• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог Oleg_Fedorenko » Открытые обращения к директору ГСП ЧАЭС и в ГИЯРУ


Открытые обращения к директору ГСП ЧАЭС и в ГИЯРУ

2 Октября 2013 11:03   Просмотров: 2894
Метки: Чаэс, объект "укрытие", гияру
Нравится Рейтинг поста: + 2

Генеральному директору ГСП ЧАЭС

Грамоткину И.И.

07100, г.Славутич, Киевской обл, а/я 10

kanc@chnpp.gov.ua

от оператора РО участка эксплуатации ЦЭОУ

Федоренко Олега Зиновьевича

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый пан директор! 01.10.13 г я, наконец, получил частичный ответ на свое Заявление от 20.08.13 г. После чего у меня возник ряд очередных вопросов и претензий как к качеству проведения аттестации рабочих мест персонала ОУ, так и к профессиональной компетенции лиц, её проводивших.

Перечень вопросов (с оценочно-эмоциональными комментариями):

1.     Ознакомившись со «Справкой о дозе внешнего облучения» (форма№16), прошу провести служебное расследование по факту отсутствия показаний доз за четыре месяца 1989 года (февраль, март, апрель, май), три месяца 2003 года (октябрь, ноябрь, декабрь) и отсутствия годовой дозы за 2004 год. Ибо в указанные периоды я работал на ЧАЭС.


2.     Ознакомившись с «Данными радиационного контроля помещений первой подзоны по маршрутам обходов операторов ЦЭОУ (НБК)» я, наконец, выяснил, что в помещении 208/10 мощность дозы составляет от 0,5 до 2,6 мЗв/час.


Поскольку мне, простому оператору, невдомек – много это или мало? -- прошу предоставить мне математический расчет, выполненный компетентными специалистами, о протяженности расчетного рабочего времени, в течение которого я, выполняя техническое обслуживание установки ЮК СОВГ-40 (маршрут обхода №3), выберу разрешенную сменную дозу в 0,1 мЗв.

Может быть, после этого у некоторых членов аттестационной комиссии исчезнут профессионально некомпетентные вопросы в духе: почему операторы ОУ на маршрутах обходов в первой подзоне не осуществляют набивку сальников и мелких ремонтов оборудования?

3.     Ознакомившись с «Данными радиационного контроля помещений первой подзоны по маршрутам обходов операторов ЦЭОУ (НБК)» я выяснил, что плотность потока бетта-излучения составляет свыше ста тысяч частиц на сантиметр квадратный. В связи с чем возникает вопрос: почему нас не обеспечивают резиновыми перчатками согласно требований п.6.2.3 Положения 28П-С, а также выдают на месяц всего по три пары х/б перчаток и пять респираторов?

4.     Ознакомившись со Справкой №303 от 10.09.2013 года «О должностном окладе и проценте доплат за работу в особо вредных условиях труда» я выяснил, что за период с декабря 2010 года по сентябрь 2013 года моя зарплата выросла аж на 9,4%.

Декабрь 2010 года:   3454 грн. + 24% ОВУТ (828,7грн.) = 4 281,72 грн (без надбавок за стаж, сменный график работы и т.д.).

Сентябрь 2013 года: 4504 грн. + 4% ВУТ (180,16 грн.) = 4 684,16 грн.


 

Прошу сообщить мне официальные данные, а на какой процент поднялась средняя зарплата по ЧАЭС за период с декабря 2010 по сентябрь 2013 года? (по моим сведениям, на 22%)

 

Игорь Иванович, а теперь подсчитайте – на сколько поднялась зарплата руководства ЧАЭС за тот же период, и ответьте мне на вопрос: Вам не стыдно смотреть в глаза операторам объекта «Укрытие»? Тем паче, что Вы на пару с председателем профкома в ноябре прошлого года клятвенно обещали персоналу ОУ компенсировать отмену ОВУТ. Какая может быть деловая репутация у руководителей, не выполняющих своих обещаний?

 

5.     В официальном ответе (подписанным Сейдою), мне сообщили, что комплексную оценку условий труда, согласно Приказа №120 от 01.03.2011 года, было проведено в период с февраля 2011 года по октябрь 2012 года санитарной лабораторией НИИ гигиены труда и профзаболеваний города Харькова.

 

Почему тогда на Протоколах №1035, 1036, 1015, 1017 стоит печать общества с ограниченной ответственностью «ЭКО» г.Киев?


 

Особо умиляет тот факт, что все протоколы оформлены одним числом (26.10.11 г.). Исходя из чего складывается впечатление, что их штамповали пачкой. В связи с чем у меня возникает вопрос: а представители общества с ограниченной ответственностью в тот день были вообще на объекте «Укрытие»?

 

Дабы опровергнуть мои смутные сомнения, прошу предоставить мне распечатку СКДП, подтверждающую дату и время нахождения представителей ООО «ЭКО» на объекте «Укрытие».

 

6.     Ознакомившись с Протоколом №1015 от 26.10.11 о проведении исследований метеорологических данных, у меня возникает вопрос: где, когда и что мерял ведущий специалист В.А. Максименко? Ибо из данных Протокола ответ на данный вопрос я так и не смог получить. А исходя из представленных данных, получается, что у операторов РО только одно рабочее место, в котором они находятся в течение всей смены.


 

Довожу до Вашего сведения, что это не так. И, к примеру, когда в середине мая на улице (на рабочих местах маршрутов ежесменных обходов операторов) было +25, то в «низах» машзала 4-го блока (на рабочих местах маршрутов ежесменных обходов операторов) еще лежал лед.

 

В связи с чем возникает вопрос: что делать с Протоколом №1015 – верить ему или собственным ощущениям о температуре на рабочих местах?

 

7.     Ознакомившись с Протоколом №1035 от 26.10.11 о проведении исследований тяжести и напряженности труда я с удивлением выяснил, что оператор РО объекта «Укрытие»:

 

а) не поднимает тяжести выше 10 кг. (даже интересно: а кто вместо операторов разгружает и вручную кантует бочки с аккумулирующим составом  весом в 200 кг?)

 

б) проходит за смену не больше 2,7 км.  (вообще-то один заход и выход с работы оператора объекта «Укрытие» (от АБК-1 до ОУ) плюс заход и выход в столовую на обед уже составляет 4 километра. Так это оператор еще даже не ходил ни по одному из маршрутов обхода. А каждый из обходов, к примеру, по маршрутам №19 и №20 составляет более 3,5 км).

 

в) работа операторов, оказывается, не сопряжена с риском для собственной жизни. (это при том, что в некоторых помещениях на маршрутах обходов запрещено сверлить стены перфоратором из-за нестабильности самих конструкций. И это несмотря на обрушение кровли машзала, между прочим, аккурат на маршруте №6 ежесменного обхода операторов ОУ).

 

г) работа операторов, оказывается, вообще односменной (ну если верить данным Протокола №1035).

 




Исходя из вышесказанного, у меня возникает вопрос: а господа Торцев и В. Салий вообще бывали на ОУ где-то, кроме помещений пристройки ОУ? Они знакомились с содержанием Приказа Минздрава №91 от 21.04.1999 года? Может, они просто не в курсе, что такие факторы как «освещенность рабочих мест» и «ионизирующее излучение» входят в Перечень факторов производственной среды, которые могут исследоваться (согласно Приложений №21 и №23)?

 

Что за «бред сивой кобылы» в итоговом выводе комиссии по аттестации рабочих мест о том, что работы в  помещениях первой и второй подзоны ОУ относятся всего лишь к классу 3.1-3.3?


 

По российским нормам (согласно СанПиН 2.2.2776-10) условия труда при работе с источниками, при которых максимальная потенциальная эффективная доза может превысить 100 мЗв/год, относятся к опасным (экстремальным) условиям труда (4 класс). Тогда как аттестационная комиссия ГСП ЧАЭС вместе с генеральным директором упорно пытается доказать нам обратное – что работать с открытыми ИИИ для здоровья не вредно.

 

На основании вышесказанного, прошу:

 

1.     Предоставить письменные ответы на поставленные вопросы.

 

2.     Выдать мне официальное заключение аттестационной комиссии, что ежесменное выполнение радиационно-опасных работ на объекте «Укрытие» не относится к особо-вредным условиям труда (со ссылкой на нормативные документы и официальное заключение Минздрава). Либо отменить Приказ №712 от 02.10.2012 и издать Приказ о проведении комплексной оценки условий труда персонала ОУ.

 

В противном случае, оставляю за собой право обратиться с соответствующими обращениями в Генеральную прокуратуру, парламентские комитеты Верховной Рады Украины и международной общественности.

 

 

Оператор РО ЦЭОУ (НБК) Федоренко О.З., 2 октября 2013 г.

 

 

 

 

Голові державної інспекції ядерного регулювання України

Миколайчук Олені Анатоліївні

01011, м.Київ-11, вул. Арсенальна, 9/11

 

від оператора РО цеху експлуатації об’єкту «Укриття»

ДСП ЧАЕС

Федоренко Олега Зіновійовича

 

 

ЗАЯВА

 

Шановна Олена Анатоліївна! На додаток до своєї Заяви від 12.09.2013 року, додаю чергову заяву з наданням доказів про порушення з боку «Ліцензіату» (керівництва ДСП ЧАЕС) вимог діючого законодавства у галузі забезпечення радіаційної безпеки та захисту персоналу від впливу іонізуючих випромінювань.

Прошу звернути увагу на питання, окреслені у моїй Заяві на ім’я генерального директору ДСП ЧАЕС від 02.10.13 року, бо деякі з них входять у зону впливу ДІЯРУ.

Також доповідаю ДІЯРУ про застосування «Ліцензіатом» дій адміністративного впливу на мене (доказом чого є:

- найнижчий посадовий оклад оператора,

- проведення надуманих службових розслідувань з приводу нібито порушень мною правил РБ (причому таки звинувачення робляться по фотографіям у мережі інтернет),

- розповсюдження у робочому колективі пліток, що нібито саме Федоренко повинен у скороченні чисельності операторів РВ (!!!)

- відкриті погрози генерального директора зустрітися зі мною у суді,

- провести ще скорочення операторів РВ, понизити кваліфікаційну групу та таке інше.

 

Що також є прямим доказом порушення вимог «ЗПБ АС».

 

Вимагаю офіційно попередити генерального директора ДСП ЧАЕС про неприпустимість таких дій та зобов’язати надати офіційну відповідь, щодо існуючих у адміністрації ДСП ЧАЕС (у тому числі керівництва ЦЕОУ) планів на 2013-2014 роки по подальшому скороченню чисельності операторів РВ ЦЕОУ, виведенню їх вдень або зменшенню кваліфікаційного рівня.

З повагою, Олег Федоренко. 2 жовтня 2013 р.

Додатки:

1.     Заява на ім’я генерального директору ДСП ЧАЕС від 02.10.13 року

2.     Копія довідки №303 від 10.09.2013 р, яка підтверджує, що зарплатня персоналу ОУ у період з грудня 2010 року по вересень 2013 зросла лише на 9,4% (у той час як у середньому по ЧАЕС на 22%). Що є прямим доказом порушення «Ліцензіатом» вимог «ЗПБ АС» та прав персоналу ОУ на компенсацію дії відкритих джерел іонізуючого випромінювання.

3.     Копія Довідки (форма №16), яка засвідчує, що ДСП ЧАЕС не здійснює належного контролю за індивідуальним дозовим навантаженням (у довідці відсутні дані за 2004 рік, 4 місяці 1989 року, та три місяці 2003 року).

4.     Дані радіаційного контролю приміщень першої подзони по маршрутах обходів операторів. Яка підтверджує факт того, що оператори працюють у радіаційно-небезпечних умовах.

5.     Висновки атестаційної комісії про те, що на робочому місці оператора ОУ відсутні особливо шкідливі умови праці, що є прямим фактом або службової недбалості посадових осіб (або умисних намірів групи осіб  по попередній змові).

6.     Копія Протоколу №1015 з печаткою ТОВ «ЕКО». Що спростовує надану мені з боку генерального директору ДСП ЧАЕС інформацію, що (цитата): «Санітарно-гігієнічні дослідження факторів виробничого середовища і трудового процесу проводилися санітарною лабораторією науково-дослідного інституту гігієни праці та профзахворювань м. Харків»

Добавить в:
 
 


Центр Комплект