• Брухт ДальнобойСервис


Вместо детдомов и интернатов

«Когда его увезли, я ушла в лес и долго там бродила, — вспоминает патронатная мама Татьяна Пинчук. — Но прощаясь, все улыбались»



Патронатная семья — место, где ребенок может побыть под присмотром некоторое время. Если родители не справляются со своими обязанностями, или не могут их выполнять (несчастный случай, тяжелая болезнь, трудные жизненные обстоятельства), детьми занимается социальная служба. Обычно беспризорников сначала отправляют в больницу, а потом в приют. На этом этапе, часто находятся приемные родители, а то и усыновители. Для временной передержки детей и существуют патронатные семьи, чтобы без приютов. Это дом, где ребенок до тех пор, пока взрослые решают его дальнейшую судьбу.


Слово мама под запретом

44-летняя Татьяна Пинчук — первая в Чернигове, кто решился попробовать себя в качестве патронатной мамы. Дети взрослые, 25-летняя дочка Мария уже работает в Киеве интерном (детский анестезиолог – ревматолог). 19-летний сын Александр учится на третьем курсе Черниговского технологического университета. Муж Анатолий работает в компании «Скайтранс», возит пассажиров на Киев.

В семье Пинчуков полгода жил двухлетний мальчик. Это их первый патронатный ребенок. По договору ничего о нем рассказывать нельзя, запрещается фотографировать и выставлять фото в интернет, говорить откуда родом. Удалось узнать что ребенок из села, из многодетной семьи. Старших братиков-сестричек отправили в интернат, а этому малышу повезло.

— Это не котят на передержку брать. Как решились?

— По образованию я психолог. Два года назад работала на 4-х работах. Была заместителем директора в 6-м училище (лицей деревообрабатывающей промышленности).

Воспитателем в 13-м (лицей быта). Вела мастер-класс по рукоделию в группе людей с ограниченными возможностями в социальном центре на Хлебопекарской. И сотрудничала с волонтерами американцами из Корпуса Мира. Они жили в нашем доме по три месяца, работали в городе, те, что у нас — в библиотеке Короленко. За волонтеров взялась прежде всего чтобы мои дети английский подтянули.

И вдруг в одночасье осталась без работы. Волонтеров перевели в Житомир. Шестое училище объединили с восемнадцатым, а тринадцатое с девятым. Обе мои должности сократили. Остались только инвалиды, взрослые с сознанием 3 – 4 летних детей. Занятия — 2 часа в неделю. Пошла в социальный центр и жалуюсь: без работы. Говорят: так вы идеальный кандидат для патронатного воспитателя.

В Борисполе патронатные семьи существуют уже 8 лет. Это был эксперимент. Решили внедрить и у нас. Слышала, до 2021 года планируется закрыть все детские интернатные учреждения, а детей воспитывать либо в приемных семьях, либо в детских домах семейного типа.

— Чем приемная семья отличается от патронатной?

— Самое сложное — воспитателя нельзя называть мамой. Даже собственным детям. Только Таня. Конечно, мой сын забывал, но на маму отзываться нельзя. Малыш поначалу тоже звал маму. Потом научился говорить Тата.

Ребенка ты можешь получить всего на несколько дней, кажется, от 4-х. Например, нашли на улице. Свозили в больницу, проверили, а дальше куда деть? Пока разбираются, он в приемной семье. Самое большое — полгода.

— И после все-таки детдом?

— Наша служба по делам детей работает хорошо. До конца срока оставалось полтора месяца, подбирать стали особо активно. Пришла одна семья посмотрела, вторая.

Вообще-то патронат для того, чтобы дать шанс настоящим родителям исправиться. Пока идут суды, пока ждут решения. В Броварах люди так и называют: «Скорая помощь».

К тебе привели маленького ребенка, перепуганного. Для него тут все незнакомо. Постепенно привыкаем мы, адаптируется он.

Не так просто оформить

У Татьяны с мужем Анатолием дом в частном секторе на Новой Подусовке. Большой двор.

— Механизм создания патронатной семьи длительный и непростой. Не советую сразу уходить с работы, потому что тянуться это будет с полгода. Кроме того, сойти с дистанции можно на каждом этапе.

Первое, — это написать заявление.

Потом дают перечень документов, начинаем их собирать. Там и про собственность, про жилье. Обязательно справки от психиатра, нарколога, о несудимости.

Все, проживающие в доме, проходят медкомиссию.

Следующий этап — собеседование с психологом и социальным работником.

Дальше. Социальные службы приходят и смотрят условия проживания. Было несколько представителей от разных соцслужб: семьи и молодежи, опеки, по делам детей.

Потом курсы. Сначала ждут, когда соберется группа не меньше восьми человек. Из Чернигова была еще одна семья, наши соседи. Но все равно мало, поэтому ездили в Киевскую область, по выходным.

Для создания патронатной семьи нужны два человека: воспитатель и помощник воспитателя. У мужа такая работа, что постоянно в разъездах, в любую секунду могут на выезд дернуть. Поэтому помощником воспитателя стала дочка Маша. С ней и на курсы ездили. Проходили в детском лагере, за 180 километров от Киева. Первая поездка за свой счет. Чтобы приняли на курсы, надо было там пройти тестирование: психолог, психиатр… Кто прошел, за последующие поездки деньги уже возвращали. За каждой патронатной парой был закреплен психолог, который постоянно наблюдал.
Курсы длились два с половиной месяца, с начала сентября до конца ноября.

Последнее занятие проходило у нас дома, со всеми членами семьи, с психологом.

Представители соцслужб смотрели условия проживания, проверили на безопасность дом, двор, дали рекомендации.

Например, для собаки пришлось сделать вольер. В доме загородили решеткой твердотопливный котел, он сильно нагревается. На все розетки — заглушки. Убрали из доступа все провода.


Последний пункт — собеседование с заместителем мера Ольгой Хонич (она уже бывший зам. — Авт.).
Потом готовили решения о создании патронажной семьи. Ведь это финансирование.

И уже после этого стали ждать ребенка. Выбирать мы права не имеем — мы же не усыновители. Патронажная (детская) комната в доме небольшая — 11 квадратных метров. Поэтому максимум могли прислать двоих деток.

Пятого марта привезли малыша. Голова сельрады, представитель районной соцслужбы, службы опеки и попечительства.

Каждый день я вела журнал: как ребенок себя ведет, как себя чувствует, как адаптируется. Потом. Корда он привык — реже.

Не скажу, что нам надоедали проверками.

Проверяли по необходимости. Консультировались в телефонном режиме.

Если с ребенком возникает проблема, созывается МДК (междисциплинарная комиссия). Это педагог, социальный работник, медработник, представитель ГСЧС, полиции, — и решают, что делать с ним. Это если подопечный что-либо натворил: удрал из дому, поджег, застрял где-то. У нас маленький, таких проблем не возникало.

«Давай его усыновим»

— Ребенок такой красивый, — вспоминает Татьяна. — И с чудесным голосом. Видимо, там, дома, выкричался. Знакомая, она дирижер, сказала: если будет петь — ждет большое будущее.
Мальчик говорил от силы слов пять: мама, папа, дядя… За полгода у нас научился говорить больше 30 слов.

Что поразило: малюсенький, сам подошел, открыл холодильник. Достал сырое яйцо, пробил и выпил. Он уже знал, как это делается.

Так привыкли к нему все. А больше всех привязался муж Анатолий, даже не ожидала.

Я растерялась. Но сын остудил: «Мы что, всех, кого берем, усыновлять будем?». Задумалась: когда с первым волонтером из Корпуса Мира расставались, тоже прощались-плакали. А с седьмым уже нормально.

Постоянно готовила ребенка, говорила, что скоро за ним приедет мама. И он ждал. С первой семьей не сложилось. Думаю, они не понравились малышу, и он начал вести себя вызывающе. А когда мы вернулись со встречи и закрыли калитку, так забавно вздохнул с облегчением: «Фух!».

Со вторыми родителями вел себя совершенно по-другому.

Когда они приехали за ним на машине, уже забирать, я сложила все его вещи, игрушки. Мы все улыбались, он радостно пошел с ними. Вроде-бы совсем не расстроился. А когда закрылась дверь и они уехали, мы все расплакались. Такой камень на душе — я ушла в лес и ходила там. Чувствовала себя предателем.

Муж долго не мог успокоится: «На День рождения поеду». «Самокат ему новый надо, повезу». Думаю: хорошо, что далеко увезли, а то бы там сидел.

— Если муж так детей любит, своего бы родили. Не старые.

— О нет. Это один из моих аргументов. Говорю: тебе сейчас 50. Когда ему будет 20, тебе — уже 70. Как ты его на ноги поставишь?

Так он к детям давай цепляться: хочу внуков. Саша кричит: «Отстань, мне 19, какие внуки?!».
Угол, ремень, лозина — Нет!

— Ребенок наверняка сложный. Как вы справлялись? По попе нельзя, лозину нельзя. Угол?

—Тоже нет. Разве что поставить, но не лицом в стену, или посадить на табурет, чтобы посидел тихо. Можно отвлечь: такие детки легко переключают внимание. В крайнем случае можно оставить в детской, чтобы успокоился. Но дверь не закрывать. Он и так много перетерпел, не надо ему подтверждать, что все женщины плохие.
Кстати, как семью проверяют, так и ребенок проходит обследование у всех врачей. Могу привезти без свидетельства о рождении, но не без справки.

Когда сильно уставала, малыша забирал муж. Возил на машине, играл с ним. Потому и прикипел.

Не из-за денег

На ребенка дается два прожиточных минимума (по возрасту). (с 01 января 2019 пo 30 июня - 1626 грн., с 01 июля пo 30 ноября 1699 грн., — авт). Плюс зарплата патронажного воспитателя — пять прожиточных минимумов (один —1853 грн).

Помощник — на волонтерский началах. Заболела — занимается помощник. После того как дочка работает в Киеве, мне помогает муж.

Сейчас пару недель отдыха — без этого никак. И ждем нового ребенка. Обычно служба предупреждает дня за три. Наверно будет из нашей области, но может и из другой. Если договорятся о финансировании.

* * *

Цены по состоянию на октябрь 2019 года.

Елена Гобанова, еженедельник «Весть»

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Пинчук, Гобанова, Весть

Добавить в: