• Брухт ДальнобойСервис


Адвокатский ретромобиль

 

Василий Соколенко из Чернигова едва ли не всю свою сознательную жизнь посвятил служению праву и закону. В советские времена он работал в прокуратуре Чернигова, в КГБ, в Управлении юстиции в Черниговской области, преподавал юридическую науку в высших учебных заведениях. А незадолго до распада СССР подался в адвокаты. Тогда и возникла необходимость рекламировать себя для потенциальных клиентов. С этим Василий Константинович справился оригинальным способом -купил ретромобиль BMW довоенного выпуска, чтобы говорили о нем как о владельце раритетного авто. Идея сработала. А машина? Она до сих пор у него. К тому же на полном ходу.



ТРОФЕЙНЫЙ BMW КУПИЛ У ОФИЦЕРА СМЕРША

— Впервые эту машину я увидел в Варве примерно в 1990-м. Тогда там жил мой кум Владимир Тандура. Я поехал к нему в гости и случайно наткнулся на эту красавицу на улице. Она меня поразила, и я сразу же загорелся ее купить, — вспоминает Василий Константинович. — Остановил водителя машины. Разговорились. Он оказался бывшим офицером Смерша и рассказал, что сразу после войны привез этот BMW из Германии.

Как трофей. Какое звание имел этот мужчина, я не знаю, но, думаю, высокое, потому что просто так такие трофеи было не вывезти. За деньги, что заплатил ему за машину, я мог купить новенькие «Жигули». Но ни разу не пожалел, что приобрел BMW. Из необычного этот автомобиль имеет толстый луженый металл — около двух миллиметров. На него даже можно становиться ногами-и ничего не будет. А еще, когда я ее покупал, у машины было деревянное днище (таким оно шло с завода-производителя). Однако впоследствии я заварил его металлом и еще много чего переделал. Например, перекрасил BMW из темно-зеленого в ярко-красный цвет. Также заменил двигатель. Сейчас он с «Волги» (как и колеса). Но для меня прежде всего был важен внешний вид машины.

Купив раритетный BMW, я стал ездить по Чернигову. Все прохожие останавливались, бросали взгляды на мою машину и спрашивали друг у друга: «Чья это машина?» Что так будет, я понимал с самого начала. Поэтому, собственно, и купил этот автомобиль. Он сделал мне первую рекламу как адвокату.

ЕЗДИЛ БЫ НА РЕТРОМОБИЛЕ ДО СИХ ПОР, ЕСЛИ БЫ НЕ ЖИЗНЕННЫЙ УРОК

На своем BMW Василий Константинович ежедневно ездил до 2005 года. Пока ему не пришлось защищать в суде одного прилучанина, который попал в смертельное ДТП.

— Ситуация была такова: мальчика, ехавшего на велосипеде, сбила машина. Он отлетел на встречную полосу, по которой ехал мой подзащитный. Водитель сразу же нажал на тормоза, но избежать столкновения не удалось. Хорошо, что машина была оборудована автоматической системой торможения (BAS) и антиблокировочной системой колес (ABS). В Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз провели специальное исследование, которое подтвердило, что мой подзащитный сделал все правильно и не виновен в трагедии. Его оправдали. Именно тогда я и понял, насколько важно иметь автоматическую систему торможения. Те, кто ее не имеет, могут быть потенциально виновными в любой аварии, потому что машина — это источник повышенной опасности. И скажу откровенно: мой раритетный BMW годится иля какой-то частной коллекиии или жр для съемок военных Фильмов, но не ДЛЯ повседневной езды. Хотя, если бы не эта история, я ездил бы на этой машине и сейчас. Потому что за долгие годы сроднился с ней. Кстати, BMW с легкостью разгоняется до 90 км/ч (максимальная скорость — 110 км/ч). И это при том, что машине уже более 80 лет! В 2006 году, когда я получал в ГАИ новый техпаспорт на машину, эксперты не смогли определить год выпуска машины и написали «1948». Хотя я точно знаю, что эта машина довоенного выпуска (номер кузова всего 3837). Ориентировочно она 1938-1941 года.

Раритетные авто, признается Василий Константинович, ему очень нравятся. Ранее он даже мечтал собрать собственную коллекцию советских автомобилей.

— Пусть небольшую, но все-таки собрал. У меня были 21-я и 24-я «Волги», «победа», горбатый «запорожец». Их я уже продал, остался только этот BMW. Если найдется покупатель, то и его готов продать за 9999 евро (смеется. — Авт.). А может, под электромобиль переделаю. Есть и такая задумка.

ОТКРЕПЛЕНИЕ ПОЛУЧАЛ ИЗ РУК ЗАММИНИСТРА ЮСТИЦИИ УССР

Недавно Василию Константиновичу исполнился 71 год. Несмотря на возраст, он не просто остается действующим адвокатом, но и готов дать фору молодым. Еще бы, ведь имеет колоссальный опыт.


— Я родом из Ладана Прилукского района. Оттуда пошел в армию. Затем учился на юридическом факультете Одесского госуниверситета. Окончил его в 1976 году и по направлению приехал работать в Черниговскую областную коллегию адвокатов. Меня сразу хотели отправить в Сребное. «Вы что? — говорю им. — Мог остаться в Одессе, но приехал в Чернигов. А вы отправляете в Сребное. Не поеду туда». Тогда председатель коллегии заявил: «Можете не ехать, только если министр юстиции или его заместитель даст вам открепление». Работать в райцентре я не собирался, поэтому отправился в Киев к первому заместителю министра юстиции Украинской ССР Ольге Павшуковой. Попал к ней на прием, а она и говорит: «Впервые вижу, чтобы молодой юрист не хотел быть адвокатом». Чтобы получить открепление, пришлось сказать, что разочаровался в профессии и адвокатом быть не хочу. Она на меня посмотрела, улыбнулась и дала открепление. Так я получил «свободный» диплом и остался в Чернигове.

Но от юридической сферы Василий Константинович, конечно, не отказался и уже через два года стал помощником прокурора Чернигова Виктора Наконечного.

— За свою жизнь мне довелось поработать во многих правоохранительных органах. Заметив мои успехи в прокуратуре, меня пригласили работать следователем КГБ. Я колебался. Тогдашний заместитель прокурора Григорий Сергиенко сказал: «Вася, ты не сможешь там работать», а прокурор говорит: «Иди не раздумывая!» Тогда же на всю область было только три следователя КГБ. Отбор о-го-го! Как-то приехал я в Ладан, встретил свою учительницу начальных классов, а она и говорит: «Вася, что ты натворил, что ко мне приезжали и спрашивали, каким ты был в 1-4 классах?» Вот такой был подбор кадров. В КГБ я совсем немного прослужил, потому что мне там не понравилось. Когда принимали на службу, обещали, что смогу продолжить обучение в аспирантуре. А когда встал вопрос ехать сдавать кандидатский минимум, не захотели отпускать. Я понял, что стал очень подневольным человеком. Чтобы поехать даже к родителям в Ладан, приходилось брать разрешение у высшего командования. После увольнения я преподавал теорию права в Черниговском юридическом техникуме, Одесском институте народного хозяйства, Черниговском политехническом институте, работал консультантом по судебным вопросам в Управлении юстиции в Черниговской области. А после аварии на Чернобыльской АЭС меня в 1986-м на полгода направили работать адвокатом военного трибунала. В конце 80-х я захотел полностью перейти на адвокатскую работу. Для этого пришлось получать разрешение лично у первого секретаря Черниговского обкома партии Леонида Пв-лажченко. Он дал добро, и с тех пор я -адвокат.

— О заслуженном отдыхе надумали?

— Как говорится, адвокатов выносят только вперед ногами (смеется. — Авт.).

А если серьезно, я только сейчас понял, что такое настоящий опыт. И достиг своего максимума лет в 55. Именно тогда и вышел на пенсию (как ликвидатор аварии на ЧАЭС), но продолжаю работать.

ПОМОГ ЛИТОВСКОМУ ПОСЛУ - И СДЕЛАЛ СЕБЕ ИМЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ

С Василием Соколенко мы встретились в Седневе Черниговского района. Сюда он перебрался лет 30 назад.

Но в Чернигове тоже часто бывает, потому что трудится здесь в юридической консультации.

— Я работаю в различных отраслях права. Если дело мне интересно, то могу взяться за любое. Однако насильников никогда не защищал, — говорит Василий Константинович. — За годы адвокатской практики было много интересных дел. Расскажу об одном из них. Это произошло в начале 1990-х. Ко мне из Киева приехал посол Литвы в Украине Виргилиюс Коризна. Попросил защищать одного литовца, который занимался незаконной продажей казеинового (сухого) молока из Украины в Европу. Его якобы поймали на взятке в 30 долларов и посадили в Черниговское СИЗО. Разумеется, все подстроили. Я взялся за это дело, и через два месяца суд оправдал литовца, потому что мне удалось доказать, что при аресте нарушили Международную конвенцию. Но необычность в другом. Я, как адвокат, присутствовал в МИД Украины, когда посол Литвы Коризнв выдвинул ногу протеста нашему министерству. А еще, когда литовца выпустили из-под стражи в зале суда, по моей задумке его сразу посадили в машину посла и вывезли за пределы Украины.

Я понимал, что могут найти любой повод, чтобы выдвинуть новое обвинение.



И действительно, на следующий день прокурор вызвал меня с подзащитным к себе. Вот только литовец к тому времени был уже далеко отсюда. Этот случай сделал мне имя в Литве. Поэтому потом ко мне еще не раз обращались за помощью литовцы.

Алексей Прищепа, «Гарт» №26 (3038) от 24 июня 2021

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Соколенко, Седнев, ретромобиль, BMW, Прищепа, Гарт

Добавить в:
 
 


Центр Комплект