• Брухт ДальнобойСервис


реклама

Иконы не горят?

Мпалшей сестрой иконописи часто называют вы-шивку икон своими руками. Некоторые сейчас наверняка подумают: вышивка — это всего лишь хобби, а вышитая икона — всего лишь картина, не имеющая ничего общего с настоящими святынями, но... В Украине уже известны случаи, когда такие иконы, подаренные храмам, начинали ми-роточить. В силе этих произведений искусства убедилась и 72-летняя жительница Комаровки (Борзнянщина) Тамара Колодка — иконы, вышитые ее руками, уцелели в страшном пожаре.



* * *

Дом Тамары Григорьевны — словно настоящий музей вышивки! Чего здесь только нет! Вышитые иконы, картины, рушники, скатерти, постельное белье... А еще огромные коробки с заготовками — готовыми основами для икон и картин, канвой, бисером, нитками. Это — будущие работы мастерицы.

— Лет с восьми я вышиваю, - делится Тамара Григорьевна. — У моей мамы не было правой руки. Родилась такой. Свою семью создала поздно - не представляла, как с одной рукой ухаживать за детьми и мужем. Но потом в течение трех лет родила троих детей: меняв 1948-м и братьев — Мишу в 1949-м, Володю в 1950-м. Как говорится, то еще не ходило, то не сидело, а то и вовсе в пеленках лежало. С отцом расписаны они не были, как и многие в послевоенное время.

Мне было-Всего 3,5 года, когда к отцу пришли какие-то люди и сказали, что он должен исчезнуть. И он ушел. Куда, почему, мама не знала.

Года три мы его не видели. Жили всей семьей на шесть рублей маминой пенсии. Это сейчас есть какие-то интернаты, волонтеры, государственная помощь, а тогда не было ничего. Чтобы прокормить семью, мама должна была держать корову. А для этого же и корма заготовить надо, и убирать у нее, и доить. Поэтому к любой работе я была приучена с детства.

Через три года на пороге нашего дома появился отец. Хотел сойтись с мамой, но она не приняла его. С тех пор он то пропадал, го снова приходил. Официально помощи никакой не платил, поэтому мама продолжала тянуть нас одна. Уже тогда, чтобы подзаработать, я бралась вышивать на заказ. Как-никак, а живая копейка. Я училась в седьмом классе, когда снова приехал отец, забрал нас троих и повез в Овруч (Житомирская областъ. — Авт.). Вот было событие! Поездом первый раз ехали! После этого отец сам отправился в район, подал на алименты и уже помогал. После девяти классов я поехала учиться в город Счастье Луганской области на маляра -штукатура. Тогда в селах агитировали представители разных заведений со всего СССР. В Комаровку приехали из Счастья, вот нас трое из класса и согласились. Страх куда заехали! — смеется Тамара Григорьевна. — Девочки там вышли замуж и остались, а я пошла за местного.

Витя учился в Старобельске. А я как раз окончила обучение (была на год старше его), и меня направили в тот город на работу. Позже работала еще и в самом Луганске, и в российском Пскове (была бригадиром, в подчинении - 26 человек). Кстати, поехала в Псков, чтобы убежать от Вити - он хотел на мне жениться, а я замуж идти еще не хотела. Но Витя приехал ко мне с родными, и мы все-таки расписались. На востоке мужу не нравилось, он очень хотел домой, поэтому уже вместе мы вернулись в Комаровку. Несмотря на домашнюю рутину, вышивку я не оставляла и тут. Вышивала для родных, на подарки, возила свои работы на выставки.

Пять лет назад Виктора Колодки не стало. Тамара Григорьевна осталась в доме одна. И еще больше времени стала уделять своему хобби.

— Дома почти не оставляю своих работ — дарю родным, друзьям, знакомым. Только портретов Шевченко вышила уже более 70! Они есть даже у известных украинских политиков. А сколько икон - и не сосчитаю! Хотя каждая из них особенная — в основном вышивается для конкретного человека, на каждую я читаю свою молитву, хоть в церкви их и не освящаю. Дарю людям, а они уже пусть освятят там, где посчитают нужным.

* * *

Очень много икон Тамара Колодка вышила для своей дочери Гали, которая живет в Комаровке неподалеку от нее. Именно в ее доме на Теплого Алексея, 30 марта прошлого года, и случилась трагедия.



- Каждое утро, когда по селу едет молоковоз, мне видно его в окно. В тот день я еще лежала в постели, когда услышала, что по улице проехала какая-то тяжелая техника, — вспоминает Тамара Григорьевна. — А как раз 2-3 дня прошло, как в Комаровке коро-навирус обнаружили. Напротив дочери живут учителя из интерната, так я подумала, что это к ним - дезинфекцию проводить (именно работники Комаровского интерната первыми в области заболели коронавирусом. — Авт.). Накинула халат и вышла на улицу. Машины уже не было, только виднелись следы на земле и дорожка от воды. Только зашла в дом, как проехала «скорая». Я позвонила подруге Вале, может, она знает, что происходит. Та сначала замялась, а потом и говорит: «Тамара, это что-то у твоих детей случилось...» Внутри все оборвалось. Я на велосипед — и туда. Вижу,«скорая»уже назад едет. Я бросила велосипед и побежала к ней, но водитель не остановился. Села снова на велосипед, кручу педали изо всех сил, а он как будто и не едет. Еле добралась до дочкиного дома. Смотрю - пожарные машины стоят, огня нет, но столбом идет дым. Пригляделась — боже, веранды нет. Я бросилась в дом. Сначала меня не пускали, говорили, что людей внутри уже нет, а потом один пожарный сжалился и провел, куда можно было зайти. Как только мы переступили порог, в глаза бросилась икона Иисуса Христа. Целая! Попросила пожарного : «Сынок, там в кухне на стене еще две иконы, сними их, пожалуйста. Негоже их здесь оставлять».

В кухне ничего не было видно, но пожарный нащупал иконы и снял их. Позже мы забрали вышивки и из других комнат, которые пострадали меньше.

Тамара Григорьевна д остает изуродованные иконы:

— Вот эти в дальних комнатах были, тут только стекло закоптилось, — показывает. — А вот эти, так сказать, из эпицентра пожара, посмотрите — стекло треснуло, съехало вниз, рама раскурочена, а сам лик (на обычной ткани!) остался невредим. И такая тут не одна! Вон, картина ангелочка на шелковом кусочке ткани вышита — рама повреждена, стекла нет, а она не сгорела. Ну как такое может быть? Ра-ма расплавленная, а шелковая ткань рядом совершенно целее. А мы даже иконами их не считали, потому что они не освящены.

Кто знает, может, именно эти святые лики, вышитые мамой, и стали настоящими оберегами для Галины и ее мужа, ведь, несмотря на страшный пожар, они оба остались живы!

— Загорелось на веранде, — рассказывает хронологию событий того дня Тамара Григорьевна. — Галина наседка высидела 16 цыплят, а еще 8 яиц лежало. Дочь переложила цыплят в коробку и поставила рядом настольную лампу (в селе все так делают). Очевидно, лез погреться под лампу и кот, опрокинул ее на диван, вот он и загорелся. А за неделю до этого дочкина корова отелилась. Вот Галя и встала рано, чтобы подоить ее. Вышла из спальни в гостиную и увидела из-под двери дым. Она с маху открыла дверь, и ее сразу же обожгло. Хорошо еще, что лицо не слишком пострадало. Закрыть дверь Галя уже не смогла. Бросилась в спальню: •Витя, вставай, горим!» Они выбили стекло. Зять быстро выскочил на улицу, потому что худой, а Гале было труднее — она едва протиснулась через раму и порезала ноги осколками стекла. Может, если бы спокойнее все делала, то не такими страшными были бы последствия, но дочь боялась сгореть живьем! Да что там говорить... Могло произойти всякое. Какая там тогда температура была! Пять дверей сгорели, даже в дальних комнатах — гостиной и зале — полопались стекла на окнах, сгорела шалевка на крыше, бойлер, расплавились холодильник и морозильная камера, тюль на окнах. А иконы — целые! Чудеса, да и только...

* * *

Долго еще Галина лечилась в Борзнянской ЦРБ и дома, ведь пришлось зашивать и заживлять многочисленные раны от порезов и огня, долго еще вся семья восстанавливала (и до сих пор это делает) дом после пожара. Но главное — все остались живы! Какая-то высшая сила защитила семью от страшной смерти! Кто знает, повлияли ли на это вышитые иконы, не поспоришь с одним — в огне они пострадали меньше всего.

— Теперь это настоящие обереги вашей семьи! — говорю Тамаре Григорьевне.

— Наверное, если бы не видела сама, никогда бы не поверила, что в таком огне они смогли уцелеть! — признается мастерица. — Это же обычная тонкая ткань, нитки и бисер. Наверное, какая-то высшая сила в них все-таки есть!

Екатерина Дроздова, «Гарт» №13 (3025) от 25 марта 2021

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Колодка, Комаровка, Борзнянщина, иконы, Дроздова, Гарт

Добавить в: