чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто
чернигов-авто



Эсик «Тарасомобиль»

Так в шутку называет изобретение своего отца 33-летний Тарас Тарасенко из Любеча Репкинского района. Странное транспортное средство, которое на первый взгляд напоминает машинку из парка детских аттракционов, в семье Тарасенко вещь теперь уже просто необходимая. Особенно для Тараса. У мужчины — ДЦП, он инвалид первой группы с детства, поэтому без дополнительных средств ходить не может.



ПЕРВОПРОХОДЦЫ ИНКЛЮЗИИ

— Что означает ЭСИК? — интересуюсь в первую очередь.

— ЭСИК - электрическая самоходная инвалидная коляска. Это название предложил папа, а вот «Тарасомоби-лем» назвал знакомый, когда увидел, как мы его собираем. Так и прицепилось, — улыбается Тарас.

С ним мы встречаемся в Любечском доме культуры — тут Тарас с апреля этого года работает художественным руководителем.

— До этого работал в нашем Молодежном центре, но его закрыли, взамен предложили работу здесь. Руковожу творческой деятельностью, занимаюсь с взрослыми и детьми. И мне очень нравится, недаром же окончил педагогический университет.

— ?

— Это сейчас внедряют инклюзивное обучение, равные возможности для всех людей, а во времена моего детства... Можно сказать, что в нашем районе, а то и в области я и, конечно, мои учителя и преподаватели были первопроходцами инклюзии (включение людей с инвалидностью в активную общественную жизнь. - Авт.).

— Жажда к учебе и активной жизни была у него сызмальства, - вспоминает мама Тараса Людмила Михайловна. — А мы с отцом уже тянулись за ним, всячески пытались его поддержать. Началось все с того, что Андрей, старший брат Тараса (разница у них - три года), пошел учиться в музыкальную школу. Тарас как начал плакать: «И я хочу музыку!» А ему тогда не было и шести лет. Пришлось идти к директору музыкальной школы и просить зачислить Тараса. Директор был не против, но вот закавыка: как в музыкальной школе будет учиться ребенок, который не может ни читать, ни писать? Ну что ж, пришлось подстраиваться -необходимый материал читали ему вслух, писали за него в нотных тетрадях. Год он занимался игрой на фортепиано, а потом от музыкальной школы пришлось отказаться - начался учебный год в школе обычной. Тарас был на индивидуальном обучении, но очень хотел ходить в школу вместе с детками. Районный отдел образования дал на это согласие, учителя в школе также не были против (за что им всем огромное спасибо!), и Тарас все 11 лет отучился вместе со своими одногодками. Привозили его в школу на коляске и пересаживали за парту. Но Тарас даже около доски отвечал! Двое товарищей выводили его из-за парты под руки. Какой он после этого был счастливый! Думаю, нам просто повезло, что вокруг были люди, которые всегда шли навстречу.

После окончания школы перед Тарасом встал вопрос: что делать дальше? Андрей уже три года учился в университете, а он разве хуже?

— Тарас также мечтал о высшем образовании, поэтому мы стали искать варианты, — продолжает Людмила Михайловна. — Конечно, он очень хотел на какую-то музыкальную специальность (занимался музыкой на досуге, мы купили ему синтезатор), мы уже подумывали о музыкальном училище, но там сказали, что на фортепиано он все равно играть не сможет, потому что из-за ДЦП не хватит размаха рук. Со слезами я вышла из того училища, зашла в парк, села на скамейку, и вдруг мелькнула мысль:

«А почему бы не зайти в педагогический, раз уже здесь?» В педуниверситете все было иначе — объяснили, что нужно, чтобы Тарас у них учился, рассказали, к каким экзаменам готовиться, и дали домой две стопки книжек для подготовки. Мы вместе их проштудировали и поехали на экзамены. Чтобы долго не рассказывать, скажу, что Тарас успешно сдал их аж в два вуза — черниговский и нежинский педуниверситеты. Выбрали, конечно, черниговский, потому что ближе к дому. Ну и началось... На сессии Тараса возил отец (государство выдало нам «Таврию»), помогал добраться до аудитории и ждал под университетом.

— Особенно «весело» было зимой, - присоединяется к разговору Петр Тарасенко. — Мороз 27-30 градусов. В такую погоду по Чернигову даже «мерседесы» не ездили, а мы на «Таврии»... — смеется. — Но смогли, доучились!

— Жаль, специальность у меня была не музыкальная. Учился я на историческом факультете. Но сейчас знания, полученные там, очень помогают в работе, — говорит Тарас. — Когда устраиваем в Любече какой-то исторический праздник (а у нас таких хватает!), то всегда знаю, как его лучше спланировать, поскольку еще во время учебы хорошо выучил, что происходило в каждом уголке поселка.

«ВСЕ ПО-ПРОСТОМУ, ПО-НАШЕМУ»

Еще три месяца назад добираться на работу или к месту празднований Тарас был вынужден на обычной инвалидной коляске, прилагая для этого немало усилий. С «Тарасомобилем» на это уходит минимум времени и сил.

— В Любече есть еще один инвалид, который не может ходить. Несколько месяцев назад ему привезли электроколяску. Так он будто ожил. Начал больше ездить по поселку, больше общаться с людьми. Но через неделю та коляска сломалась. Парень опять оказался в четырех стенах. Тогда у меня и возникла идея: а почему бы и Тарасу не сделать электроколяску? — говорит Петр Иванович. — Только более простой комплектации, более надежную, которая учитывала бы все его особенности. А они есть у каждого человека с инвалидностью. Вот, например, Тарасу ни костыли, ни ходунки не подходят. Чтобы он мог ходить, я сам сделал ему два козлика из алюминия, только ими и пользуется. Так и с колясками...

— Мы искали подходящую в Интернете. Хотелось, чтобы это было такое средство передвижения, которым можно было бы пользоваться в любую погоду, -ив жару, и в дождь, и в снег, — добавляет Тарас. — Как оказалось, даже в европейских странах нет ничего похожего. Там работает социальное такси, но не продумано, чтобы инвалид куда-то ехал сам.

— Принялся я кумекать. Даже чертежей никаких не делал - все из головы, на ходу, как говорится, — продолжает Петр Иванович. — Сначала сварил раму: задний мост взял с мотороллера, передний - с мотоколяски. Потом заказал в Киеве китайский мотор с редуктором. Купил металлические листы толщиной 0,7 миллиметра. Варить, красить и шлифовать мне помогал друг — Михаил Шульга из Чернигова. Начинку обсуждали уже с Тарасом.

— Отец предлагал, а я соглашался или озвучивал свои варианты, - добавляет Тарас. — Вместе продумывали, как правильно разместить все элементы, чтобы было удобно, но не громоздко. Так как должны были втиснуть эту электроколяску в параметры транспортных средств, которые не нужно регистрировать, — управлять машиной мне, конечно же, нельзя.

Тарас демонстрирует прелести ЭСИКа — огромные обзорные окна, светодиодные фары, два больших сиденья, простой велосипедный руль. Впечатление, что над моделью работал настоящий конструктор — здесь продумана каждая деталь. И это при том, что Петр Иванович всю жизнь был обычным водителем. Сыновья же, видимо, техническое чутье унаследовали от него.

— Обзорные окна придумал папа, фары - Андрей, -показывает Тарас. — Теперь могу ездить и в темное время суток. Цвет также выбирали с практическим замыслом — оранжевый хорошо виден на дороге. Велосипедный руль решили вмонтировать, чтобы не ставить гидроусилитель. Сиденья взяли со старого УАЗа, но на пассажирском я, конечно, никого не вожу. Оно используется в качестве грузового. Есть фаркоп, поэтому теоретически можно ехать и с прицепом, но я такой возможностью не пользуюсь. Что говорить, конструкция миниатюрная, чтобы ни у кого из наших полицейских не возникал вопрос, что перед ними - машина или инвалидная коляска. Скорость небольшая — максимум 18 километров в час. Хороший велосипедист при желании обгонит, но мне больше и не нужно. С такой скоростью меньше риск попасть в аварию.

— Двигатель тут всего на 1,5 киловатта. Дома ткнул в любую розетку - и все. Заряда хватает километров на 50-60. Если за день Тарас немного наездил, то можно и не заряжать. А главное - все по-простому, по-нашему. И, что также важно, с минимальными затратами. И так на материалы (без учета работы) пошло около 25 тысяч гривен. Сами понимаете, как такую сумму с наших пенсий насобирать, — улыбается Петр Иванович.



— Последние три месяца качество моей жизни сильно изменилось, — признается Тарас. — Теперь я быстро и с комфортом в любую погоду добираюсь в любую точку поселка. Вы просто не представляете, как это важно, тем более в нашей стране, где почти ничего не приспособлено для нормальной жизни людей с инвалидностью. Хорошо, если бы и другие инвалиды имели возможность пользоваться таким средством передвижения, как у меня.

Екатерина Дроздова, «Гарт» №32 (2940) от 8 августа 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: семья Тарасенко, Любеч, Репкинский район, Дроздова, Гарт

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект