moregoods
Пародонтакс
Шампунь
Доместос
Рекс
Шампунь
Крем дневной
Мицелярная вода
Тушь
Ленор
Кондиционер
moregoods
Зубная нитка
Пятновыводитель
Сейфгарт
Тайд
Рексона
Сиф
краска
крем для рук
Даф
Шампунь Даф
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » Петр Седень. История жизни и любви



Петр Седень. История жизни и любви

21 июня 2017 года ушел из жизни главный нарколог Чернигова и области – Петр Михайлович Седень. Петр Михайлович имел 40-летний опыт работы в области психиатрии и наркологии, из которых почти 19 лет отработал на должности главного врача Черниговского областного наркологического диспансера. Но сегодня, мы хотим рассказать не о профессиональной деятельности Петра Михайловича, а о том, каким человеком он был и необыкновенной истории любви. Это был тот редкий союз мужчины и женщины, который по-настоящему раскрывает всеобъемлющее понятие «счастливая семья».

Именно к этой паре любящих сердец относится выражение «Браки совершаются на небесах», как задуманное Богом соединение двух людей, как духовное таинство. Петр Михайлович и его супруга Алла Анатольевна были людьми верующими в Бога, старались жить по чести и совести.



Встретившись с Аллой Анатольевной, и предложив ей рассказать просто о жизни с Петром Михайловичем, каким он был человеком, она вдруг со слезами на глазах, и одновременно с нежностью начала читать стихи Юрия Левитанского:

Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
каждый выбирает по себе..


- Я хотела сказать, что все выбирают: мужчина – женщину, женщина – мужчину. Не всегда происходит совпадение, и слава Богу, если совпадает, как совпало у нас с Петром Михайловичем. Мы прожили 41 год вместе. Не было ни одного дня, чтобы я об этом пожалела. Это был удивительный человек!

- Как вы встретились, познакомились?
- Мы оба медики, и жили в одном медицинском общежитии на тогда еще улице Ленина, 209. Там мы и встретились. Помните, когда-то Вадим Мулерман пел песню на слова Долматовского:

А мы случайно повстречались
Мой самый главный человек
Благословляю ту случайность
И благодарен ей навек.
Представить страшно мне теперь
Что я не ту открыл бы дверь
Другой бы улицей прошел
Тебя не встретил не нашел..


Это сказано в точности о нас (улыбается). Встретились на всю жизнь, на 41 год.
А тогда в далеких 70-х молодые Алла Молошок и Петр Седень закончили оба Киевский медицинский институт (сейчас университет им. А.А. Богомольца), но в разное время. Алла после интернатуры стала сначала отоларингологом, а затем врачом-патологоанатомом, а Петр – врачом-наркологом. Она была родом из Щорса, он - из села Тупичев. Поэтому, оба жили в медицинском общежитии, когда их пути пересеклись, и как теперь известно, на всю дальнейшую жизнь.



На этом фото Петру Михайловичу (второй справа) - 26 лет

Петру Михайловичу было почти 66 лет, когда перестало биться его сердце, а Алле Анатольевне сейчас 70. Уже много лет она работает заведующей отделением онкопатологии Черниговского областного патологоанатомического бюро.

С трудом верится, глядя на эту женщину, что в этом году ей исполнилось 70 лет. Несмотря на тяжелую потерю, Алла Анатольевна по-прежнему бодра, с теплотой вспоминая о совместной жизни с Петром Михайловичем, шутила, плакала и смеялась одновременно. Она даже думать не хочет о том, чтобы уйти на заслуженный отдых, не представляет себе жизни без любимой работы. Пока мы беседовали, она проверила под микроскопом с десяток гистологических препаратов, и сделала заключение. Побеседовала с несколькими больными и родственниками, и дала распоряжения своим подчиненным. Несмотря на возраст, Алла Анатольевна продолжает развиваться в своем направлении деятельности, следит за нововведениями, пишет статьи и т.п. И признается, что счастлива в своей профессии.

- А как Петр Михайлович определился с направлением в медицине?
- А он после института выбрал психиатрию, и я бы сказала, выбор был очень правильным. Есть такое понятие, как «эмпатия» (сострадание к состоянию другого человека), которым обладал Петр Михайлович.
Однажды мы отдыхали на речке Снов, и муж гулял по берегу с нашей собачкой породы скотч-терьер. И вдруг, мимо меня проходит женщина и направляется именно к мужу. Мы знали ее, она страдала шизофренией, и состояла на учете. Тогда она обратилась к нему: «Вы знаете, у меня поломалось колесико у холодильника. Вы не можете мне помочь?» И Петр Михайлович спросил марку холодильника, и пообещал поискать колесики. К нему часто подходили алкоголики и просили денег на бутылку. Понимаете? Именно, к нему.

После интернатуры он сначала поехал работать в Бахмач. А потом его, как врача-нарколога перевели в наш Черниговский наркологический диспансер, который находится на улице И. Мазепы, 3 (бывшая ул. Щорса). В 1998-м году Петра Михайловича назначили главным врачом Черниговского областного наркологического диспансера, в котором сейчас применяется лечение больных в дневном стационаре и в амбулаторном режиме.
Он всегда старался, чтобы диспансер был обеспечен и оборудован всем необходимым. Я знаю, что с его подачи на стенах диспансера были вывешены довоенные фотографии Чернигова, и у него в кабинете, как у человека, любящего искусство, тоже было много картин.
Также, был установлен большой аквариум, где среди прочих плавала и золотая рыбка.



В рабочем кабинете



На совещании с коллегами

В доперестроечные времена существовали ЛТП (лечебно-трудовые профилактории, в которые зависимые люди по решению суда направлялись на принудительное лечение от наркомании и алкоголизма), вытрезвители. Надо отметить, что Петр Михайлович был против применения насилия в лечении зависимости. Он считал, что человек изначально свободен. Но в тоже время отрицательно относился к метадоновой программе, которая вовсе не помогает избавиться от зависимости, а просто является заместительной. Он всегда говорил: «Это все равно, что перед алкоголиком поставить бочку водки, и так его лечить».

Кстати говоря, Gorod.cn.ua писал об этом в статье «Наркомания в Чернигове. Жить или умереть?» Мы попали на интервью к Петру Михайловичу, как теперь выяснилось, 17 января, именно в день рождения его любимой Аллы Анатольевны. http://www.gorod.cn.ua/news/gorod-i-region/79456-narkomanija-v-chernigove-zhit-ili-umeret.html

- Каким Петр Михайлович был человеком?
- Замечательным. Жизнерадостным, с чувством юмора, многогранным, добрым, профессионалом своего дела, прекрасным мужем, отцом для нашего 30-летнего сына Петра и необыкновенным дедушкой для наших внуков: 6-летней Наташи и 4-летнего Варфоломея. Он в них души не чаял, все свое свободное время посвящал им.

Буквально за неделю до смерти, он с сыном, невесткой и внуками ездил в Менский зоопарк. Они взяли с собой мед, батон, капусту, и кормили там животных. Но самое интересное, как Петр Михайлович кормил медведя медом: он лил из банки мед прямо в вольер, а медведь слизывал. Дети были в восторге!

Он очень любил дарить мне цветы, причем всегда, а не именно, в какой-то праздничный день, к примеру 8 марта. А в те времена, 70-80-90-е годы, невозможно было просто пойти и купить цветы, как сейчас. Помню, случай. У нас был один цветочный магазин на проспекте, и Петр Михайлович зная, что мне очень нравится фреезия часто заходил в этот магазин, и покупал мне их. Настолько тогда это было удивительно, что однажды продавщица спросила: «Извините, у вас кто-то близкий умер? Вы на кладбище берете?»
А однажды принес цветы в мой день рождения, дарит и говорит стихами Андрея Вознесенского:

Я тебя разлюблю и забуду,
когда в пятницу будет среда,
когда вырастут розы повсюду,
голубые, как яйца дрозда.
Когда мышь прокричит кукареку.
Когда дом постоит на трубе;
Когда съест колбаса человека
и когда я женюсь на тебе.


Петр Михайлович всегда тщательно следил за собой. Любил носить костюмы, рубашки с галстуком. Это чувство стиля и хорошего вкуса тоже, скорее всего передано с кровью от деда и прадеда. Они любили красивую посуду, ели на белых скатертях. И мы тоже всегда обедали за столом со скатертью. А в этом году весной я поехала в магазин на КСК купить невестке ткань. А там рядом с магазином есть ателье, где работает непревзойденный мастер мужской одежды, ученик Воронина (пошив без примерок) - Сергей Викторович Герасименко. И он тогда позвонил Петру, и предложил ему пошить новый костюм. Петр Михалыч в шутку мне сказал, помню: «Да зачем мне новый костюм, у меня их предостаточно. Ты что, меня в гроб хочешь в нем положить?». На что я ему шутливо ответила: «Конечно. Зачем тебя класть в старом костюме?». Мы пошли в магазин, выбрали ткань, и заказали у Сергея Викторовича новый костюм. И в этом костюме я его в гроб и положила. Вот какими пророческими оказались наши слова.

А еще мы взяли отпуск в этом году в мое любимое время – в конце мая-начале июня, и провели две недели в Тупичеве. Мы сказочно отдохнули: молодая трава, солнышко, пение птиц и т.п. Он, как будто попрощался с Родиной. Кстати, просил всегда похоронить его в Тупичеве. Шутил: «Я не хочу лежать в Яцево, на этом коммунальном кладбище. Меня, как Пушкина». Однозначно, оглядываясь сейчас назад, было какое-то предчувствие.

Он был очень увлеченным человеком. Книги для него, это - святое. Я не могла без его спроса дать кому-то почитать книгу. Безумно любил читать, был заядлым грибником, любил садить, а потом собирать урожай. Вообще, мы много времени проводили в Тупичеве. Приучал к труду внучат, они вместе на огороде копали и собирали картошку. Ему очень нравились подсолнухи. Мог сидеть и любоваться, называя их «философскими» цветами: если присмотреться, то серединка напоминает космос. Очень любил кофе. Сам покупал зерна, молол, и варил в турке. Когда варил, приговаривал: «Бульбашек не должно быть». Теперь я так невестке говорю. У нас был свой ритуал под названием «Вранішня кава».





С внучкой Наташей



С внуком Варфоломеем




Выписывал огромное количество журналов. У него в Эстонии был друг Маркус, так Петр выписывал, когда литература была дефицитом, и эстонские журналы. А сейчас старые журналы хранятся в Тупичеве, и его одним из любимых занятий стало их перечитывание, сидя под яблоней. Знал неимоверное количество стихов. Я всегда смеюсь, когда вспоминаю. Однажды я готовила окрошку. Заходит Петр Михайлович со стихами:

Окрошка хороша!
И ироничная москвичка,
Пришпилив трусики кавычками
К шнурку балкона нетипичного
Восьмого этажа,
И стайка нежная лиричная
Как строчка Бальмонта чиста.
Окрошка хороша!


Часами пропадал в нашем художественном музее, мог рассказывать о картинах вместо экскурсовода. Однажды в музее им. Коцюбинского проходила выставка работ Федора Кравчука, и он выступил с рассказом о нем перед посетителями. Он не пропускал ни одной выставки картин, посещал творческие мастерские художников. Об искусстве мог совершенно свободно, часами говорить. Вместе с внуками мы ходили в художественный музей, слушали там хор Бортнянского, дети рисовали.



В музее Коцюбинского



В Художественном музее

Известная наша черниговская художница Елена Саченко, большой друг Петра Михайловича, узнав о его кончине, так написала на своей странице в Facebook: «Ох как жалко! Какой светлый человек был! Какой удивительный собеседник! Какой знаток литературы и искусства, завсегдатай наших выставок! Как радостно было встретить его в выставочном зале, в филармонии, в городе... Только звонила сегодня... Не ответил... Подумала, что в отъезде... Петр Михайлович, дорогой! Царство Небесное Вам!».
И после похорон:
«Сегодня похоронили Петра Михайловича, на его родине, в Тупичеве. Это был тот редкий человек, с которым можно было поговорить обо всем, посоветоваться обо всем и все рассказать... он умел слушать всем сердцем... Необыкновенно чуткий, бесконечно отзывчивый, наполненный светом человек... До знакомства с ним, наркодиспансер вызывал вполне понятное содрогание. А после знакомства, это место стало для меня лучезарным зданием, куда я иногда забегала, чтобы повидаться с Петром Михайловичем, когда у него не было посетителей, чтобы пообщаться с этим удивительным человеком. Длинный светлый кабинет, шкафы с книгами по медицине, художественная литература, альбомы по искусству, огромный аквариум, картины на стенах, стеклянная сова на столе, особенные камешки - все имело значение, со всем он по-своему общался, все было для него проявлением Жизни. Тонко чувствующий живопись, тонко чувствующий людей, их души. Столько внимания, столько чуткости! Светлый человек... светлая память».

Сын этой прекрасной супружеской пары – Петр, друг семьи Литвин – Игоря, священника, который правит в храме «Всех святых земли Черниговской» и Екатерины - методиста областного педагогического лицея для одаренной сельской молодежи. И когда Катя родила сына Ангеляра, Петр стал его крестным отцом.



Крестины Ангеляра

Екатерина Литвин
тоже с горестью и любовью поделилась сокровенным:

- Порою события, приходящие в нашу жизнь, просто выбивают почву из-под ног. Именно таким стало известие об уходе в вечность прекрасного человека, отца, собеседника – Петра Михайловича Седня. Наша семья из тех счастливчиков, кто мог в неформальной обстановке часами слушать Петра Михайловича и наблюдать за его трепетным отношением к супруге, за любящим взглядом на сына. «Петр младший», как часто мы называли его шутя, почти девять лет назад, стал крёстным нашего сына Ангеляра. Подходя серьезно к выбору крёстного отца, в отношении Пети не было никаких сомнений. Этот парень воспитан в идеальной семье, где всегда царила любовь, гармония, взаимопонимание. Время шло, кум женился, у него родились дети. И опять дедушка Петя взял воспитание внуков на себя. Это колоссальная потеря для внуков. Мы любим и помним. Для меня лично, Петр Михайлович навсегда останется идеалом супруга, папы, дедушки.

- По вашим рассказам, у Петра Михайловича был друг в Эстонии. Расскажите об этом.
- Есть время разбрасывать камни, есть время собирать. Дядя Петра - Степан, когда ему было 18 лет, в 1944-м году под Кёнигсбергом получил тяжелое ранение. Его отвезли в эстонский госпиталь в Выру, где он и умер. Никто не знал, где его могила. И лет 10 назад, мы решили найти его могилу и, возможно, перезахоронить. Вдруг однажды ко мне по работе приехал врач из Эстонии. Мы разговорились, и я написала ему данные о погибшем дяде. Через неделю по электронной почте пришло письмо от Маркуса с фотографией могилы. Потом Маркус приехал опять в Чернигов, познакомился с Петром Михайловичем, позже оформил нам вызов в Эстонию. Мы открыли визу и поехали к нему в гости в город Тарту. В результате побывали на могиле дяди в Выру. Были чрезвычайно рады и поражены, насколько там чисто, ухожено, подстрижена травка, проходящие люди всегда оставляют цветы и т.п. Как поставили плиту в 1947-м с табличкой «Рядовой Чех Степан Михайлович», так до сих пор она и стоит. И с тех пор, мы стали больше, чем друзьями - родственниками. Потом я взяла землю с могилы матери дяди и отвезла сыну в Выру, а немного земли с сыновьей могилы положила к могиле матери здесь.



Петр Седень с другом Маркусом и его сыном на Валу


Спустя некоторое время, мы решили узнать еще в архивах СБУ, когда был расстрелян, где похоронен прадед Петра Михайловича. Интересная и печальная судьба у него была. Он был зажиточным, и большим тружеником. После революции его Советская власть раскуркулила. Каким-то чудом вернулся с Соловков. А в 1937-м году его лишили всего. Погиб прадед в 1938-м, и похоронен по дороге в Репки, где с правой стороны стоит памятник «Жертвам Репрессий». Реабилитирован – в 1965-м. Вообще, Халявинская психбольница построена на костях расстрелянных. Это страшно узнавать. Я беспокоилась за здоровье Петра, когда он пошел в архив.



Возле могилы дяди Степана

Потом Алла Анатольевна рассказала о том, как Петр Михайлович все время хотел, чтобы рядом с областной, онкологической больницей и военным госпиталем был храм, чтобы был слышен звон колоколов. Жили супруги тоже не далеко от больницы. И все желающие начали собирать деньги на строительство, сын Петр активно участвовал, даже купил некоторое количество кирпичей для его возведения. И со временем мечта Петра Михайловича воплотилась в реальность: Свято-Николаевский храм, возведенный в честь «афганцев», открылся. Настоятель храма - Отец Петр (Квашнин) сам служил в Афганистане, и после войны посвятил себя служению Богу.



Свято-Николаевский храм

Во время нашего общения, Алле Анатольевне позвонил сын Петя. Он вместе с женой и детьми в это время был в Тупичеве. Они там дружно собрали урожай огурцов и занимались консервацией. О чем сын и сообщил маме. Сразу понятно: семейные традиции и ценности, бережно переданные от родителей детям – неизменно почитаются и соблюдаются.







- Как вы считаете, в чем секрет счастливого брака?
- В первую очередь – в общности интересов. Во-первых, мы оба медики. Кстати, бабушка Петра Михайловича, все время говорила: «Женись на медичке». Потом нас связывали и другие общие интересы: к литературе, искусству, живописи, музыке, что нельзя разъединить. У Петра Михайловича была редкая способность все это соединять, а потом еще и философствовать на эти вечные темы. Он очень любил читать эстонского литературоведа и философа Юрия Лотмана.

Мы использовали любую возможность узнать что-то новое, купить, прочитать и обсудить новую книгу (в то время книги были дефицитом), куда-то поехать. Мы очень много путешествовали. Путешествовали по Большому Кольцу, были на острове Валаам в Ладожском озере, плавали по Волге. Во времена СССР это было дешево и просто. Сели в поезд и поехали. В Москву, Ленинград, Прибалтику. При этом, целью наших поездок было посещение музеев и театров.



На Балтийском море в Пярну



Ипатьевский мужской православный монастырь в Костроме



Пюхтицкий монастырь в эстонской деревне Куремяэ



С академиком НАН Украины Стрелко Владимиром Васильевичем



В Таллине



В Тарту



В Тарту возле фонтана влюбленных



За чашкой кофе в Риге



В Хельсинки

Да, мы были настоящими театралами. Тогда купить билет в театр на Таганке было чем-то из рода фантастики. Но Петр Михайлович обладал невероятным обаянием и умением общаться с людьми. Однажды, мы приехали к театру за 2 часа до спектакля, билеты нельзя было даже с рук купить. Но мой муж подошел к служебному входу, встретил кого-то из персонала, разговорился, и вскоре вернулся не просто с двумя билетами, но и с контрамарками для моей сотрудницы с мужем. Таким образом, мы побывали на спектакле по произведениям Исаака Бабеля о дореволюционной Одессе! Мы бывали и в Большом театре, и в театре В. Маяковского (я очень любила Наталию Гундареву), и в театре кукол С. Образцова на Садовом Кольце с его удивительным садом с экзотическими растениями, канарейками и прудами с рыбками. Тогда даже двоюродной дед мужа, у которого мы останавливались, удивлялся: «Как вы умудряетесь попадать во все театры??»

В Чернигове мы с самого открытия часто ходили в Молодежный театр. В драматическом театре им. Шевченко бывали на бенефисах Ларисы Голубкиной, Андрея Миронова, Анатолия Папанова, на гастрольных спектаклях с участием московских артистов. Попали даже однажды на фортепианный концерт Святослава Рихтера в нашей филармонии.

А когда в 1999-м году Николай Васильевич Сукач основал академический симфонический оркестр «Филармония», мы были счастливы, и постоянно посещали все концерты симфонической музыки. Мы очень любили «Сиверские музыкальные вечера», юбилейные, предновогодние концерты. А «Сиверские Клейноды» чего стоят? Я однажды специально поехала на железнодорожный вокзал, где они выступали, чтобы послушать удивительное звучание их голосов. Ведь раньше вокзалы строили с учетом акустики, да и слово «вокзал» по сути означает «вокальный зал».



Цветы любимице, солистке Национальной оперы Анжелине Швачке

Одним словом, мы прожили прекрасную и интересную жизнь. Что очень важно – не ощущая возраста.

- Отчего он умер? Он болел?
- У него болел тазобедренный сустав. Но он никогда не жаловался, и оперироваться отказывался. Было общее недомогание, повышенная температура, побаливало правое плечо, грудная клетка с правой стороны. Сейчас я понимаю, что это была сердечная симптоматика, хотя странно, что справа. Я всегда его провожала на работу. И в тот день 21 июня, я помахала ему рукой, он вошел в лифт, и больше живым я его не увидела. Случился инфаркт. С другой стороны, слава Богу, что он не страдал.

Надо сказать, что Алла Анатольевна, вытирая слезы, и в одночасье, улыбаясь, с невероятной нежностью и любовью, рассказывала о своем муже. Мне вспомнились слова одной писательницы о том, что настоящие браки остаются нерасторжимыми. Развод сердец, нервов и чувств невозможен — ведь нельзя развестись со своей памятью. Именно память позволяет этой необыкновенной женщине по-прежнему чувствовать себя наполненной и счастливой. Ведь любить человека можно независимо от того, где он находится. Он продолжает жить в ее душе.

Gorod.cn.ua

Теги: Петр Седень

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект