Учебник истории

10 Марта 2013 03:10   Просмотров: 3128
Метки: история
Нравится Рейтинг поста: + 4
 В наше время появилось множество прохиндеев, которые за хорошие гранты готовы работать ртом и языком, а также писать несусветный бред, даже если этот бред полностью не соотвествует действительности. О том, как перевирают историю, предлагаю ознакомиться со статьей давно известного нам журналиста, некогда работавшего на 1+1 - Игоря Слисаренко. Взвешенный взгляд человека профессионала, со взвешенной критикой происходящего.


//2000.net.ua/2000/svoboda-slova/realii/88833

Недавно Харьковский региональный центр оценивания качества образования (директор — членкор Национальной академии педагогических наук А. Л. Сидоренко) исследовал общий уровень эрудиции выпускников школ нескольких районов Сумской обл. Тестирование проводили в период с 2008-го по 2012 г. в Шосткинском, Глуховском, Ямпольском и Середино-Будском районах и в двух райцентрах — Шостке и Глухове.

Результаты шокировали не только большим количеством (от 5 до 13%) «твердых двоечников» по гуманитарным дисциплинам. Ни один из учеников сельской школы из упомянутых четырех районов за 4 последних года не получил отличной оценки за тест по истории Украины! И в этом ничего удивительного: только 28,8% школьников сумели связать «выдающихся представителей советского партизанского движения» с именами С. Ковпака, А. Федорова и А. Сабурова. Особо отметим, что партизанское соединение С. Ковпака начиналось именно на Сумщине. А вот для 41% «советские партизаны-герои» — это А. Мельник, С. Бандера, Р. Шухевич. А это 57 114 участников тестирования!

Согласно выводам харьковских педагогов-исследователей, оказавшимся в распоряжении «2000», значительная часть молодых людей «не понимают того, что ими внимательно прочитано». Более того, отмечается «нежелание большинства учеников читать не только программную литературу, но и книги вообще». Невыполнимой для многих стала задача привести примеры на заданную тему из литературы, киноискусства и т. п. Многим тяжело припомнить уместный пример даже из недавно изученного программного произведения.

В начале февраля в Российском центре науки и культуры в Киеве доктор исторических наук, профессор Татьяна Гузенкова презентовала коллективную монографию «Расскажу вам о войне...» Вторая мировая и Великая Отечественная войны в учебниках и сознании школьников славянских стран». Группа историков проанализировала не только содержание учебников ряда стран, но и вольные эссе школьников об их личном восприятии тех событий.

Исследователи объединили страны по трем группам. В первой, где история войны менее всего подверглась ревизии, оказались Беларусь, Армения, Казахстан. Во вторую, как ее назвали, «с трансформированной историей», попали Россия, Чехия, Украина (правда, по мнению авторской группы, до 2011 г., а потом состоялось сползание в третью). Наконец в третьей — «с радикальным пересмотром истории» — очутились Польша, страны Балтии, Грузия, Молдова.

В первой группе стран из истории войны убрали разве что обязательное в советский период упоминание «роли Коммунистической партии — организатора и вдохновителя всех наших побед» и тезис о защите советским народом социалистического строя. «Трансформированная история», помимо этого, предполагает умаление роли СССР в разгроме фашизма и взамен усиливает роль в этом союзников — США и Британии. В ней особо подчеркиваются репрессии 1930-х, неудачи советских войск в первые месяцы войны и огромные неоправданные потери. «Радикально пересмотренная история» ставит Сталина и Гитлера, СССР и Германию «на одну доску», возлагая на них равную вину за войну, более того, Германия оказывается в роли «жертвы», а местные коллаборационисты возводятся в ранг национальных героев...

С исчезновением «общесоветской истории» история каждого нового государства стала, по словам Т. Гузенковой, этноцентричной. К примеру, белорусские школьники в своих сочинениях выразили убеждение, что «победили немецких фашистов белорусские партизаны, а Красная армия им помогла». Но если у белорусского молодого поколения доминирует гордость, то, к примеру, у их чешских ровесников — обида на унижение немецкой оккупацией и предательство Франции и Англии, согласившихся отдать Чехословакию Германии («Мюнхенский пакт» 1938 г.). История новых государств обрела субъектность — советская тогда республика, тем не менее, рассматривается равноправным участником мировой войны (Беларусь, Украина). В итоге массовое сознание белорусских школьников консолидировано в представлении о войне, тогда как у российских имеются «лишь элементы» такой консолидации. А вот в Украине, утверждают исследователи, очевидны антагонистические воззрения.

Еще один красноречивый факт: хотя школьники России хорошо знают имена Матросова и Космодемьянской, они не готовы повторить их подвиг ввиду отсутствия мотивации. Действительно, за лозунгом, с которым буквально шли умирать — «За Родину! За Сталина!», были и глубокий смысл, и веское обоснование, и искренняя вера. Мотивировать отдать жизнь «За Россию! За Абрамовича и «Челси!» крайне трудно...

Вот на днях премьер Николай Азаров призвал воспитывать «свою молодежь на примере Ивана Кожедуба». Кто бы спорил! Только, как видим, сначала школьникам надо доходчиво объяснить (и проверить правильность усвоения ими), что Иван Кожедуб — не рэпер или боксер, а летчик-ас, трижды Герой Советского Союза. А еще труднее будет мотивировать их даже не отдать свою жизнь за Родину, а послужить ей где-нибудь в госсекторе, на поприще, скажем, школьного учителя. Ведь они смотрят, что у руководителей государства дети — сплошь талантливые банкиры, риелторы и рантье с соответствующей «дольче вита» — афишируемой «сладкой жизнью». Из них никто в Кожедубы почему-то не рвется...

Поневоле вспоминается, что у Сталина один сын, Яков, погиб в немецком плену (по другой версии, погиб в бою в начале войны), а другой, Василий, воевал летчиком на фронте. В семье Сталина воспитывался сын большевика Артема Сергей — он стал артиллеристом и прошел всю войну. На фронте были все четверо сыновей Микояна — один из них, Владимир, погиб в 18 лет. У Хрущева погиб сын Леонид. Дочь Шверника всю войну работала санитаркой в госпитале. Короче, в семье каждого члена Политбюро кто-то воевал на фронте.

Выступившие после презентации Т. Гузенковой академик П. Толочко и экс-депутат Г. Крючков активно костили «оранжевую власть» и лично экс-президента В. Ющенко за известный исторический ревизионизм. Вроде бы и поделом. Но Ющенко лишь формально узаконил то, что уже было наработано за полтора десятка лет до него, когда фортуна только впервые улыбнулась ему — и бухгалтер районной сберкассы оказался в украинской столице.

Ревизионизм с северо-востока

А как все замечательно и благородно начиналось: «открытие белых пятен», «снятие запретных тем», избавление от угодливо-конъюнктурного.

Новые веяния и объявленное обновление шли из самой Белокаменной. Действительно, кто тогда в Украине мог сравниться с такими титанами, как ректор Московского историко-архивного института Юрий Афанасьев или секретарь ЦК КПСС по идеологии Александр Яковлев, лично взявшийся за расследование договора о ненападении между СССР и Германией 1939 г.

Еще общесоюзные пресса и издательства, позже российские массовыми тиражами перепечатывают Суворова-Резуна и появляющиеся как грибы после дождичка оригинальные небылицы, доказательствами которых служит сам автор (один из фельетонистов того времени остроумно отметит эту якобы мемуарную литературу одним общим заголовком «Я жила с лошадью Буденного»). Российское телевидение, по-прежнему вещающее на территорию всего бывшего Союза, становится рупором таких исторических «правдорубов», как Сванидзе, Млечин и др. (что интересно отметить, все — отпрыски состоявших, как тогда называли, «в номенклатуре ЦК» родителей).

Государство теряло всякий интерес к историографии, а вот внимание извне к российской историографии и образовательной сфере только возрастало. Уже немало написано, как с началом 1990-х в академическую гуманитарную сферу пришли иностранные фонды — частные и правительственные. И как быстро дали понять, какие направления они готовы поддержать, какие учебники финансировать, как поощрять прогрессивно мыслящих исследователей поездками на конференции и стажировками...

Свято место пусто не бывает

Мало сказать, что на Западе весь период «холодный войны» не прекращались попытки умалить решающую роль Советского Союза в разгроме фашизма. Вместе с таким умалением происходило собственное возвеличивание — задним числом. И отнюдь не из тщеславия — это всегда служило текущим политическим задачам.

Когда президент США Рональд Рейган заявил в Нормандии 6 июня 1984 г. на торжествах по случаю высадки союзников во Франции в 1944-м: «Европа была порабощена, и мир молился о ее спасении. Здесь, в Нормандии, было положено начало этому спасению», он имел целью не только демонизацию СССР как «империи зла» (еще перед выступлением, увидев советскую делегацию, он спросил у помощников: «А что здесь делают русские?»). Напоминая европейцам об их «спасении Америкой», он тем самым оправдывал переворот в Гренаде, блокаду Кубы, поддержку проамериканской диктатуры в Сальвадоре и попытки свержения правительства Никарагуа. Ну и, понятно, помощь моджахедам в Афганистане.

Спустя 10 лет делегацию России как правопреемницу СССР на торжества в Нормандии не пригласили. И Красную армию никто не вспомнил ни единым словом. А президент Билл Клинтон, принимавший все почести, сообщил, что «пятьдесят лет назад мужчины и женщины Америки изменили ход мировой истории». Это уже накануне авиаударов по боснийским сербам — с целью «принудить их к миру» на американских условиях.

Не отставал в популяризации официальной версии исторических событий и Голливуд — аккурат в президентство Клинтона выходит знаменитый фильм С. Спилберга «Спасти рядового Райана» — впечатляющая иллюстрация клинтоновского заявления о том, как «мужчины и женщины Америки изменили ход мировой истории».

Не стоит удивляться и нынешнему уровню знаний французов и американцев. Если в свое время президент Франции генерал де Голль уверял, что «французы знают, что сделала Советская Россия, и знают, что именно Советская Россия сыграла главную роль в их освобождении», то сейчас это мнение разделяет менее четверти его соотечественников, в основном это люди пожилого возраста. А больше половины французов считают это заслугой США. Свыше 70% американцев уверены в том, что освобождение Европы от нацизма произошло благодаря США. Более того, опросы там выявляют немало таких, кто считает, что во время войны СССР и Германия были союзниками...

Наконец, празднование 60-летия высадки в Нормандии вылилось в откровенную пропаганду Джорджем Бушем своей политики. Корреспондент испанских и немецких изданий Рафаэль Поч (кстати, с образованием историка) в июне 2004 г. писал без обиняков в газете La Vanguardia: «Человек (имеется в виду президент Буш. — И. С.), который, согласно результатам проведенных среди европейцев опросов общественного мнения, является олицетворением войны и источником глобальной дестабилизации, говорит сегодня в Нормандии о морали, свободе и принципах и получает благодарности и почести от правителей «старой Европы». (...) Отстаивая единственный позитивный эпизод истории зарубежного военного вмешательства Соединенных Штатов за последние пятьдесят лет, президент хочет продать свой нынешний крестовый поход. (...) Война не была выиграна в Нормандии солдатом Райаном. Ни исход войны, ни победа над фашизмом не были решены там. Главными героями той войны были отнюдь не Джон Уэйн и не солдат Райан, а люди, носившие славянские фамилии и погибшие за страну, которая сегодня уже не существует. Но один опасный подлец настаивает на его победе».

Кстати, российскому президенту отвели на празднествах скромное место наравне с впервые приглашенным канцлером Германии. Наверное, там, в Нормандии, российское руководство впервые осмыслило то, какие сугубо прагматические цели преследует переписывание истории.

Дальнейшие события — подписание Бушем прокламации о «Неделе порабощенных народов» с уравниванием «германского нацизма и советского коммунизма как единого зла ХХ века», резолюция ОБСЕ с осуждением «двух главных тоталитарных режимов — нацизма и сталинизма, принесших геноцид, нарушение прав и свобод человека, военные преступления и преступления против человечности».

Все просто и ясно: признаете себя преемниками «единого зла» — и тем обрекаете себя на вечное покаяние с материальными выплатами вины пострадавшим, уже выстраивающимся в очередь: страны Балтии, Польша... Помимо того, лишаетесь права голоса в построении нового миропорядка, когда на останках Хельсинкских соглашений будут нарезаться новые границы, в частности, и ваши собственные...

На презентации монографии «Расскажу вам о войне...» посол РФ в Украине Михаил Зурабов подчеркнул: «Наше отношение к истории (возможно, многим иногда кажется излишней и не всегда понятна твердость позиции российской стороны) обусловлено прежде всего тем, что мы крайне не хотим, чтобы переосмысление истории разрушило тот непростой миропорядок, который сложился в последние послевоенные годы в Европе».

Надо сказать, остановить маховик пропагандисткой машины оказалось непростым делом. Особенно в шоу-бизнесе и прежде всего кинопроизводстве, где историческая «чернуха» заняла особо прочные позиции в нехитрой схеме «деньги—товар—деньги».

Наверное, впервые эта машина дала серьезный сбой с фильмом «Сволочи». В апреле 2007 г. известный российский режиссер Владимир Меньшов на церемонии вручения наград MTV (особо следует подчеркнуть, что этот глобальный американский телеканал с национальными и региональными ответвлениями — настоящий законодатель вкуса и поведения подростков в любой части мира), увидев в конверте название «лучшего фильма», которому он должен вручить приз, швырнул конверт наземь со словами: «Я не буду вручать эту премию фильму, который позорит мою страну. Пускай этот приз вручает Памела Андерсон».

Шум оказался нешуточным, что позволило разоблачить очередную фальшивку. Ведь авторы фильма утверждали, что он снят на реальных событиях, и в качестве доказательства представляли сценариста Владимира Кунина, якобы описавшего свою подростковую жизнь в спецлагере НКВД, где из судимых подростков делали диверсантов-камикадзе. Но после демарша В. Меньшова подняли и российские архивы, и казахские, и оказалось, что Кунин не был, да и никак не мог быть в каком-то спецлагере, поскольку самого спецлагеря не существовало. Правда, школа для подготовки диверсантов из подростков существовала, но ее организовали немцы на оккупированной территории...

Но даже когда ложь была разоблачена и сам исторический диверсант сознался во лжи, в его защиту выступил не кто иной, как руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии РФ Михаил Швыдкой, заявивший, что «художник имеет право на вымысел», а сам фильм считает «патриотическим». Было понятно, что г-н Швыдкой будет держаться этой версии до последнего, иначе как объяснить, что его ведомство выдало создателям 700 тыс. долл. бюджетных денег...

Через год упразднили ведомство (с передачей его функций минкультуры), но не самого Швыдкого: он стал спецпредставителем президента РФ по международному культурному сотрудничеству и послом по особым поручениям МИД РФ. А герр Кунин вернулся доживать домой в Мюнхен...


Политическая конъюнктура глумится над историей, но та потом карает за незнание ее уроков.
(Сторонники Pussy Riot надели балаклавы на головы партизан на памятнике в переходе Замоскворецкой ветки метро. Москва) // bigpicture.ru
«Пассивный» законодатель исторической моды

Украина и ее историография, понятное дело, тоже не были обойдены вниманием. С одной стороны, описанный ранее мутный информационный поток с северо-востока. С другой — как и в России, приход в гуманитарную сферу иностранных денег.

К примеру, в 1992 г. во Львовском госуниверситете организовывается Институт исторических исследований — видимо, мало было одного лишь исторического факультета, наверное, не справлялся. Или фонд «Возрождение» (Сороса) (а позже подтянулись и другие) пожелал давать деньги отдельной структуре, кто знает... Возглавляет его еще свежий кандидат наук Ярослав Грицак спустя пару лет пишет свои «Очерки истории Украины», благо на помощь автору пришло бюро образовательных и культурных программ госдепартамента США.

Пресса мигом взялась лепить из него светоча украинской историографии — надо признать, сегодня он уже признанный метр. О том, насколько по Сеньке шапка, достаточно судить лишь по одному пассажу из «Очерков...»: «можно сказать, что абсолютное большинство украинцев занимали пассивную позицию, и их главной заботой было ежедневное выживание. Но опять же, это не было особой национальной заслугой или позором, а просто отражало общую схему поведения центрально- и восточноевропейских народов на оккупированной немцами территории».

Невежество, извините за категоричность, просто дремучее. Начнем с обозначенных «центрально- и восточноевропейских народов» и их «пассивности». Румыния и Венгрия относятся к этой группе? Без сомнения. И что — их участие в войне против СССР (кстати сказать, с целью завладения обещанными Гитлером территориями Украины) в виде сотен тысяч солдат — это «пассивная схема поведения»? Поменьше — 45 тыс. — отправила на Восточный фронт другая союзница — Словакия...

Наконец, о «пассивности абсолютного большинства украинцев». Тут, наверное, Грицака надо силой заставить читать открытые источники, указывающие, что количество украинцев, прошедших войну в составе Красной армии, не менее 7 млн. чел. На оккупированной украинской территории в составе партизанских отрядов и групп было около полумиллиона человек. Более того, в начале войны из республики были эвакуированы на восток около 2 млн. рабочих и специалистов вместе с 550 вывезенными крупными предприятиями. Наконец, демографические потери Украины в период с 1 января 1941 г. по 1 января 1945 г. составили 13 млн. 584 тыс. чел. И это — «пассивная позиция»? Да чума на оба ваши дома — «институт исторических исследований» с фондом-благодетелем!

Было от чего прийти в отчаянье профессору, доктору исторических наук Михаилу Ковалю, всю жизнь посвятившему изучению периода войны в Украине. В 2000 г. в «Українському історичному журналі» он опубликовал обширную статью «Вторая мировая война и историческая память» (№4), увы, оказавшуюся завещанием ученого (он скончался годом позже).

М. Коваль пишет: тщетными оказались ожидания того, что в независимой Украине появится политически неангажированная историография, а историки бросятся работать в открытые архивы. Документы о немецкой оккупации Украины остались лежать невостребованными — «ныне история фашистского разбоя на Украине как бы окутана пеленой забытья», пишет он. В этой пелене забытья и украинский народ со своей народной войной против оккупации — народ-антифашист, как определяет М. Коваль.

Тем не менее началось «формирование новых мифологем, базирующихся на новой политической конъюнктуре», несмотря на то что «мифология является антиподом исторической науки, а для людей эмоциональных, склонных к легковерию и преувеличению, ее заменителем».

Не обошел историк и вопрос места и роли ОУН-УПА — вспомним, именно тогда на парламентском уровне заговорили об их признании. «ОУН-УПА пыталась любой ценой добиться государственной независимости Украины. Оуновские поводыри как бы не замечали, что немецкий рейх, включив Украину в «великогерманское пространство» как колониальное владение, тем самым сняли с повестки дня вопрос украинской государственности. И мельниковцы, и бандеровцы, лелея надежды на Германию как освободительницу от большевиков и гаранта украинского государства, а с тем и единственную защитницу от Красной Армии, не сумели достичь ни единой поставленной цели. Наоборот, немецкие вожди смогли их провести и использовать в собственных интересах».

«Беспокоят упорные попытки навязать украинским исследователям и общественности не во всем совершенные концепции и видение иностранных ученых. Конечно, никому не дано права лишать их права на свое видение исторического процесса, тех или иных явлений в Украине. Но так же недопустимо, чтобы отечественные учреждения (министерства, ведомства и службы) брали как ориентир своей деятельности концепции, теории, разработанные за границей, которые не разделяют отечественные ученые и научные организации, или чтобы учеников и студентов учили по учебникам, написанным иностранцами», — предупреждал М. Коваль.

И далее: «Эффективную преграду фальсификациям истории Украины во Второй мировой и Великой Отечественной войнах могут поставить политически незаангажированные и честные профессионалы-исследователи. К сожалению, пока их в Украине ничтожно мало».

Сказано это, напомним, в 2000 г. Возросло ли число честных профессионалов-исследователей спустя 13 лет, готовых работать не за грант, а ради истины? Или их стало еще меньше?

Вам героев? Извольте, у нас они — «военные преступники»

На днях президент Янукович присвоил Национальному университету обороны Украины имя генерала Ивана Черняховского, как сказано в президентском указе, «прославленного сына украинского народа, выдающегося полководца».

В 1945 г., когда у Кенигсберга погиб этот самый молодой командующий фронтом и генерал армии (39 лет), Черчилль прислал телеграмму соболезнования — на Западе Черняховского знали: за несколько месяцев до его гибели американский журнал Time писал о «мускулистом, с железной волей молодом генерале».

В 1990-е Черняховскому тоже не повезло — как и другие полководцы, попал под жернова «восстановления исторической правды». Что показательно, никаких претензий генералу предъявить не смогли — там все безупречно, еще выпускники советской Академии генштаба восхищались военным искусством Черняховского, в частности минимальными человеческими потерями в операциях, которые он разрабатывал и проводил.

Поэтому бросить тень пытались на обстоятельства гибели генерала, выбрасывая в прессу самые сумасбродные истории. Мол, не от немецкого снаряда погиб, а по пьянке и от своих же. Дескать, ехал после попойки к любовнице, а танк не уступил дорогу генеральской «эмке» (в другой версии — лакированный «виллис», тогда пьяный генерал застрелил командира танка (в другой сплетне — сопровождающий офицер-особист). Тут осиротевший экипаж и отомстил командующему — пустил ему вслед снаряд... Понятно, что никаких документальных доказательств, одно лишь «рассказывали, что...»

Слава богу, эта ложь оказалась на коротких ногах, потому ее не воспроизвело даже такое интернет-издание, как «Тиждень.ua», не упускающее ни единой возможности, извините, плюнуть в прошлое, для чего там существует специальная рубрика «Миф об «освобождении» Украины».

Известие о присвоении имени Черняховского университету обороны ввергло это издание в сущую истерику. И оно тут же навесило на погибшего генерала обвинение в потакании «массовым изнасилованиям немецкого населения» в Восточной Пруссии. Доказательства? Опус некоего российского писателя Льва Рабичева, несколько лет тому издавшего свои фронтовые воспоминания, в которых он описал, что сам видел, как на шоссе группа офицеров и солдат во главе с полковником поочередно насиловала немецких беженцев.

«По этому шоссе проезжал и командующий Третьим Белорусским фронтом генерал армии Черняховский», — многозначительно заключает автор. Как решить, врет ли Рабичев или на старости лет правду резанул? Военные преступления, к которым относится и изнасилование, срока давности не имеют. Лейтенант Рабичев, несмотря на то что в описываемый период действовал приказ Верховного главнокомандующего И. Сталина от 19 января 1945 г. «О поведении на территории Германии», сам совершил уголовно наказуемое деяние, состоящее в недоносительстве о совершенном преступлении. Как офицер, он обязан был рапортом сообщить об увиденном вышестоящему начальству, в особый или политический отдел. Таким образом, вызови сейчас российская военная прокуратура этого лейтенанта в отставке для дачи показаний, мы бы быстро узнали, что он видел на самом деле, а что ему приснилось после просмотра телепередач со Сванидзе...

Кстати, следует отметить, что о Черняховском не забывают в Израиле. 15 февраля газета Haaretz сообщила о неудаче, постигшей бывшего ректора Тель-Авивского университета Дана Амира, в многолетней попытке доказать свое родство с генералом. О том, что Черняховский «наш», в Израиле уверены многие: еще упомянутый Time в 1944-м сообщил о нем как о «еврейском генерале», позднее якобы это подтвердил еврейскому журналисту из Палестины посол СССР в США Андрей Громыко, а потом и переселенцы из Вильнюса рассказали, что сам генерал признался им, что он не Иван Данилович, а Ицхак Давидович... Но попытки профессора Амира найти хоть какой-то документ в уманских архивах оказались тщетными.

«Он мог бы быть величайшим еврейским генералом всех времен, по крайней мере, с библейского Иуды Маккавея», с печалью заключает израильская Haaretz, тем не менее поместившая материал под броским заголовком «Еврейский генерал вел Красную армию» и иллюстрировавшая его советской маркой 1945 г. с портретом Черняховского.

А что до доморощенных обличителей Черняховского, то им можно ответить словами из статьи М. Коваля: «патриот, доказывающий свой патриотизм за счет своего соотечественника, опаснее предателя». Это, собственно, не сам профессор, а британский украинец Ф. Якименко, приславший в 2000 г. письмо в парламентскую газету «Голос Украины» с возмущением касательно новомодного тезиса о «советской оккупации Украины».

Но вернемся к президентству Ющенко, на которого многие возлагают главную вину за официальное одобрение ревизии истории. Мы увидим, что он ничего нового не выдумал, а подобострастно взялся кроить украинскую историю по чужим лекалам.

От себя добавлю: не так давно, наблюдал в сети статью (ссылку найду чуть позже), о том, как Ющенко под угрозой увольнения (и не только), вымогал у тогдашнего директора государственного архива Украины найти, нарисовать, что нибудь придумать, лишь бы показать, что у нас был тотально-страшный голодомор. Директор этого госархива призналась, что записывали в количество жертв всех, кто умирал даже естественной смертью. Число в несколько миллионов пришлось рисовать буквально на пальцах. А самое удивительное в этой истории: ей пришлось искать фото, картинки, и тыбзить их из истории Великой депрессии в США, для того, что бы изобразить ужас голода в Украине. Печально осознавать всю порочность оранжевого бреда в истории нашей страны.


Добавить в:


ЦентрКомплект