово…
Но то еще ладно. Дальше - больше. Меня поразило то, впрочем, автора книги почему-то тоже, хотя он японец, что все люди, что надышались зарином в метро при том, что от этого померк свет вокруг из-за сужения зрачков до 1 мм, подкашиваются ноги, начинаются судороги, рвота, боль в голове чуть ли не на четвереньках ползли на работу. При этом у таксофонов выстроились очереди из людей, которые спешили сообщить, что опоздают на работу. Это было первое, что делали японцы, выйдя наружу, кого еще держали ноги. Тут я тоже слабо представляю наших людей, которые, видя, что происходит такое вокруг – много людей лежали на земле в судорогах с пеной у рта, приседали на корточки, терли глаза их рвало (пока «скорые» еще не приехали) первым делом бы бросились к телефону сообщать начальству об опоздании.
Многих, кстати, в больницу отправило начальство, увидев, что произошло в эфире теленовостей.





Так как сами эти люди, несмотря на то, что резко ухудшилось зрение, темнота вокруг, списывали это на приступ давления или еще чего, и не стремились озвучить свою проблему вслух. А у рядового украинца, если, даже насморк проявился, он тут же из этого сделает драму, трагедию, все должны сочувствовать, начальство немедля отправить лечиться и вообще окружающие просто обязаны, как минимум, носить коллегу на руках и тоже активно страдать :-)
Удивило также то, что многие старались выйти из больницы как можно раньше – чуть ли не на следующий день, а как же – работа не ждет! Наши люди, тоже не очень любят лежать в больницах, но одно осознание того, что ты жертва одного из самых страшных химических видов оружия в мире – заставило бы побыть в больнице как можно больше и довести медиков до белого каления, пока не убедится в том, что тебе ничего не угрожает. И это не стыдно в рамках нашего менталитета – наоборот, получать как можно больше сочувствия и внимания от окружающих в таких ситуациях – для нас норма.
Последствия от отравления газом у всех респондентов похожи. Это: провалы в памяти, быстрая утомляемость (работоспособность на более-менее нормальном уровне до обеда, затем наступает резкий упадок сил), затруднение концентрации, помимо того, что человеку сложно вникнуть в суть объемного участка работы, например, сделать отчет – он может терять нить разговора, если темы в разговоре меняются, также утомляемость влияет на способность занятий спортом – т.е. помимо умственных нагрузок идет утомляемость и от физических, ухудшение зрения – падают как диоптрии, так и сложно дается чтение, только один из слабопострадавших способен теперь водить машину, онемение отдельных участков тела, похожие кошмары во снах, приступы головной боли, которая не снимается лекарствами, ну и конечно же ПТС (посттравматический синдром) – что, стоит всех физических неудобств вместе взятых. Как влияет зарин на репродуктивные способности в книге не пишется, так как никто из тех, у кого могли бы появится дети в период после атаки не согласился дать интервью.
В конце книги автор размышляет о том, что такие явления, как Аум Синрикё, не что иное, как другая уродливая сторона любого общества. Здесь, он предусмотрительно извиняется, перед тем как сделать такие выводы, что мол, читатель, я наверно, скажу ужасные для вас вещи, но расставлять ярлыки на таких людей, как это делают СМИ негоже. Нельзя отделять их от общества и сказать, что вот, они – не люди, раз совершили такое, а мы – хорошие и нормальные, так как нам не пришло подобное в голову. То есть Аум – последствия того, что, мол, система загоняет общество в рамки, диктует законы, оказывает давление на тех, кто выбивается за рамки и в результате чего – ба-бах! получается такое вот. Опять же члены секты, особенно те, кто был в ее верхах – были успешные умнейшие люди в японском обществе и при прочих равных имели и достаток и уважение и все что для счастья надо. Но, чего-то важного им, судя по всему, не хватало. И такой пробел в их жизни восполнил Асахара, объединив всех в Аум Синрикё.



Если брать наши дни, то одной из последних пойманных членов секты, которые ударились в бега (несколько из них успели скрыться, в том числе и исполнители заринового теракта) оказалась женщина по имени Наока Кикучи. 40-летнюю японку поймали аж в 2012-м году, о чем сообщается в ролике от Евроньюс.



И теперь о толерантности японцев. Ни один из членов секты до сих пор не казнен, хотя некоторые из них приговорены к смертной казни. Суды тоже длились очень долго. Была часть общества, что сочувствовала осужденным. Сами опрошенные в книге Мураками делятся на 2 части: одним все равно, они решили прогнать ненависть из сердца, так легче жить, другие на момент беседы с писателем желали им скорейшей смерти, так как они разрушили их жизни и жизни других ни в чем не повинных людей.
Рекомендую к прочтению. Особенно в наш современный век, когда угроза террора стала обычным явлением по всему миру. Плюс получите эстетическое удовольствие – то как описывает автор каждую историю не оставляет равнодушным, каждая из них – как отдельная маленькая жизнь. При этом больше всех запомнились интервью с девушкой, которая навсегда прикована к инвалидному креслу и утратила память и навыки речи, с супругой погибшего Эйдзи Вада и разговор с гениальным ирландским наездником (тот самый иностранец).

Вдогонку несколько деталей. Пришла из магазина и вспомнила, что еще хотела добавить в этот пост. Конечно, пересказ всей книги не уместишь, она просто шикарна, но хотелось бы добавить несколько штрихов от впечатлений, что касаются жизни японцев, о которых догадываешься, читая книгу, то есть то, что запомнилось. Жилье в японии очень дорогое, его берут чуть ли не на 60 лет в кредит - что для нас дико, при этом процент намного ниже чем у нас. Один из героев говорит, что риелтор уговорила взять квартиру потому что как раз процентная ставка стала не 4.9, а 4.8 (!). То есть для них эти десятые процента - критичны, а кто у нас бы обратил на них внимание? Старший сын в Японии наследует семейное дело, если таковое имеется, один из рассказчиков из фермерской семьи описал эпизод, когда на старшем сыне поставили крест, потому что он потерял руку, работая на производстве. Но потом он женился и прогнал младшего - мол, я буду управлять и с одной рукой, и тому пришлось собрать свои вещи и искать лучшей жизни в Токио.  Один из интервьюеров рассказал, как работал в магазине при семье, рабочие жили вместе с хозяином в жилом доме, где царили старомодные порядки. Каждый раз, когда надо было принять ванну, надо было встать на колени, произнести вслух свое имя и озвучить намерение принять ванну. Но фишка в том, что принять ванну можно только после хозяина (здесь неясно в той же воде или набирать по новой) и если у хозяина были гости - надо было ждать, иногда до полуночи пока он освободится и примет ее первой.
Я так поняла, хотя прямо это не указывается, что в Японии нет понятия инвалидности. Если ты получил травму на производстве - то тебе выплачивалась страховка + оплата лечения, некоторые так рубили себе пальцы на станках, чтобы получить деньги. А вот за повреждения зарином никаких льгот никому не дали, более того некоторым пришлось уйти с работы, либо их держали из жалости и делали поблажки, разрешая работать по сокращенной схеме.
Один мужчина рассказал, что в больнице у него забрали всю одежду (одежда впитывает зарин, волосы и кожа тоже - надо помыться, либо обмыть больного спецраствором) и он попросил дочь-подростка или студентку, не помню, принести хотя бы нижнее белье -  она пошла в категорический отказ - для нее это было стыдно. Хотя что тут стыдного купить в магазине мужские трусы? :-)) тем более для больного папы.
Один из пациентов по ночам бродил по коридору и слушал плеер, еще чем-то себя занимал и заходил в палату чуть ли не под утро, так как стеснялся тревожить других соседей по больничной койке своим храпом. То есть спать он ложился, когда пациенты были уже в таком глубоком сне, что его бы не услышали.
В Японии, как и в Америке есть сообщества людей, что пострадали от чего-либо, типа как общество алкоголиков или наркоманов - тут создали общество, пострадавших от зарина, но возможно это единичный исключительный случай, так как они стестняюстя откровенничать перед другими людьми.
На пенсию идут в 60 лет на больших фирмах, но на меленьких ты волен сам выбирать когда уйти. Работу меняют не часто.
В экономике был перед этими событиями период, который называют "периодом мыльного пузыря", в книге есть множество упоминаний этого явления.
Двое военных, что были интервьюерами оба работали в ПВО, оба рассказывали, как в 70-х Россия нарушала воздушное пространство Японии, множество советских самолетов залетали на территорию Японии, проверяли как обстоят дела на военных базах и прочих участках, делали провокации. Один из двух красноречиво описал ощущение, когда он первый раз увидел, что одна страна нарушает териториальную целостность другой - то есть проще говоря, когда внаглую залетел советский самолет-разведчик. Для него это было практически потрясением.
Японцы любят лыжный спорт и много читают в метро:-)
Каждая подводка к интервью - пронизана невероятной деликатностью, учтивостью и уважением к собеседнику, наверно это главное качество японцев.

П.С. Была такая хохма со мной. Как раз когда я была на середине прочтения книги заехали вечером в ЭКО, что на Кольцевой за продуктами. Там, судя по всему, кто-то перебавил хлорки при мытье полов и все окружающие покупатели начали кашлять, у меня запершило в горле и в носу от непонятного запаха, вроде бы это была и хлорка и в тоже время что-то еще. Как и в книге все ходят кашляют и молчат, озираются по сторонам, но не обсуждают это вслух. И сразу так явственно предстала картина перед глазами – что большой магазин, как и метро – прекрасное место для того, чтобы распылить отравляющее вещество. Стало не по себе, бегом на кассу, а там очередь из белорусов с полными тачкам доверху всякой снеди, и все они тоже стоят и кашляют, даже продавцы на кассе. Потом еще попершило день в носоглотке и прошло. В общем, мир и спокойствие людей хрупкая штука, и когда угодно могут быть нарушены. К этому нельзя подготовиться, прочтя эту книгу еще раз в этом убедилась.

Добавить в: