Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Чернигов и Индия: так далеко и так близко

Чернигов и Индия: так далеко и так близко

В Украине насчитывается 40 тысяч человек, исповедующих индуизм. Несмотря на окружение, эти люди нашли свою веру и теперь трудятся над тем, чтобы поддерживать ее имидж в нашей стране. Некоторые из этих загадочных улыбчивых людей поделились с Анной Прейс тем, что их лично очаровало в этой религии и в этой загадочной стране — Индии.

Знакомство
И.о. председателя Черниговского Общества Сознания Кришны Лев Петрович Черняк, невысокого роста поджарый мужчина,  радостно встречает меня в коридоре трехкомнатной «хрущевки» в районе Боевой.
— Проходите, пожалуйста, в наше скромное жилище, — делает он мне приглашающий жест рукой. — Мы здесь постарались создать специфическую атмосферу…
Атмосфера и в самом деле особенная: в квартире витает аромат индийских благовоний, на стенах висят картины, иллюстрирующие блаженство вечной жизни, в уголке, в шкафу, — импровизированный «иконостас».
— В этой квартире мы собираем наших товарищей, проводим занятия, служения, — объясняет Лев.
— А соседи не жалуются? — интересуюсь по-будничному.
— Нет, не жалуются. Они и привыкли уже, и с пониманием и даже интересом относятся к нам, — успокаивает мой проводник. — Да и чего жаловаться: у нас красивая музыка, мы красиво поем, собираемся ненадолго, не буяним...

Путь
Свой путь к вере Лев Петрович начал 60 лет назад.
— Еще в детстве я поражался удивительному миру вокруг, я понимал, что кроме него есть еще другой мир, — вспоминает он. — Но тогда о Боге я думать еще не мог.
Начал свой поиск другого мира Лев... в православии. Рассказывает, сколько книг он перечитал, на сколько вопросов дал себе ответ. А переход к «Сознанию Кришны» случился уже в возрасте 34 лет.
— Хотя должен сказать: заниматься йогой я начал в армии, — удивляет меня собеседник. — Возможно, сей-час это трудно понять, но тогда, в советское время, когда все религии были под запретом, мне удавалось в разных журналах по крупинкам выискивать какие-то знания, их я собирал вместе и пытался совершенствоваться.
Конечно же, обычному православному человеку странно слышать, мол, сначала я искал себя в православии, а потом — «пошел дальше». Но Лев Петрович одним только своим видом и спокойными словами убеждает: это был переход «из класса в класс».
— Если кто-то сомневается в моей любви к Иисусу Христу, я могу перекреститься, — и Лев уравновешенно осеняет себя крестом, — поцеловать икону, даже принять причастие… Потому что учение Иисуса Христа для меня существует. «Кто от Бога, тот соединяет, и в большом вмещается малое», учит Библия. И мое сердце достаточно вместительно, чтобы принять другие традиции.
Сложность постижения Сознания Кришны во времена Советского Союза состояла в том, что приходилось преодолевать много трудностей.
— Советская власть всегда преследовала людей, причастных к этой религии, — вспоминает Гиридхари дас (так звучит духовное имя Льва). — Нас называли диверсантами, дела активистов лежали в КГБ, происходили ре-гулярные «чистки», и даже погибли невинные верующие люди — трое взрослых и ребенок...
Но обвинять кришнаитов в каких-то конкретных проступках было тяжело: эти люди не употребляли и не употребляют токсические вещества, не играют в азартные игры, умеренны в еде и в личных отношениях, детей воспитывают в духе закаливания и сдержанности.
И вот настал своеобразный «просвет» — в 1988 году в этот тяжелый вопрос вмешалось мировое сообщество: Горбачеву предъявляли обвинения в нарушении норм демократии и в результате поставили ему ультиматум. Именно с этими действиями других государств связывают то, что в 1988 году произошла первая регистрация причастных к «Сознанию Кришны».
— Тогда проводилось большое количество экспертиз — и медицинских, и психиатрических, и токсикологических, — вспоминает Лев. — Но их все кришнаиты прошли успешно.
В Чернигове регистрация общества произошла только в 1991 году, и его членами были записаны около 20 черниговцев.

Индия
Начав свой духовный путь в 1969 году, ровно через 20 лет Лев Черняк получил возможность поехать в Индию.
— Для такой поездки была необходима большая лояльность государства, — вспоминает он. — Нужно было много документов, много характеристик от партийных и производственных организаций. Все это я получил — и поехал.
Это была паломническая поездка 60 человек со всего Советского Союза.
— Помню, я тогда очень переживал, боялся, что я недостаточно готов, — говорит Лев Петрович. — Ведь там это всё живо до сих пор! Но что уж говорить о том переживании, когда я то же самое чувствовал в этом году, ко-гда еще раз отправился в Индию, еще через 20 лет.
В этом году несколько десятков кришнаитов из Украины и Беларуси полтора месяца совершали паломничество по Южной Индии. Лев Петрович переводит взгляд на подоконник, весь заложенный коробочками, баночками, пакетиками — для знающих людей их содержание бесценно:
—  В Индии мы видели столько всего интересного, что это все и не перескажешь. Видели деревья, которым по пять тысяч лет, которые видели Кришну, мы ходили по руслу древней реки. Я даже наблюдал одно чудо: перед возвращением домой я снял с себя одежду, в которой ходил в Индии, а когда привез ее сюда... она была совершенно чистая! Без пыли, без следов пота — это потому, что и пыль даже на индийских дорогах чудодейственная.
Мы много где были, но больше всего вспоминается ежегодный фестиваль в Пуне. Около пяти тысяч человек — представьте себе — собрались во дворе одного богатого человека, который за свои деньги всех приглашал, кормил, предоставлял ночевку. Но фестиваль этот — совсем не в том понимании, к которому мы привыкли. Каж-дый день начинался со всеобщей молитвы, ежедневно были лекции известных деятелей, люди общались на религиозные темы, обогащались знаниями.
Но вообще я лично был собой в этой поездке недоволен: я не сумел за 40 лет достаточно к ней подгото-виться. Мне хотелось одновременно и смотреть, и слушать, и думать...
Также удивительной кажется обычная жизнь индусов.
Во-первых, вопреки общему мнению, у них нет никаких явных кастовых различий — они не выпуклы, не бросаются в глаза — общество не агрессивно и не дискриминационно.
В вузах по законодательству выделен преобладающий процент мест для студентов из низших каст, то же самое — в госучреждениях. Во-вторых, индусы почти все не употребляют  алкоголь и не курят. Конечно, бывают исключения... Чаще всего исключения происходят вдали от дома — даже в Украине я лично делал замечания молодым индусам, которые вели себя неподобающе; им становилось стыдно. В-третьих, индусы не едят мяса. За полтора месяца пребывания в Индии я видел только одного продавца с тушей убитого животного.
Нужно сказать, что эти люди своеобразно относятся к белым: раньше им удивлялись, их даже недолюбливали, теперь очень уважают. Это прежде всего из-за того, что часто мы, европейцы, ездим в Индию именно на паломничество. И потому индусам, которые постепенно забывают свои традиции, становится стыдно, когда они видят нас, в традиционных одеждах, со всей атрибутикой...

Угощение
Для иллюстрации нашего разговора Лев Петрович пригласил меня отобедать. Должна признаться: питаться такими  яствами всегда я была бы очень счастлива. Больше всего меня поразила сладость, привезенная из Индии, приготовленная на основе сыра с добавлением миндаля и специй. Без сомнения, религия — это прежде всего ду-ховная пища. Но когда к ней прилагается еще и такая вкусная земная еда, то это ничего, кроме радости, вызывать не может.

Лев Петрович Черняк


Уроженец Чернигова Чандра Шекхеран новое имя взял в августе 2001 года. Кроме этого, в его жизни про-изошли и другие значительные перемены.
— Чандра, расскажите, пожалуйста, о себе.
— Родился я 48 лет назад в Чернигове. Окончил технологический университет (тогда — филиал КПИ) в 1983 году. В 2004-м окончил второй институт — Киевский государственный университет информационно-коммуникационных технологий. Сейчас живу в Киеве, работаю руководителем подразделения в компании, которая занимается разработкой программного обеспечения. Кроме работы занимаюсь различными видами спорта: винд-серфингом, горными лыжами, кайтингом, плаванием и пр.
— Как давно вы интересуетесь религией?
— Осознанно это началось примерно в 1989 году. Вопрос духовной жизни, не обязательно с привязкой к ре-лигии, живет во многих из нас. Часть людей приходит в восточные единоборства, что наиболее популярно у нас, многие интересуются восточными ценностями из-за того, на чем они базируются — на философии. Потом может быть и дорога к религии. Вот и я, будучи в поисках ответов на внутренние вопросы, приценивался, если так мож-но сказать, к различным мировым религиям. В результате нашел свое. В этом поиске главную роль играет внутренний «проводник», «помощник», «интуиция» — можно как угодно называть, но смысл один: мы ищем ответы на вопросы «кто я?», «откуда пришел?», «куда иду?» — и этот внутренний помощник нам помогает. Просто надо его услышать.
— То есть, кроме сердца, выбором жизненного пути больше ничего не руководит?
— Нет, так сказать нельзя. Кроме интуиции оценить выбираемую религию поможет обычный интеллект. Просто надо посмотреть на того, кто проповедует ее постулаты, и на то, какой он, кто его ученики. На словах все просто, в жизни тяжелее, но верно одно: если ищете, то обязательно найдете. На Востоке говорят: «Если ученик готов, Учитель приходит». Проверено на себе! Все так и есть.
— Изменилась ли ваша жизнь после встречи с религией?
— Ничего кардинального в жизни не изменилось, но жизнь стала лучше. Я как бы ехал по дороге, а тут просто больше надавил на педаль газа, ну и стал «ездить» прямыми, освещенными дорогами, а не по ямам и в темно-те.
— В определенный момент вы сменили свое имя. Типично ли это в вашем кругу общения, или это уникальный поступок?
— Ну, смена имени — это совсем не кардинальная перемена, и не только для меня, но и в рамках индуизма в правильном его понимании, а не в бульварном. Более того, это даже обычная процедура, так сказать. Просто на одном из этапов духовного пути, когда человек выбирает одну из религий, он получает посвящение, к которому относится и перемена имени. У этого процесса много глубинных значений, а для внешнего мира человек открыто заявляет о своем решении. Нельзя быть одним человеком, с индуистским именем, в тесном кругу своих друзей, и с обычным именем перед всем внешним миром. При такой двойственности нормальный духовный процесс немыслим.
— Как влияет ваш образ жизни на общение с родственниками, близкими?
— От них только приходят вопросы, на которые я отвечаю. Зато от посторонних лиц много искренней заинтересованности, что иногда проявляется в длительных мини-сессиях «вопросов-ответов». Диапазон людей, кото-рым это интересно, — от подростков до пенсионеров, от офицеров милиции до руководителей различных рангов.
— Бывали ли вы в Индии?
— Я был в Индии в местах, где наше религиозное направление наиболее сильно. Это южный штат Индии — Тамил-Наду. Впечатления — на бумаге не передашь. Надо побывать самому, но... надо еще и быть готовым к это-му. Не финансово, что само собой разумеется, а внутренне. Два различных человека, находясь в одних и тех же местах в одно и то же время, получат разные виды духовного опыта и вынесут различные впечатления.
— Есть ли у вас дети и какие воспитательные принципы вы используете?
— Моей дочери 25 лет. Она уже самостоятельный человек, работает не первый год, поэтому воспитательный процесс уже закончился.

 

Чандра Шекхеран


Индийские танцы в Чернигове

О чем бы вы ни думали, но вы никогда не угадаете. То, что недавно показывал на сцене филармонии театр «Камадев», можно назвать самым высшим уровнем в мастерстве индийского танца. Об этом чудесном искусстве мы разговариваем с танцором, прожившем в Индии более 13 лет. Итак, знакомьтесь: Михаил Кривчук.
— Расскажите, пожалуйста, с чего начался ваш интерес к индийским танцам.

— Все началось еще в детстве, в Новгороде-Северском, когда мои родители брали меня с собой в кино на индийские фильмы. Я очень хорошо запомнил в них особенную, объемную музыку — хотя стерео-систем тогда еще не было, но я ее так почувствовал.
— И как эта любовь повлияла на вашу будущую карьеру?
— Я начал танцевать. Хотя индийскую музыку было тяжело достать, но я старался, и танцевал дома. Правда, мое первое принародное выступление было не под индийскую музыку, а под «Арлекино» Аллы Пугачевой. Помню, все тогда поразились и самой постановкой, и пластикой... Теперь я могу сказать, что это не я выбрал танцы, а танцы — меня.
— А где вы научились профессионально танцевать?
— Танцам вообще я учился в Киевском институте культуры. И в то же время я поехал в Москву искать учителя именно по индийским танцам — и нашел. Потом три года регулярно ездил в Москву. Понятно, что у студента денег было мало, и я тратил на поездки то, что родители давали на еду и проживание.
— Как же вы попали в Индию?
— В 1989 году моя постановка танца бога Шивы была признана лучшей во всей Украине за последние пять лет, это очень меня воодушевило. А в 1994 году я получил стипендию и поехал учиться в Индию. Там завершил свое обучение одному из южноиндийских стилей танца, потом 9 лет учил «катхак». После обучения работал несколько лет по контракту в Индии.
— А чем вы сейчас занимаетесь в Украине?
— Честно говоря, сейчас я просто бездельничаю... В связи с известной финансовой ситуацией работы стало заметно меньше, да и нет у нас культуры танца. Как ни странно, в Индии танцору  заработать легче: там всегда приглашают на свадьбы, на новогодние праздники, на другие торжества... В Украине все не так. А заниматься тут обучением тоже сложно, потому как это — элитное искусство. Есть, конечно, школы, которые предлагают зани-маться «для себя», но это же не уровень... Найти себе хорошего ученика сложно. Ведь в танце главное не только физические данные, но и духовное богатство: бывает, человек будто и танцует, но глаза у него — пустые, он ничего не выражает.
— Чем отличаются индийские танцы от украинских?
— Если говорить о народных танцах, то, конечно же, в них больше схожего: и те и другие рассказывают о природе. Об эмоциях. А если речь идет о балете, то индийские танцы отличаются прежде всего своей духовно-стью и эротичностью. Сравнительно недавно эти танцы показывали только избранным, они имели духовно-религиозную основу. Сегодня индийский танец — искусство доступное, но элитное.

Михаил Кривчук

Выступление театра "Камадев"

Анна Прейс, еженедельник «Взгляд» №22 (103)

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Индия, Анна Прейс

Добавить в:


ЦентрКомплект