Радио
Радио

Вернуться живым. Часть 7.

Нравится Рейтинг поста: + 1

Побег. Слобода.

Дорога вдоль лесополосы выходила в поле и дальше в село, село по которому со стороны Ивановки в течении дня велись обстрелы, поэтому я был в полной  уверенности, что это Лукашевка и там наши. Я потопал по асфальту в лоб, где встречал меня белый гражданский автомобиль и человек с оружием. Решив, что у меня нет времени отвечать на много-много вопросов какого-то тероба, я за метров 300 сместился влево за лесополосу и пошел в село по полю, первые хаты и во дворе ... грузовик с красным кругом, я начал бежать, выбежал на другую дорогу, там на въезде встретил БТР с пушкой, я начал убегать вдоль лесополосы, наступил на мину, рядом были подрывы, что-то  явно больше 320 килограмм, бежал. Со стороны села послышался гул техники, я увидел 3 единицы с людьми, они вылетели с села, когда пронеслись мимо, я снова успел зарыться, благо, кроме мин, там было еще много листьев. Откатившись от села, я начал огибать его слева, по часовой стрелке, через лесок. В лесу наткнулся на очередную проблему, вернее, их было как минимум две, так как они разговаривали разными голосами, техники, чтобы палить соляру, у них не было, поэтому они палили наши ветки, у них получалось много дыма, что помогло обойти их. Только вот лесок был не широк, а мое передвижение по хрустящим веткам похоже было больше на раненого кабана, чем охотящейся рыси, меня услышали и окликнули, не удивительно, я снова побежал и снова с**бался в какие-то корчи возле огородов.

         Переждав отсутствие погони, я вышел к хатам и начал стучать, я обошел домов десять, но никто не открыл,  хотя я понимал, что из окон на меня смотрят глаза, переполненные страхом. Поэтому я занялся мародерством и, наплевав на технику выживания, начал скрепеть старым воротом колодца, опуская ведро ниже уровня грунтовых вод, после чего я открыл для себя вкус воды, она была мягкая, чуть с кислинкой, сладкая, с нотками кварцевого песка, мела, глины и ионов серебра, пахла морозной свежестью, она наполняла меня жизнью. Человеческой жизнью, которая там, куда пришли русские оккупанты, ничего не стоила, не стоила там, куда пришел "русский мир", там, куда ступила нога русского фашиста.  Но я в поисках еды наткнулся на дачу семьи отставников из Чернигова, где они встретили войну, встретили непрошеных оккупантов, «с пониманием» отдали им мобильники, планшеты, их пересчитали два танкиста в черном и пошли дальше громить дома и зач(щ)ищать село. Одна из двух женщин, обитающих на даче, как оказалось, в Слободе, сказала, что это же молодые ребята, у них приказ, а войну начали эти два придурка. Я побоялся уточнить кто, но обратил внимание, что ракеты запускают и бомбы сбрасывают далеко не мальчики, на что отставник заявил, что их отцы вместе служили, а я такой: «И че, надо потомков теперь уничтожить?!» В общем, разговор как-то не клеился, но я успел получить много ценной информации о неприятелях и  то, что впоследствии не раз мне спасло жизнь -  неприметную теплую куртку с капюшоном.

Было 8 Марта, за полдень, 13-й день полномасштабной войны, 1-й день моего побега со своей фермы.  Я пошел, куда послали отставники, в сторону Лукашовки, вариант с Викторовкой я считал более рискованным. В Лукашовке я знал аж двух человек, Петю и Галю, думаю, они меня ждали! J

А вот, кто меня не ждал, так это «лесные киборги», так я окрестил наших военных около 20 человек, которые находясь в полном окружении,  выиграют еще не один бой, а на следующий вечер их возьмут в плен, 18 героев, некоторых изобьют битами, изрежут ножами, убьют, остальных разденут и... отпустят. Ну, это еще будет, а сегодня мой путь в Лукашевку лежал прямо мимо их позиций в небольшом леску, примыкающем к Слободе.

         Первая растяжка, как лезвием обожгла ногу, молниеносная команда остановила шаг, но тело по инерции рухнуло, я осторожно вывел ногу с зацепления натянутой, как струна растяжки и, обиженный, пошел обратно в село. Не то, чтобы я испугался, просто были обоснованные сомнения, что послали меня по той дороге, что надо мне?! Но отставники больше не открывали, хотя я громко просил и тут, я глянул вдоль по улице, у людей, на воротах, мотылялись красные тряпки, да, подумал я, Слобода -  село герой, заехало пару танчиков, обосрались, одни отставники?! Я пошел к «красным», сосед напротив, уточнил дорогу и поделился секретной информацией, которую получил от русских, наверное, за красную тряпку: ходить можно только по двору и в селе, по дороге, а на огород, за село, в поле - работают снайпера, я поблагодарил и пошел за село, в поле. Я развёл руки и шел, в ожидании... пули снайпера.  Пули не случилось, а вот вторую растяжку я тупо сорвал вместе со стеблем кукурузы, неудачно державшим чей-то конец. С разведенными руками я прошел «лесных киборгов», никто в меня не стрелял. Я пересек асфальтированную дорогу и решил срезать по полю и, тогда я понял, что за Лукашевку идет бой. Я  не сразу заметил проезжавший мимо меня БРДМ, я был на открытом поле и бросился к небольшому пригорку, заросшему травой и лег в ней.  Орки остановились, проехались несколько раз по дороге вокруг поля,  а  потом съехали прямо в поле на меня. А как все удачно складывалось, зачем столько раз судьба оставляла меня в живых,  давая ложную надежду, горечь того, что моя тупая ошибка не даст мне прожить совершенно другую жизнь, совершенно другим человеком, с любимой и детьми, убивала меня, пока на меня ехала БРДМ.  Я поднял взгляд и увидел сверху военнного сжимающего двумя руками Утес, оставалось еще метров 150, целая вечность. Они просто проехали в 5 метрах от меня, а я, влипший в прогретую весенним солнышком землю, лежал нешелохнувшись и минут через 30 снова услышал приближающийся звук мотора. БРДМ  возвращался по своей колее назад, я лежал на том же месте, но в этот раз все было по-другому, они остановились напротив меня, увидели, спину прошил холод, я ждал очереди, через 30 секунд они просто поехали дальше. Наверное, если бы сделать рейтинг тех моментов, когда меня должны были убить, этот, в чистом поле, однозначно лидер по своей необъяснимой невероятности. Может, приняли за труп и брезганули стрелять, может, думали, что заминирован, может, не на шутку разгоревшийся бой за Лукашевку отвлек, но я продолжил свое существование и пополз по теплой скользящей траве, всем телом ощущая низины, которые прятали меня от орков и их дронов.

Начинало сереть и я, намостив себе кукурузы, сделал себе не х*евую лежанку, еще и укрылся  початками, да простит меня Петро, который садил ее не для этого! Но расслабиться не получилось, со стороны Лукашевки, начала массово выходить российская техника и занимать позиции вдоль дороги и на поле, где я ползал, я был на линии огня. Поэтому, я несколько раз переделывал лежанки, меняя место дислокации в кукурузе, наблюдая как "ужасающе красиво", вночи работают Грады в сторону Куликовки. Бой  продолжался около часа и стих, хотя техника орков осталась на позициях. Завывал ветер, ветер который раньше скрывал меня, оберегал от дронов, начал пронизывать холодом сквозь Петины стебли, он делал ночлег в поле физически невозможным. Я  пополз к  кустам, до которых нужно было пройти уже ночью, по открытой местности, в непосредственной близости техники оккупантов с одной стороны и "лесными киборгами" с другой.  Думаю, меня  было чудесно видно в  тепловизоры, но ни одна из сторон, не решилась выдвигаться, на встречу, к противнику.

Я нырнул под старые курчавые ветки, кусты были непроходимые, поэтому я, зарывшись в толстый ковер из мелких хрустящих листьев, устроился на ночлег и сразу уснул под защитой старых корчей и аккомпанемент их драки с ветром. Снова сработал в голове зуммер, сигнализируя опасность, я мгновенно проснулся, была тишина. Дискомфорт ощущался в правой ноге, холод, порвался носок?!  Пальцы торчали, что за фигня, подумал. Ну, раз проснулся, я, впервые за двое суток, стянул сапог с китайским мехом и попытался натянуть носок на пальцы, носок был цел, а пальцев правой ноги не было. Межфаланговые суставы пальцев подвспухли, что давало это ощущение, прорванного носка, пальцев я не чувствовал, только замершие холодные культяпки. В панике, я начал их растирать, но пронизывающий морозный ветер, словно насмехаясь, продолжил омервщлять мои конечности и я понял, что нужно спасать то, что осталось, шустро натягивая все элементы одежды взад. Тут меня осенило, а что если нассать себе в сапог?! Вспомнив учительницу по физике, я, прикинул минимальное расстояние от точки выхода, время прицеливания, поправку на ветер, торчащие ветки, дрогнувшую руку, скорость движения струи и  конечную температуру того, что с нее осталось, на входе в сапог и засомневался в себе. В общем, было ссыкотно, но я не стал... Тем более, я подвергал смертельной опасности точку выхода, которой, такие атавизмы как пальцы ног, изрядно уступали своим функционалом, чем я хотел максимально воспользоваться, когда доберусь до любимой. Она впервые планировала от меня ребёнка!

https://mywar.mkip.gov.ua/user/artpig.business.site

 

Добавить в: