Баба Женя

Над домом 83-летнем Евгении Рохли из Ични в прямом смысле слова нависла угроза - того и гляди, на покрытую шифером крышу упадут ветви старой березы, растущей рядом. Дерево в аварийном состоянии, с прошлого года начало усыхать.



— Мне за себя не страшно: родных нет, не для кого жить... Я похоронила сына, мужа, а потом и племянницу, — говорит Евгения Владимировна. — Но могут пострадать другие люди. Эта береза высокая, раскидистая. Ветви, бывает, даже на проезжую часть падают. А если, не дай бог, она вся на дорогу упадет, да еще и кого-то привалит? Поэтому я больше всего боюсь сильного ветра. Можно было бы нанять кого-то, чтобы березу спилили. Но я едва свожу концы с концами. Бывает, занимаю деньги, чтобы дожить до пенсии (получаю 2000 гривен).

Раньше они с мужем жили в Дружбе Ич-нянского района. Александр Иванович работал начальником финансовой службы воинской части, перед выходом на пенсию ему присвоили звание полковника.

— В 2002 году мой муж умер, военное руководство посоветовало мне выписаться из двухкомнатной квартиры в Дружбе (она принадлежала Министерству обороны Украины) для получения ордера на квартиру во Львове. Я так и сделала. Через несколько дней пришло письмо из Главного управления расквартирования войск и капитального строительства Вооруженных сил Украины о предоставлении мне однокомнатной квартиры во Львове, был указан адрес — улица Лазаренко, 17. Но когда я приехала во Львов, дома №17 не нашла. Его не существовало. Я поняла, что меня обвели вокруг пальца, вернулась в Дружбу. Однако меня уже на законных основаниях не пустили в квартиру. Я осталась без жилья, подала в суд. Впоследствии все же получила однокомнатную квартиру во Львове, но и ее у меня отобрали через суд Я не сдалась, опять пошла судиться с военными. Отсудила квартиру в 2011 году. Но до сих пор живу в доме покойного брата в Ичне, потому что «добрые люди» посоветовали мне не рыпаться во Львов, а если бы не послушалась, могла бы и жизнью поплатиться... Знаю, что квартиру уже трижды перепродали.

Дом, в котором живет баба Женя (так называют Евгению Рохлю в Инне), — старый, требует ремонта. Во дворе стоят два полуразрушенных сарая. Их, по словам хозяйки, повредили снаряды во время взрывов на складе боеприпасов псщ Ичней в 2018 году, однако государство так и не компенсировало материальный ущерб. Если бы сараи отремонтировали, Евгении Владимировне было бы удобнее содержать коз. Их у нее почти десяток, есть козлята. Их место ночевки летом — деревянные ступеньки в дом. Зимой животные перекочевывают в сарай с разбитой крышей.

— Я не знаю, чем кормить своих коз зимой. Немного сена заготовила: коммунальщики скосили траву в парке, а я коляской перевезла ее во двор. В сарае под завалами лежит старая солома, она бы тоже сгодилась им на корм. Но мне уже не под силу разбирать эти завалы.

—...А ухаживать за козами?

— К своим козам я душой прикипела. Меня некоторые обвиняют, что не привязываю их и они без присмотра бродят по городу, пасутся на общественных клумбах. Но это неправда. Козы и близко не подходят к клумбам. А привязывать их мне негде: был забор — и тот ночью украли. Я понимаю, что коз у меня много, надо их продавать. Да покупателей нет. А козы хорошие, добрые, дают молоко...

Евгения Владимировна попросила помочь ей найти покупателей через газету. Номер ее телефона — 066-784-62-66. А возможно. бабе Жене позвонят еше и благотворители. которые согласятся спилить аварий-ную березу возле лома.

Ольга Иванченко, «Гарт» №40 (3000) от 1 октября 2020

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Рохли, Ичня, помощь, Иванченко, Гарт

Добавить в:


ЦентрКомплект