• Брухт ДальнобойСервис


Привет из Балтимора

"Здравствуйте! Мои родственники когда-то жили в селе Дроздовка (Куликовщина. - Авт.). Одна часть моей семьи переехала в Америку еще до Первой мировой войны, другая - осталась жить в Украине. У меня есть документы да, в которых указано, что Лефанд (Лефант) из мещан-евреев разрешается жить в селе Дроздовка Нежинского уезда на ной земле». Фактически больше я ничего не знаю. Возможно, кто-то вспомнит эту фамилию или подскажет, где я могу найти больше информации о семье Лефанд...» — такая публикация от американки Лары Даймонд из Балтимора (штат Мэриленд) появилась в группе села Дроздовка в Фейсбуке в начале января.



Имея некоторый опыт работы с архивами, мы решили ей помочь. И нам удалось найти информацию о нескольких дроздовских Лефандах. Во-первых, в начале XX века в этом селе проживал Меер Мордухович Лефанд (1904 года рождения, возможно, дата неточная) и его жена — Ева Евелевна Лефанд. 11 июля 1941-го Меера Лефанда мобилизовали в ряды Красной армии. В августе 1942 года он пропал без вести. Чуть больше информации о другом родственнике — Лейбе Мееровиче Лефан-де (1908 года рождения) На удивление, он был членом коммунистической партии. В 1930 году поступил на военную службу, вот только призывали его почему-то не из нашей области, а из Саратовской (Россия). Во время войны уже старшего лейтенанта Лейбу Лефанда назначили политруком. 4 ноября 1944-го он погиб. Похоронили его в городе Даукшай (Литва) в одиночной могиле №24. У Лейбы Лефанда осталась жена — Ольга Ивановна Лефанд, а вот о детях данных, к сожалению, нет. Также мы наткнулись на информацию, что в Дроздовке Лефанды жили почти полстолетия. Вот и интересно: то ли семья выехала оттуда, то ли никого из их потомков не осталось в живых, то ли, возможно, родственники тех Лефандов так и живут в селе, но уже под другими фамилиями?

Зная, что далеко не все люди почтенного возраста, которые еще могут помнить эти семьи, пользуются Интернетом, мы решили поделиться историей Лары на страницах нашей газеты. А вдруг вместе мы сможем помочь ей восстановить информацию о семье. К слову, все, что узнали, мы уже передали ей. Как оказалось, информацию о своих предках она собирает по крупицам давно, хоть это и довольно сложно — Лара не знает ни украинского, ни русского языка.

— Представители моей семьи обитали в разных угол -ках Украины. Например, семья Лефанд жила в Нежине примерно до 1790 года, а возможно, еще и раньше. Она и переехала в Дроздовку в 1853-м. Жили наши предки и в Винницкой области, и в Волынской, и на Закарпатье, — рассказывает Лара. — Я отправила немало запросов в архивы, но не по всем пришли ответы. А недавно я закончила перевод огромного дела (почти на сто страниц), которое раскрывает историю о предательстве, аресте, о родственниках, которые бежали в дальние края, чтобы только скрыться от призыва в армию. Вообще, как оказалось, жизнь евреев в Российской империи была очень тяжелой. Существовало много отдельных указов, которые определяли, где евреи могли жить, какими профессиями могли овладевать и какой налог должны были платить. Одним из самых ненавистных указов для евреев был указ об обязательной военной службе. Еврейских мальчиков забирали из семей с конечным намерением обратить в христианство в возрасте до 12 лет (а иногда и младше), что и тогда было незаконно, и призывали в военные учреждения до 18 лет, после чего они должны были вступить еще и в регулярную армию на 25-летний срок. Этих парней называли кантонистами. Все знали: если мальчика забрали на службу - семья, скорее всего, его больше не увидит. Есть множество историй о том, что делали семьи, пытаясь защитить своих сыновей. Из различных документов о евреях, которые я понемногу нахожу и перевожу, я узнаю и часть истории своей собственной семьи. Это очень интересно!

Например, информацию о некоторых из предков, которые позже также перебрались в США, я нашла в документах Лосиновской еврейской школы (Нежинский район. — Авт.). На одном из них стоит 26 подписей, две из которых принадлежат мужчинам с фамилией Толчин-ский. Одним из этих Толчин-ских был мой прапрадедушка Гилель, другим — его брат Гирш. Еще один подписант — Саймон Шастик — был женат на их сестре Иохаведе. В1927году Гилель подал ходатайство о том, чтобы стать гражданином США. Сравнив его подпись на английском и кириллице, я поняла, что это один и тот же человек.


Кстати, есть у Лары еще одна интересная история, корни которой уходят в Нежин и Дроздовку.

—Женщины часто исчезают для генеалогического поиска после бракосочетания. Смена фамилии вызывает хаос в восстановлении семей. Так, в ревизионном списке Нежина 1850 года я нашла информацию, что у моего дальнего дяди Ицхака Лефанда была 15-летняя дочь Ханна. Но она почему-то не фигурирует ни в какой записи о браке, заключенном в Нежине (пересматривала их начиная с 1854 года). Получается, или она никогда не выходила замуж (но у меня нет и сведений о смерти под ее девичьей фамилией), или вышла замуж до 1854 года, или вышла замуж не в Нежине, или ее брак просто не зарегистрировали. Ханна, по сути, просто болталась на моем генеалогическом древе, и я уже думала, что никогда не узнаю, что с ней произошло. Но... В последнее время я отслеживала потомков Лефанда, которые приехали в Америку сравнительно рано. И вот в заявках на социальное страхование наткнулась на странное имя — Сэм Гомельский, матерью которого была Анна Лефанд. А он родом из «Незина, Советский Союз». Я нашла Сэма и его семью во многих американских записях, но нигде не было дополнительной информации о его матери. А потом в корабельных документах наткнулась на такое: Сэм эмигрировал в США как Шмер-ко Гомельский в 1904 году. Он собирался присоединиться к своему брату Якобу, который жил на Генри-стрит в Нью-Йорке. Я нашла информацию о Джейкобе Гомельском и его семье на Генри-стрит и проследила их передвижения по Нью-Йорку. Но после 1920 года эта семья как будто исчезла. Уже позже нашла, что они просто... американизировали свою фамилию на Хоумс. И тут еще одна находка: мать Джейкоба Хоумс из Нью-Йорка - Ханна Лифланд (очевидно, измененное Лефанд). Единственное, что меня поставило в тупик — у братьев значилось разное имя отца: у Сэма -Израиль, у Якоба - Саймой. Разгадка была простой - отца звали Симча Ицхак. Но один брат американизировал Симчу, а другой - Ицхака. Благодаря этому я наконец-то полностью связала братьев Гомельских оо своими Лефандами. Как оказалось, в 1882 году семья Гомельских жила... в селе Дроздовка под Нежином, а ее главой был Симча Ицхак. Его женой — Ханна, дочь Ицхака. Среди детей в нежинских ревизионных списках 1882 года значился и 10-летний Шмерко, который впоследствии стал Сэмом Гомельским.

Заканчивая общение, Лара попросила:

— Если в период Второй мировой войны в Дроздовке проживали мои предки, может быть, кто-то из местных жителей еще помнит их или их детей. А может, кто-то из них до сих пор там живет? Была бы очень благодарна за любую ин(Ьормаиию!

Уважаемые дроздовцы! Подумайте, а может, и правда, в вашем селе до сих пор живут дальние родственники Лары Даймонд? С нетерпением будем ждать от вас любой информации о семье Лефандов и обещаем — всё-всё обязательно передадим ей!

Екатерина Дроздова, «Гарт» №6 (3018) от 4 февраля 2021

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Дроздовка, Куликовщина, Лефанд, Даймонд, Дроздова, Гарт

Добавить в: