Одноклассницу дочери под опеку

... взяли полтора года назад супруги Ворчаковы из Шуляков Козелецкого района. «Ну и что тут странного?» — скажете вы. А то, что быть опекунской семьей 37-летние Юлия и Захар никогда не планировали, но такое важное и сложное решение приняли за считанные минуты. И главное — ни разу об этом не пожалели. Как и их названая дочь Оля.



Смерть отца, гибель в огне двух младших братьев и самоубийство матери — столько горя пережила за свои 15 лет Оля Томилец из Гладкого Козелецкого района.

Олина мама, Светлана, воспитывалась в интернате, поэтому, не имея модели семьи и домашнего воспитания, порой не могла справиться со своей многодетной семьей. С мужем Дмитрием они растили троих детей — старшую дочь Валю, среднюю Олю и младшего сына Андрюшу. Со временем пути родителей разошлись — Дмитрий ушел от Светы к другой женщине, она же родила еще одного сына Степана от односельчанина, с которым вместе не жила.

Первая трагедия в семье Томилец случилась в 2011-м. 14 февраля Дмитрий пришел навестить детей, в доме бывшей жены уснул и... не проснулся. Врачи констатировали смерть в результате сердечной недостаточности. Для детей эта потеря стала настоящим шоком — хоть отец с ними уже давно не жил, они часто проводили время вместе и очень его любили. Но, как оказалось, это было только начало их несчастий... В 2012-м на Рождество к Светлане приехал родной брат Саша из Козельца. Казалось бы, только и праздновать в семейном кругу. Но брат был не в настроении, жаловался Свете на нелегкую судьбу — в делах ему не везло, а тут еще и жена бросила. 7 января Саша повесился на чердаке. Не прошло и двух месяцев — и на семью Томилец надвинулась очередная трагедия. 3 марта того же года Светлана провожала Валю и Олю на школьный автобус (девочки учились в Лемешовской школе), а малыши остались дома, смотрели телевизор. Когда через полчаса женщина вернулась, то увидела, что дом пылает, а соседи всеми возможными способами пытаются загасить огонь. Света попыталась забежать в дом, чтобы вынести детей, но пламя и удушливый дым валили со всех окон и дверей. И хоть козелецкие пожарные прибыли очень быстро, спасти мальчиков им не удалось — 4-летний Андрюша и полуторагодовалый Степа сгорели живьем. Спасатели предположили, что причиной загорания стал старенький ламповый телевизор, который смотрели дети, — он вспыхнул из-за короткого замыкания. На похоронах детей Света, которую медики напоили успокоительным, была будто в трансе: из глаз бесконечным потоком лились слезы, а губы шептали; «Я же хотела в дом зайти, чтобы малышей забрать, но не вышло... ничего не вышло — дым. огонь...»

Вместе с дочерьми Светлану отправили в Козелец-кую районную больницу, потом некоторое время они жили в реабилитационном центре. В конце концов сельсовет нашел для погорельцев новый дом — и семья поселилась в нем. Но Светлана не находила себе места: она винила себя, что оставила детей без присмотра, и время от времени стала выпивать. Держали на этом свете женщину только дочери. Но тоже недолго...

— Вечером 13 января прошлого года, когда дети ходили с колядками, мне позвонила председатель сельсовета с. Патю-ты (к нему относится Гладкое. — Авт.) и сказала, что Светлана Томилец повесилась. Вместе с муниципальной стражей мы сразу же выехали в Гладкое, — вспоминает начальник отдела социальной защиты населения Козелецкого поселкового совета Валентина Си-качева. — Что сказать — это был настоящий ужас! Девочки были дома, а мама висела на бечевке в комнате. Какой-то сосед — знакомый Светланы — предложил забрать их к себе, однако я категорически отказала:«Дети поедут со мной!» и забрала их в Козелец. С Валей было проще — после 9-го класса она пошла учиться в техникум, поэтому жила отдельно, домой приезжала только на каникулы, а вот что делать с Олей? Некоторое время она должна была быть в больнице, потом мы перевели бы ее в реабилитационный центр, но там можно находиться не более 9 месяцев. И что дальше? Интернат? Сначала я надеялась найти кого-то из родных. У девочек есть хорошая тетя Татьяна, но стать опекуном для двоих детей она, к сожалению, не могла по закону — не позволяли нормы жилой площади. Я уже была настроена искать для Оли семью, хоть и знала, что это будет непросто, но судьба распорядилась сама...

* * *

15 января Лемешовская общеобразовательная школа наполнилась шумом и смехом — после каникул вернулись семь десятков школьников. В 8-м классе это веселье сразу же и пропало — учительница сообщила, что в семье их одноклассницы Оли Томилец случилась трагедия, отныне Оля — круглая сирота и учиться в их школе уже не будет. В классе с Олей дружили все, поэтому такая весть огорчила каждого. Но больше всего лучшую подругу девочки Дашу. В тот день из школы Даша вернулась в слезах и рассказала родителям о судьбе своей подруги. Юлия с Захаром только перетянулись.

— Может съездим утром в школу или еще куда там нужно? Ну как это ребенок среди года покинет школу? — первой начала разговор Юля. — Мы же можем забрать ее к себе хотя бы до конца учебного года?

Захар согласился без колебаний. На следующий день оба были в социальной службе.

— Вы только представьте, утром 16 января появляются Захар и Юля и говорят, что готовы забрать Олю к себе. Сказать, что я была удивлена, — ничего не сказать. Стала рассказывать им, насколько это рискованно — ребенок взрослый, кто знает, сойдутся ли характерами, а у них, кроме Даши, еще младшая Ярослава есть (6 лет. — Авт.). Не хотелось, чтобы молодые люди и сами «обожглись», и ребенка-сироту ранили. Поэтому пугала их как могла, — улыбается Валентина Захаровна. — Но увидела их глаза и поняла — они настроены серьезно. Не остановил их и последний аргумент — из-за того что дом не в их собственности (Ворчаковы купили дом, однако оформить его на себя еще не успели. — Авт.), приемную семью мы оформить не сможем. Разве только опекунскую, да и то при определенных условиях, а следовательно, в ближайшее время деньги на ребенка они не получат. Юля на это только удивилась: «Какие деньги? За это еще и платят? Нам ничего не нужно, мы работаем». Последние сомнения исчезли...

— Честно говоря, тогда мы не думали ни о деньгах, ни о трудностях. Трудно было смотреть на подавленную Дашу, трудно было представлять, как ребенка, которого мы знали, не сегодня завтра отправят в интернат, — присоединяется к разговору Захар. — И мысль забрать Олю к себе, как оказалось, одновременно пришла нам с Юлей. Поэтому никто никого не уговаривал и не доказывал правильность этого решения.

Затем начался длинный и нудный процесс оформления документов, прохождение медкомиссий и курсов.

— Казалось, что все так просто. Выразил желание — забрал ребенка, но эти бумажки... Если бы не Валентина Захаровна, мы, наверное, никогда не смогли бы их собрать, — качает головой Юля. — Хорошо, что хоть забрать Олю нам позволили сразу.

* * *

Сейчас Ворчаковы целыми днями в хлопотах — расширяют свой дом. В свободное от работы время Захар его достраивает, Юля занимается ремонтными работами, а Оля с Дашей с радостью ей помогают.

— Дом небольшой, а у нас еперь аж три дочери. Каждой нужно личное пространство, — улыбается Захар.

Пока старшие девочки делят одну комнату на двоих, Яся — в комнате с родителями. Тихая Оля, которая во время нашего разговора только улыбалась, признается:

—Да сейчас мне и лучше, что рядом есть Даша. Боюсь спать в комнате одна. Хоть «это» случилось и не здесь, страшно. Видите, как оно... Сначала папа, после него братики, а потом и мама... Зашла с улицы в дом, а Валя говорит, что мама... — Оля замолкает. По щекам катятся слезы. — Зачем она это сделала ? Мы же ее любили!

А немного успокоившись, рассказывает:

— Знаете, как я обрадовалась, когда Даша позвонила и сказала, что я буду жить с ними! Я ведь лежала в той больнице и постоянно думала: «Что же будет дальше?» Страшно идти в интернат! А теперь у меня есть семья. Думаю, когда вырасту и начну самостоятельную жизнь, все равно буду возвращаться сюда. Эта семья меня любит, и я люблю их. А мама... Мама всегда будет в моем сердце.




Екатерина Дроздова, «Гарт» №31 (2939) от 1 августа 2019

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Шуляки, Козелецкий район, Козелец, супруги Ворчаковы, Дроздова, Гарт

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект