• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Из черниговской колонии вскоре выйдет пожизненник Сергей Кулик


Талион

Из черниговской колонии вскоре выйдет пожизненник Сергей Кулик

 

В редакцию Gorod.cn.ua обратилась адвокат Ирина Бойкова, которая ведет дело пожизненника Сергея Кулика. Кулик 6 лет отбывал наказание в УИН №31, которое расположено в Новгород-Северске Черниговской области по ул.Коротченко, 31. Был задержан 30 января 2003-го года, 18 марта 2005-го года приговорен к пожизненному заключению.

2 февраля 2017-го года ЕСПЧ, рассмотрев заявление Сергея Анатольевича Кулика постановил, что имело место нарушение статей 1, 3, 5 и 6 Конвенции, а также выплатить ему компенсацию в размере 10 тысяч евро. Само решение можно скачать по ссылке: http://khpg.org/files/docs/1486737738.doc

После получения решения ЕСПЧ Сергей Кулик обратился уже в суд на территории Украины и 23 марта, в минувшую пятницу, Деснянский районный суд города Киева (судья Оксана Броновицкая) постановил отменить меру пресечения в виде содержания под стражей, освободив его из под стражи немедленно. Решение обжалованию не подлежит.

Из-за того, что у 49-летнего Кулика имеется диагноз энцефалопатия головного мозга (отмирание тканей головного мозга) – болезнь развилась вследствие контузии, полученной во время боевых действий в Афганистане, - состояние его здоровья не позволяло выдержать сложные условия этапирования, поэтому в суде он принимал участие по Скайпу из Новгород-Северского. Скорее всего, если бы он пребывал в киевском суде физически – то был бы освобожден из под стражи немедленно, как и сказано, в решении суда, но так как он находился в колонии, то произошло грубое нарушение его прав, о чем мы расскажем более подробно в материале ниже.

В субботу, 24-го марта в колонию прибыл младший брат Сергея – 39-летний Александр Кулик и второй адвокат по делу Виктор Владимирович Колбанцев. Мужчины привезли с собой решение суда с мокрыми печатями, подписями и сопроводительным документом. В колонии пояснили, что лучше подойти в понедельник, так как у и.о. начальника Валерия Васильевича Ворушило выходной, а ключ от канцелярии, где можно было бы сверить штрих-код на решении суда по судебному реестру, соответственно у начальства. Из суда в колонию звонили 2 раза, а также повторно на их адрес отправили электронное письмо с текстом решения. Колбанцев уехал в Киев, Александр остался ночевать в гостинице.



Здание УИН №31

Утром в понедельник, когда мужчина в 8 утра пришел на проходную УИН №31, ему пришлось прождать целых 3 часа пока к нему кто-то выйдет. К 11 утра на пороге появилась старушка в гражданском, представившись сотрудником канцелярии.

Александр Кулик, брат осужденного:
- Учитывая то, что на выходных начальство тюрьмы нас не приняло мы поехали в полицию, там тоже предложили дождаться понедельника и ничего не запротоколировали.

- Та бабушка, что выходила ко мне в понедельник сообщила, что им ничего из Киева не пришло. И пока у них на руках не будет официального бумажного конверта с марками – заключенного Кулика никто не выпустит. В руки брать мои документы – она отказалась.

- После этого я начал требовать начальника спецчасти Романюка. Он вышел и тоже отказался принимать документы. В это время им звонили из следственного отдела и городского суда, но это никак на его решение не повлияло. Предложил мне проконтролировать доставку этого письма.

- Так мне что по его логике две недели под почтой ночевать?, - возмущается Александр.

- Тогда мне пришлось вызвать наряд полиции по номеру «102». Они составили протокол о том, что у меня отказались принимать официальные документы. Сам полицейский, что зафиксировал нарушение, также сказал, что не понимает в чем проблема, ведь работники тюрьмы нарушают закон, так как с момента подписания решения суда (по состоянию на 26-е марта 3 суток прошло) он находится под стражей незаконно. А это подсудное дело – от 3 до 8 лет.

- Начальник этой колонии – Спичак Валентин Иванович на данный момент отстранен. Но на своем Рено Кенго до сих пор туда заезжает, как к себе домой (действительно в декларации Спичак указан автомобиль именно марки Рено Кенго – прим.авт.). Он и тем утром там был. Если бы я знал, что такое будет, я бы на фото и видео снял, но думал, недоразумение быстро разрешится.

- У Спичака племянник, насколько мне известно, работает в прокуратуре по надзору и у нас все это панибратство процветает, - сообщает Александр.

- Я в этой ситуации и финансово пострадал. Дорога Киев-Новгород-Северский, оплата отеля, работу пропустил. А письмо с марками может прийти и завтра и через 2 недели, а может и вообще потеряется, как я понял. На улице между тем 21-й век – есть электронный реестр, для чего он тогда, если сотрудники тюрьмы ждут бумажные письма?

- Побывал я и в местном Новгород-Северском суде, с просьбой прокомментировать ситуацию. Мне там также сказали – что это нарушение.





Копия решения суда по Кулику

- А каков план реабилитации вашего брата? Ведь многие люди думают, что в число пожизненников входят самые жестокие убийцы, серийные маньяки и с опасением относятся к тому, что они вновь могут оказаться в обществе.
- Во-первых, я живу в Киеве и у меня есть жилье, у нашей матери в Никополе, которая тоже ждет Сергея есть свой частный дом, дети тоже благоустроены, он для них авторитет, постоянно с ними все это время общался и они ждут его (наш корреспондент связался с двумя сыновьями Сергея Кулика и они произвели на него впечатление очень адекватных людей и сообщили, что с отцом созванивались практически каждый, советуются с ним по всемпринимаемым важным жизненным решениям. Единственное, что после 2014-го года не могут посещать его в тюрьме, так как поездки в нашу область стали с наступлением АТО затруднительны - прим.авт.). Но Сергей и сам настолько самостоятельный и грамотный, что устроится в жизни, не прибегая к помощи родственников. Он благодаря своим знаниям и изучению законов смог выиграть суд в ЕСПЧ и добиться своего освобождения, будучи на пожизненном. Это дорогого стоит! Насколько мне известно, у него в планах создание правозащитной организации и реабилитационного центра для тех осужденных, которые не имеют, как Сергей семьи и при выходе на свободу остаются наедине с реальностью без какой-либо поддержки.

- Меня же первого арестовали, по этому делу, и пока я в милиции был 10 дней, то похудел на 10 килограмм. 5 суток моим родным даже не сообщали, где я. Чтобы был повод держать меня столько дней – заставили подписать бумагу, что я якобы нецензурно выражался. Когда я отказался, то предложили найти у меня наркотики и я понял, что лучше подписать то, что просят – а это 10 суток ареста, чем получить 3 года за наркотики, которые мне подложат.

- А Сергей прошел все эти допросы, столько лет в тюрьме и не сдался. Я бы так точно не смог, - добавляет Александр. - По данному делу нет ни одного прямого свидетеля и ни одной улики – все косвенно. Нужно было раскрыть, чтобы кто-то сел, неважно кто, а другие получили деньги и звания. Убитый должен был у младшей дочки Сергея - Вики быт крестным и они накануне виделись, но зачем бы ему понадобилось делать такое с будущим кумом?

- Мой брат афганец, трое детей, ни разу не судим – все это суд не принял во внимание вообще, ни одно ходатайство не поддержал. У нас дома даже обыск не проводился.



 На фото Ирина Бойкова - третья справа (в красном пиджаке)

Адвокат Ирина Бойкова также прокомментировала ситуацию с невыполнением УИН №31 решения суда:

- Мы после этого инцидента в Новгород-Северском зарегистрировали обращение к Уполномоченному Верховной Рады по правам человека Людмиле Денисовой. Брат Сергея Александр зарегистрировал соответствующе заявление в полиции.
- Считаю, что такая ситуация сложилась именно из-за того, что Кулик – пожизненник. Прокурору по этому делу не разрешили идти в отпуск и приказали подавать жалобу. Но ведь решение вступило в силу и обжалованию не подлежит. Что важно у него еще и закончился срок давности привлечения к уголовной ответственности. 

- Это дело стоит на контроле в Комитете Министров Совета Европы, зачем же так явно нарушать права человека? В нашей стране почему-то любые проблески разума или самостоятельного принятия решения – гасятся. Пока прокуратура не даст отмашку – все чего-то ждут. А в первой инстанции, еще когда были суды в начале двухтысячных не учли его семейное положение – трое детей, участие в боевых действиях и энцефалопатию.

- Сергей Кулик был первым заключенным в Украине, кто расписал грамотно, подробно и убедительно для Евпропейского суда, все нарушения, которые были допущены в отношении него. Ему засчитали доставку из Киевского Апелляционного суда в СИЗО и обратно и даже клетку в зале суда, как нарушение 3-й статьи Конвенции. До этого подобных прецедентов не было, даже в России. Вы представляете сколько людей это прошли и не смогли доказать свою правоту? Он еще во время пребывания в Киевском СИЗО организовал и зарегистрировал профсоюз заключенных. Более того, он помог успешно пройти ЕСПЧ и другим людям. По призванию Сергей больше экономист, а после того, как 25 марта 2004 г. Верховный суд отменил его приговор, то изучал Конституцию под редакцией Хавронюка и понял на чем строится логика прав человека. После этого он смог защищать себя как Европейском суде, так и в украинских.

- А он вам не говорил, что во вторник после обеда к нему зашли в камеру и попросили написать заявление на материальную помощь от тюрьмы? (материальная помощь в размере 200 грн. выдается тем осужденным, которые освобождаются из нее - прим.авт.), - спрашивает адвокат.

- Нет, мы общались с утра и как раз приходили дежурный сказать, что письма еще нет, - отвечает наш корреспондент.

Мы связались и с самим Сергеем Анатольевичем Куликом, которого 18 марта 2005 г. Апелляционный Суд признал виновным и приговорил к пожизненному заключению. Суд опирался, в частности, на признательные показания заявителя, полученные во время досудебного расследования, включая его письменные признания. Несмотря на то, что Кулик неоднократно заявлял, что признания правоохранительные органы выбивали из него под давлением. Дело было возбуждено по факту убийства супружеской пары, их тела нашли в их квартире, в Киеве по ул. Каштановая, 5/313.



- 30 января 2003 года я был задержан в Харькове, куда я приезжал на деловую встречу, по подозрению в двойном убийстве. Изначально задержали человека, связанного с криминальным миром – Родионова Евгения Александровича. Он дал показания, что видел у меня мобильный телефон, который принадлежал убитому. Этим телефоном тот человек отдал мне свой долг, который составлял 4000 долларов. 3200 наличными, а 800 - в виде телефона бизнес-класса. После этого меня объявили в розыск. Пока я был в Харькове никто меня не трогал и ничего не требовал, а когда приехали киевские оперативники и доставили меня в Ленинский райотдел, то начались угрозы и мне лично и относительно моей семьи, - рассказывает Кулик.

Изначально они задержали моего младшего брата прямо возле дома. Сказали, что если не ты, то будет сидеть он. Я не могу этого допустить, брат был еще совсем молодой, жизни не видел и написал явку с повинной. Поступали, я так понимаю с подачи милиции, и угрозы со стороны криминальных авторитетов, они требовали, чтобы я ни в коем случае в дальнейшем не менял показания. Моему старшему сыну Владимиру на тот момент было 13 лет, младшему Сереже – 9 и дочке Вике – неполных 2 годика. Чтобы детям и супруге ничего не сделали, я со всем соглашался.

- На то время я занимался бизнесом, точнее можно сказать, что зарабатывал деньги для сильных мира сего. Были и связи во всех структурах и влиятельные друзья, но когда это все произошло, все отвернулись. Жена, спустя 2 года уехала с детьми к своей матери в Донецкую область.



- Как были убиты те люди?
- Ножом. Соседи при этом слышали, что в квартире потерпевших находился не один человек, разные голоса, а по делу я проходил один. У потерпевших под ногтями нашли эпителий и слизистые оболочки и капли крови, что согласно генетического кода, принадлежали женщине. Мужу было нанесено 2 удара – в сердце и печень, его супруге – Волковой Светлане Борисовне больше, было похоже на то, что ее пытали. Она на то время занимала серьезную должность в страховой компании «Кредо-Классик» (основана 10 февраля 1994 (до апреля 2010 года - ЗАО «Страховая компания «Кредо-Классик», с апреля 2010 года компания переименована в СК UNIQA  – прим. авт.). Эта компания тогда была монополистом по страхованию атомной энергетики Украины. У истоков создания компании был Игорь Анатольевич Ткаченко, известный по кличке Череп, он был убит 8 декабря 2001 года.

- Это была весьма благополучная семья, супруг Хайнацкий Кирилл Олегович работал главным программистом в Казначействе, считался чуть ли не самым продвинутым хакером во всей Украине, затем в США работал на Майкрософт, ему показалось этого недостаточно и он создал свою команду, с которой работал в Кении, Нигерии, в том числе и на компанию Эриксон. Детей у супругов не было.

- Никаких свидетелей, кроме моих первичных показаний в деле нет, все улики подделывались, даже время смерти потерпевших. Так, например, трупы нашли на полу, их осмотр проводился через 20 часов, а они остыли лишь до 30 градусов. Я уточнял у знакомых судмедэкспертов, и они сказали, что при столь обильном кровотечении даже в теплой квартире тело теряет температуру достаточно быстро. Время подстраивали под те часы, когда у меня якобы было сомнительное алиби. По делу убийство было совершено с 22.00 23-го (четверг) до 01.00 24-го января (пятница), при этом соседи слышали, что утром 24 января кто-то был в квартире и они разговаривали по телефону.

- В пятницу 24-го января потерпевшая не явилась на работу. К ней домой приехал вице-президент компании, звонит в дверь – не открывают, тогда он набрал родным. Те выехали из Славутича и сообщили, что у них есть ключи, а в Киев прибудут через несколько часов. Пока они ехали пришел друг семьи из компании супруга и начал ломать дверь. Я об этом говорил на суде – какое право имел этот друг ломать дверь, если не было слышно криков о помощи, запаха газа и еще чего-то в этом роде. Почему они не вызвали при этом участкового, да еще знали что родственники уже везут ключи?

- Что интересно у потерпевших были кредитные карты, с я так понимаю приличными денежными средствами на них. Я просил суд проверить транзакции по ним, мне отказали. А тот парень, что ломал дверь в суде сообщил, что проверял карту Кирилла и на ней было лишь 10 долларов. Но, позвольте, каким образом он мог иметь доступ к карте своего начальника и как она у него вообще оказалась? Об этом даже есть аудиозапись из зала суда.

- А у вас есть аудио заседаний?

- Да. Уничтожен лишь один диск, на котором соседи по лестничной площадке сообщали суду, что с утра 24 января слышали голоса в квартире и разговоры по телефону. Мне пояснили, что диск при извлечении из коробки – лопнул.

- То есть их убили скорее всего утром 24-го?
- Думаю, что да. Но с другой стороны тот телефон мне отдали ночью, поэтому звонить и разговаривать могли не хозяева а другие люди. При этом изначально дело возбудили на того парня, что отдал мне телефон в счет долга, но позже его переквалифицировали в свидетеля. Он затем скрылся и до сих пор никто не знает его места нахождения. Очной ставки у нас не было. Ему было назначено 8 принудительных приводов в суд, но он так и не явился. Я смотрел документы за 2004-й год, то есть спустя год после моего задержания и в них была копия ответа от Днепровского райотдела о том, что этот парень находится в розыске по делу двойного убийства уже в Днепровском районе Киева.

- Каким образом вы имели общие интересы с тем человеком, что отдал вам телефон?
- У меня был полукриминальный бизнес, с ним приходилось вести общие дела, по-другому в нашей стране нельзя было…

- То есть вы кого-то, как тогда принято было говорить «крышевали»?
- Наоборот, «крышевали», как раз, - меня. Приходилось пользоваться подобными услугами и их оплачивать. У меня были ткацкие цеха, планировал зайти в рыболовецкий бизнес, зарабатывал деньги для партий был вхож к высокопоставленным чиновникам.

- Ваша адвокат и брат говорили, что улики были сфальсифицированы, о каких уликах идет речь?
- Мне 4 месяца не давали свидания с родными. Я за них очень переживал, они через адвоката постоянно передавали записки, где сообщали об угрозах в их адрес, что к ним подходили на улице, с матерью связывались. Вот спустя это время меня следователь вывозит в Деснянский райотдел, под которым уже стояли мать и жена с детьми, принесли сумки с продуктами и вещами. Следователь сказал, смотри, мол, приехали твои близкие с передачей, мы их пустим, если ты сдашь анализ крови на группу для экспертизы. Когда зашел в комнату, адвоката там не было, а какая-то женщина предложила взять у меня кровь из пальца. Притом, что для определения группы используют ВЕНОЗНУЮ кровь.

- У этой женщины не было никаких трубочек, стеклянных пластинок и все того, что присутствует у медиков при сдаче анализов на кровь. Она просто проколола мне палец, обмакнула ватой мою кровь и спрятала в колбу. Свидания мне при всем при этом так и не дали в тот день.

- После этого в деле загадочным образом изменилось содержание протокола осмотра места происшествия. В начальной версии он был составлен от руки, а о том, что в ванной квартиры потерпевших нашли каплю крови моей группы (то есть она от меня не исключается) уже допечатали на компьютере. Ручкой одного цвета было дописано, что кровь на анализ брали в СИЗО, а в другом месте ручкой другого цвета писалось, что забор крови происходил в Деснянском райотделе.

- Было возбуждено уголовное дело на следователя, что составлял протокол с ОМП, проверку начали, но ничего так и не прояснили.

- Кто-то из журналистов писал о вашем деле?
- Виталий Ковач с ICTV в 2015-м году, когда моя история попала в сюжет о незаконноосужденых. А в 2003-м Стогний в своей передаче расписал меня, как матерого убийцу.

- Кроме капли крови нашли еще какие-то улики, указывающие на вас?
- Якобы мои три отпечатка на кране в ванной комнате. Но какие отпечатки могли бы сохраниться зимой, учитывая конденсат в ванной? А еще след ладони на стене, но не на орудиях преступлениях или что-то в этом роде.

- А что по поводу ножа?
- Изначально версия была такая, что я принес нож с собой. Затем был обнаружен немного погнутый нож на кухне и его приписали мне. Я все, что надо было подтверждал, так как не было другого выхода. Когда записывали на видеокамеру воспроизведение, то я сказал: «Я сделал все, что вы просили, теперь ваша очередь». Так этот кусок из записи вырезали.


- По вашему мнению, кто мог совершить это преступление? Тот мужчина, что отдал телефон? И почему его не привлекли, а сделали свидетелем и выбрали вас?
- Не факт, но, он по крайней мере, мог знать, кто именно, раз к нему попал этот телефон. У него были на тот момент очень богатые родственники.

- 3 октября 2003-го судья Владимир Ильич Ходас осудил меня – дал пожизненное. Верховный Суд впервые на то время заключенному-пожизненнику в 2004-м году, 25 марта отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Дело попало к судье Джигуну, который был кумом Ходаса. На Ходаса мои родные возбудили уголовное дело по факту вымогательства у них взятки. И чтобы он остался судьей, надо было подтвердить мой приговор, и мне снова дали пожизненное в марте 2005-го, которое утвердила в Верховном Суде уже другая коллегия в июле этого же года. После этого я подал заявление в Европейский суд, и 13.5 лет ждал рассмотрения. Кстати, когда дело пошло на новое рассмотрение у меня должна была быть судья женщина, забыл ее фамилию, но из-за того, что якобы в ее кабинете проходил ремонт, сменили судью на кума Ходаса. Вот так и получилось. Ходас уже умер.

- А почему обвинение во взятке сняли?
- Потому что дело сперва попало в Шевченковскую прокуратуру, а потом передали в Деснянскую, к тому самому следователю, что обвинял меня. Сама эта прокуратура находится по адресу г.Киев, ул. Каштановая, 9, рядом с тем домом, где произошло убийство Волковой и Хайнацкого.

- Помимо всего прочего Деснянская прокуратура скрыла от суда тот факт, что я являюсь участником боевых действий в Афганистан, комиссован по статье пожизненно, без права снятия, в связи с серьезным неврологическим заболеванием - энцефалопатией головного мозга. При задержании у меня пропало удостоверение участника боевых действий и военный билет. Воевал в Баграме в 1988-м году, призвали в 1987-м.

- Позже удостоверение я восстановил через МИД и консульские запросы в архивы Минообороны России, а военный билет – нет, потому, что многие документы находятся в России, а с ней у нас сейчас сложные отношения. Не учли в приговоре и наличие у меня троих детей и то, что ранее я никогда не был судим.

- Какие у вас отношения сейчас с вашей семьей?
- С детьми общаюсь ежедневно, с женой подал на развод в 2005-м году. Она нашла себе другого мужа и я ее прекрасно понимаю, на сколько сбережений хватило она еще как-то тянула семью, но с тремя детьми ей бы было сложно без кормильца.

- Старший мой Владимир живет с невесткой в зоне боевых действий, у них двое детей, свое СТО, средний Сергей по контракту служит в армии авиамехаником (Сергей обслуживает вертолеты, проверяет исправность двигателей - прим.авт.), а младшая дочь Вика учится в Славянске в авиационном техническом колледже.

- Дети с женой переехали, потому что в школу даже не могли ходить из-за всех этих репортажей по ТВ про то убийство, пришлось на второй год идти обоим сыновьям в другом городе, где проживала их бабушка по матери.



Сергей Кулик в комнате для длительных свиданий, во время визита его младшего брата Александра

- Они вам помогали, когда вы находились в тюрьме?
- Конечно и брат и мать и дети и другие родственники, что разбросаны по всему бывшему Союзу.

- Уточните, пожалуйста, что эта за ситуация сложилась, что вам не позволяют покинуть стены колонии, учитывая, что получено решение суда? Два дня пытаюсь дозвониться вашему начальнику Ворушило, но он в командировке в Киеве.
- Он не начальник, а и.о. – начальником является Спичак Валентин Иванович, но он уже как 2 месяца отстранен от работы. Он купил какой-то «левый» уголь и пока идет проверка его отстранили.

- Уголь для отопления тюрьмы?

- Да, он хапуга еще тот. Здесь столько злоупотреблений, что просто ужас. К примеру, государство дает полмиллиона на ремонт, ремонт не проводится, а деньги куда-то уходят.

- Вы находитесь сейчас в корпусе для пожизненников, сколько там людей?
- 70 человек, но меня перевели в подвал, который предназначен для содержания подследственных и арестантов. В 4-местной камере я с еще одним человеком, а вообще здесь примерно человек 30. Камера, где я сейчас не сравнима с теми, что для пожизненников. Это какой-то жуткий темный подвал, с бетонным полом.

- Только что, как мы с вами разговаривали (беседа проходила 27-го марта – прим.авт.) заходил начальник спецчасти попросил, чтобы я закрыл свой личный счет, а письмо с почты с решением суда еще не пришло. Аналогичные документы, что привез мой брат с адвокатом их не устраивают. Он и полицию вызывал – никакой реакции.

- Как ваше начальство комментирует предложение в решении «звільнивши його з під варти негайно»?
- Да никак не комментирует. Была еще ситуация 9 октября, когда Верховный Суд отменил все мои решения по делу и я автоматически перестал быть пожизненником. Но тем не менее еще 2 месяца после этого меня держали в корпусе для пожизненно заключенных, пока они не получили именно по почте судебное решение. Хотя они были тоже на суде в режиме видеоконференции. 19 апреля будет еще один суд, на котором должны закрыть это дело полностью из-за истечения срока давности (ст.49 УК – срок давности привлечения к уголовной ответственности по особо тяжкому преступлению составляет 15 лет, а у меня идет 16-й год).

- Вы провели столько лет в тюрьме, да еще и в условиях для пожизненников, как это на вас повлияло в целом и вашу жизнь?
- С одной стороны корю себя в том, что когда мне предлагали в Киевском Апелляционном суде признать свою вину и тогда бы был срок 15 лет, то я отказался. У меня на тот момент была эйфория от того, что раз Верховный суд вернул дело на рассмотрение, то они обязаны будут разобраться и понять, что это не я совершил. Но как выяснилось позже я ошибался. Если бы я принял то предложение то лет 5 назад был бы дома.

- А вы уверены, что вас бы не обманули с таким предложением?
- Да, потому, что это судья предлагал сам, присылал ко мне парламентеров. Говорил, что запишем, будто это убийство из мести, а за убийство из мести не дают пожизненное, максимум – 15 лет и засчитают семейное положение и участника боевых действий.

- Как на вас реагировали родственники потерпевших на судах?
- Отчим Светы был главой серьезного страхового бизнеса из Москвы, также была мать Кирилла. Они, когда смотрели видео, то говорили, что, мол, невиновный человек не вел бы себя так и не показывал, как и что он сделал, последовательность нанесения ударов. А что там показывать? Одна комната – в ней следы от двух луж крови, перед этим меня обработали в милиции, показывал, все, что они попросили. И какая еще последовательность? Там и эксперты даже не указали, кто умер первым и в какой очередности наносились удары.

- Мать Хайнацкого смотрела на меня и не верила тогда. А сейчас, когда дело слушалось у Лобанова – почему-то верит. Наверно, с ней тоже какую-то работу провел прокурор. Но женщине уже 80 лет, убедить ее в чем-либо не сложно – второй ее сын умер от рака, она осталась одна. На последнее заседание она не пришла, по состоянию здоровья. Написала заявление, что убийца ее сына должен и дальше сидеть на пожизненном. Я ее как мать понимаю – она потеряла сына, но я то тут причем? Я тоже в жизни потерял все, бизнес, здоровье, семья распалась, и годы прошли.

- Вы думали о том, почему именно судьба распорядилась так, что именно вы попали в такую ситуацию и получили столь горький жизненный опыт?
- Что касается того, что выбор пал на меня – то думаю из-за денег. Я занимался серьезным проектом по созданию рыболовецкой экспедиции и меня обманули, как оказалось команда нашего старого президента Кучмы. На этих людей я собрал документы по офшорам, движению средств и прочее, для того, чтобы получить хоть какие-то свои средства назад, все это я отдал на хранение в Генпрокуратуру, а через три недели оказался задержан.

- Какое у вас образование, экономическое?
- Нет, я заканчивал Сахалинское мореходное училище по специальности начальник судовой радиостанции. Потом была армия, после того как комиссовали в море я выходить не смог и пошел в бизнес.

- Будете снова заниматься бизнесом?
- Сейчас я хочу создать с моим адвокатом нормальную правозащитную организацию, а не как эти фейковые, фейсбучные, что существуют для пиара и отрабатывания грантов и заниматься помощью людям действительно так, как положено этим заниматься.

- Вы общаетесь с другими пожизненниками?

- Многим помогал обращаться в суды. К примеру, я помогал составлять заявление в ЕСПЧ Олегу Радзивило из 89-й колонии, когда расположена в Днепропетровске, и он выиграл суд, помог аналогичным образом Руслану Иглину (Иглин против Украины http://khpg.org/index.php?id=1329463615) из 58-й колонии.

- У вас были сомнения, что выиграете после Евросуда в Украине?
- На суде у меня появились сомнения, когда я услышал прокурора, но вообще, скорее не было сомнений.

- В скольких тюрьмах вы были для пожизненников?
- В 61-й в Херсоне, там лечил туберкулез, который я приобрел в 47-й колонии, что в Сокале Львовской области. Это случилось после того, как в 2007-м году к нам приехали «маски-шоу», нас избили, выгнали на мороз, где продержали 3-4 часа на морозе раздетых. После этого у меня температура поднялась до 40, а потом начался туберкулез.

- Так называемые «маски-шоу» используются в тюрьмах для устрашения и подавления возможного морального и физического сопротивления заключенных. На сегодняшний день я не слышал ни одного случая, когда бы пожизненник причинил вред сотруднику тюрьмы, максимум, что они устраивают – это голодовки, пишут заявления о нарушениях. Но срабатывает человеческий фактор, сотрудники тюрьмы боятся заключенных, тем более осужденных на пожизненное, так как думают, что последние в отчаянии могут причинить им физический вред.

- В 31-й колонии в Новгород-Северском я нахожусь с 19-го апреля 2012-го года. Мы прибыли сюда так называемом спецэтапом – так называют этапы, куда входят пожизненники. Сразу всех избили, кричали на нас. Такому обращению с заключенными их специально учат.

- Со всей администрации 31-й колонии у меня отношения нормальные, кроме ее начальника Спичака.

- Почему?
- Я обещал его посадить. Собирал на него компромат, и он это знает. Он в отместку мешает мне во всем. Когда я объявил трехдневную голодовку из-за того, что он не выполнял решение Евросуда – не переводил из корпуса для пожизненников для подследственных, то он ее скрыл и лишил меня связи с адвокатом. Мною неоднократно вызывались комиссии, но лишь раз Спичак получил по ним строгий выговор, а меня посадил в строгий карцер на 7 суток без каких-либо оснований на то. Это было в 2013-м, если сейчас условия карцера приемлемые, то тогда – нет. В нем находилась пристегнутая кровать, посредине камеры стоит железная стулка, бетонный пол и санузел. Одежду забирают, оставили мне только футболку, хотя было холодно, на этот срок запрещают отовариваться продуктами, курить, свидания и прочее.

- Из минусов содержания сейчас сделали строгий лимит на воду для принятия душа. 30 литров на одного человека. Мыться пожизненнику 1 раз в неделю.

- Начальник все то время, что я здесь – не менялся. Он пришел сюда из местного райотдела, там он занимал должность заместителя начальника по общественной безопасности, в том числе занимался выдачей разрешений на оружие.

- Что самое важное вы вынесли из нахождения в тюрьме?
- Как человек я понял, что в условяих тюрьмы -  я мебель и от меня в жизни ничего не зависит. Чего-то добиться ни от одной комиссии – невозможно.

- Если бы не это еврорешение, то скорее всего, в украинских судах вы бы ничего не добились?
- Совершенно верно. Я не раз пытался, в том числе и по вновь открывшимся обстоятельствам.

- Дело в том, что такое еврорешение, как у меня, да и любое другое автоматически становится частью национального законодательства, и тем, у кого нарушения в деле схожи с моими, по закону должно даваться право на пересмотр, в котором они могут, как аргумент приводить это решение. Но в реальности – пересматривают дела только тех людей, которые выиграли Евросуд лично.

- То есть, если раньше суды считали – что явка с повинной, непредоставление на первых этапах следствия адвоката – это нормально, то сейчас это не так. И не смотря на это старые дела, с такими нарушениями никто не пересматривает, хотя нарушения типичны, и на них постоянно указывает ЕСПЧ. Из-за этого и сам ЕСПЧ завален аналогичными по своей сути делами. Все наши суды от районных до Верховного, когда другие заключенные приводят в пример выигранные украинскими заключенными в ЕСПЧ дела – отказывают.

- У нас есть закон «Про виконання рішень та застосування практики Європейського суду з прав людини» и там есть рекомендации не только тех дел, что рассматриваются индивидуально, но и общего характера. В уголовно-процессуальном кодексе в 8-й статье тоже указано, что при совершении правосудия суд должен учитывать практику ЕСПЧ.

- Наши государственные лидеры официально с трибун декларируют о том, что прогнила судебная система, она требует реформ. Провели реформы. Раз их провели, то все эти старые дела должны бы были автоматически пересмотреть, но на деле – рекомендации ЕСПЧ при пересмотре старых дел игнорируются. Пока прокуроры и судьи работают по звонку свыше никакие реформы не помогут. У нас и до реформ были нормальные качественные законы, только дело не в бумаге на которой они написаны – а в их исполнении. Поэтому менять надо не законы, а подходы к их исполнению.

Прокомментировала ситуацию с выполнением решения суда и представитель Омбудсмена Алла Григорьевна Лепеха:

- К сожалению, ситуация типична. Это не из-за того, что он пожизненник, пусть себя не накручивает, все будет хорошо. Во всех колониях, что размещены в нашей области – без того самого обычного письма с почты никого не выпустят. Никакие копии, даже с мокрыми печатями и звонки из суда не изменят ситуацию. Так, что начальство ему правду говорит, это не месть с их стороны. У меня таких жалоб от заключенных было немало, и никак на это я повлиять не могу.

- Руководители исправительных учреждений руководствуются существующим законодательством и своими внутренними правилами. Согласно них – они имеют право выпустить человека на свободу лишь при наличии такого письма. Насколько я знаю, такое письмо идет самое долгое – 10 дней.

- А вот если бы он находился во время оглашения в суде – то, скорее всего, его бы там сразу и освободили, так как действует в этом случае иные правила. 

Также Алла Лепеха подтвердила тот факт, что из-за закупки угля от работы отстранили как Спичака так и начальника Менской исправительной колонии №91. 

Наш сайт направил информационный запрос в прокуратуру Черниговской области, там пока готовят официальный ответ, и направили соответствующий запрос в Новгород-Северскую колонию. Но предварительно представитель пресс-службы Игорь Олейников сообщил следующее:

- Какого-либо нормативного акта, чтобы регулировал данный механизм - не существует, поэтому все руководствуются общими положениями законодательства, где говорится, что причиной для освобождения является решение суда, а также внутренними приказами и инструкциями исправительных учреждений. Иной порядок не предусмотрен.

- На сегодняшний день позиция Новгород-Северской колонии такова, что как только они получат по официальным каналам надлежащим образом заверенную копию решения суда – Сергей Кулик будет выпущен мгновенно, в самые короткие сроки, - сообщает Игорь Олейников.

Прокомментировала ситуацию черниговская адвокат Татьяна Веремей:

- Да, порядки такие в основном. То есть нужно или письмом из суда в колонию прислать решение, или курьером с разносной книгой, которая есть в СИЗО и в суде. Так устроено, чтобы не было подделок.

- Не припомню, каким именно нормативным актом это предусмотрено, но как мне кажется, это традиционная ситуация и к сожалению о случаях, когда бы кого-то выпускали по информации из электронного письма или копии от родственников я не слышала.

Gorod.cn.ua

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: Кулик, пожизненное, Спичак, Ворушило, прокуратура, тюрьма, Бойкова, Колбанцев

Добавить в:
 
 


Центр Комплект