• Брухт ДальнобойСервис


Открытое обращение в ГИЯРУ

14 Сентября 2013 09:42   Просмотров: 3296
Метки: объект "укрытие", Чаэс, гияру
Нравится Рейтинг поста: + 5

Уважаемая Елена Анатольевна! Вынужден обратиться к Вам в связи с явными, по моему мнению, нарушениями «Лицензиатом» (в лице руководства ГСП ЧАЭС) отдельных положений действующего законодательства и неисполнения некоторых условий Лицензии госкомитета ядерного регулирования от 30.12.2001 года (серия ЕО 000033):

 

Фото: Елена Миколайчук (глава Госатомрегулирования Украины)

 

 

 

1.    Заявление о нарушении «Лицензиатом» требований действующего законодательства по предоставлению своевременной, полной и объективной информации об изменениях радиационной ситуации на объекте «Укрытие» во время инцидента 12 февраля 2013 года.

 

Оптимистичное сообщение «…Изменений радиационной обстановки на промплощадке ЧАЭС, в зоне отчуждения нет», размещенное на официальном сайте Чернобыльской АЭС 12.02.2013 года

-- не соответствует действительности и может быть квалифицировано, как умышленное сокрытие «Лицензиатом» объективной информации о состоянии радиационной обстановки в аварийной зоне. Так как после обвала кровли и стеновых панелей машзала 4-го блока ЧАЭС произошло повышение радиационного фона как внутри самого объекта «Укрытие», так и в локальной зоне ОУ, промплощадке ЧАЭС и в границах 30-км зоны отчуждения. При этом ряд показателей превысил установленные контрольные уровни. Причем в отдельных случаях речь идет о росте показателей не в два-три раза, а на порядки (!).

 

Данные о превышении контрольных уровней «Лицензиат» привел только в «Отчете о расследовании аномального события» инв №09 от 26.02.13 г. Однако и в нем были употреблены максимально туманные фразы без приведения конкретных данных. Как, к примеру, в следующем абзаце на странице №6 «Отчета»:

 

«Повышение объемной активности смеси по бета-ДЖН и альфа-ДЖН в помещениях ОУ и в локальной зоне также было зафиксировано системой ИАСК, которая находится в опытно-промышленной эксплуатации».

 

Следующий пассаж также застенчиво умалчивает о конкретных цифрах:

 

«В пробах воздушной среды из помещений ОУ (отобранных в 15.00 12.02.13) - 3.30, Г-347, Г-202 и в пробе из МЗ блока №3 было зафиксировано превышение КУ по объемной активности бета-ДЖН (по активности Cs-137)».

 

Такая «застенчивость» не имеет ничего общего с политикой открытости. Ибо отклонение от имевшихся ранее уровней на один процент – это одно дело. В десять раз – другое, а в сто раз – совершенно иное. Или не так?

Фото: Показания системы ИАСК четко фиксируют пиковый рост альфа- бета- аэрозолей, обусловленный пылеподъемом после обрушения кровли машзала

 

Может быть, информация, обнародованная в пятом номере «ВЭБ» («Вестнике экологической безопасности»), а именно в материале под названием «Обвал кровли машзала 4-го блока ЧАЭС: аномальное событие или радиационная авария?»  -- не соответствует действительности?

 

Фото: Обложка «ВЭБ»

 

 

 

Разве не является нарушением со стороны эксплуатирующей организации умолчание о превышении контрольных уровней до 25 раз по цезию-137 и до пяти раз по америцию-241 в первой зоне (10-км зоне вокруг ЧАЭС)?

 

Прошу предоставить консультацию о существующих способах оперативного определения америция-241 в организме человека. И дать ответ на вопрос: проводил ли «Лицензиат» после обвала кровли машзала проверку персонала ОУ на возможное попадание 241Am через органы дыхания?

 

Представители администрации ГСП ЧАЭС устно уверяют, что влияние альфа-аэрозолей на здоровье работников ОУ можно не учитывать, поскольку на рабочих местах они работают только в респираторах. Лично я не разделяю такой уверенности, так как в помещение 3.30 (фойе входа в ОУ), в котором было зафиксировано превышение контрольных уровней, персонал, как правило, заходит без респираторов. Кроме того, в помещениях 3-й подзоны персонал находится без СИХ органов дыхания. Разве не существует потенциальная угроза попадания альфа-аэрозолей через входные двери?

 

Во всяком случае лично я готов дать свидетельские показания, что 12.02.2013 года, когда персонал смены №5 заходил на ОУ, то нас никто не предупредил о необходимости пользования респираторами, начиная с коридора 3-го блока. Кстати, о нарушении «Лицензиатом» своих обязанностей по обеспечению персонала ОУ средствами индивидуальной защиты  расскажу чуть ниже.

 

Предоставила ли эксплуатирующая организация в ГИЯРУ данные о почасовых измерениях со всех штатных приборов, имеющихся на ОУ, промплощадке ЧАЭС и зоны отчуждения?

 

Проводил ли «Лицензиат» проверку радиационного загрязнения фильтров систем вентиляции ОУ, 3-го, 2-го и 1-го блоков?

 

На основании вышесказанного, прошу ГИЯРУ обратиться с Обращением к парламентскому Комитету по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы по поводу необходимости проведения парламентского расследования факта умышленного умолчания объективной информации о состоянии радиационной ситуации во время обвала кровли МЗ 4-го блока для проверки изложенных фактов и правовой оценки действий «Лицензиата».

 

2.               Обращение по поводу ненадлежащего обеспечения качества по безопасной эксплуатации ОУ со стороны «Лицензиата» и невыполнения им всех условий «Общих положений безопасности атомных станций».

 

Меня, как работника объекта «Укрытие», беспокоит ненадлежащее, как по моему мнению, внимание со стороны администрации ГСП ЧАЭС к проблемам ОУ и вопросам обеспечения качества как до событий 12.02.2013 года, так и после.

 

Закон Украины «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности» достаточно четко раскрывает значение термина «Обеспечение качества»:

 

«Обеспечение качества – комплекс мер, которые планируются и системно реализуются с целью достижения уверенности в том, что осуществляемые виды деятельности соответствуют нормам, правилам и стандартам безопасности».

 

Объективным доказательством ненадлежащего обеспечения качества безопасной эксплуатации ОУ является сам факт «внезапного» обвала 600 метров квадратных кровли ОУ. Ведь строительные конструкции ядерно-опасного объекта – это не яблоки с грушами в заброшенном колхозном саду, чтобы падать сами по себе под действием силы земного притяжения.

 

Данный случай напрямую свидетельствует о том, что эксплуатирующая организация не сумела провести своевременную диагностику опорных узлов, не проводила переоценку безопасности, не осуществляла технические мероприятия, компенсирующих амортизационные процессы -- в объемах достаточных для достижения уверенности в обеспечении качества.

 

Стоит обратить самое пристальное внимание на довольно низкий уровень противоаварийной готовности эксплуатирующей организации: понадобилось несколько месяцев, чтобы провести довольно простую процедуру пылеподавления и пылезакрепления в машзале ОУ. А что будет делать «Лицензиат», если, не дай бог, упадет трубный накат и легкая кровля «саркофага» вместе с трубопроводами и форсунками системы МСПП?

 

Фото: июль 2013 года, проведение пылеподавления в машзале 4-го блока



 

Мне, как работнику ОУ, странно слушать версию руководства ЧАЭС о том, что своевременно исследовать состояние опорных узлов кровли МЗ было якобы невозможно из-за высоких уровней радиации и сплошных завалов в машзале.

 

Как говорится, имеющиеся трудности для мастера – только повод проявить сметку, для лентяя – удобный повод для оправдания ничегонеделанья. Ибо в машзале при желании можно ездить хоть на «Камазе», а имеющиеся радиационные поля даже близко не похожи на те условия, в которых приходилось работать героям, возводившим конструкции «Укрытия». И доказательством этому являются работы, проводившиеся в МЗ после обвала: представители подрядных организаций получили дозовые нагрузки в пределах 2,51 – 6,12 мЗв. За семь дней работы. То есть дозовая обстановка в МЗ не является экстремально опасной…

 

***

У меня вызывает обеспокоенность, что «Лицензиат» годами не делал того, что целиком было в его силах и, главное, даже того, что не требовало привлечения значительных финансовых ресурсов. Приведу наглядный пример:

 

В «Отчете о состоянии безопасности объекта «Укрытие» за 2012 год» есть фраза (стр.32, п.3.2.18):

 

«У серпні проведений візуальний огляд покрівлі машинного залу в рядах «А-Б», осях 50-68 на відм.35,50м. Металоконструкції покрівлі машинного залу знаходяться в задовільному стані. Пошкоджень в конструкції покрівлі, розривів зварних швів не виявлено. Металеві нащільники між щитами в цілому знаходяться в задовільному станові, окрім нащільника із склотканини по осі 50, який повністю непридатний до експлуатації, а по осі 52 повністю зірваний. Продовжується процес корозії покрівлі машзалу і руйнування стиків між щитами покриття, що може привести до проникнення атмосферних вод в приміщення машзалу і пошкодити організацію зовнішнього водовідводу»

 

А тепер берем из архива «Отчет о состоянии безопасности объекта «Укрытие» за 2008 год»» (стр. 29, п.3.2.16):

 

«У серпні проведено візуальний огляд покрівлі машинного залу в рядах «А-Б», осях 50-68 на відм.+35,50м. Металоконструкції покрівлі машинного залу знаходяться в задовільному стані, однак продовжується процес збільшення площі корозії і відшарування антикорозійного покриття в осях 50-54 і 56-58, є місця наскрізної корозії металевого настилу покрівлі площею 0,2-1,5м2 . Нащільники із склотканини по осі 50, у місці примикання покрівлі до стіни, повністю прийшли в непридатність...»

 

Фото: Тот самый изношенный нащельник по оси 50 на кровле машзала ОУ (снимок 2011 года)

 

 

Риторический вопрос: сколько стоила замена нащельника по оси 50? Ответ: практически ничего, так как нащельник – полоса из металла или другого материала, закрывающая стык между смежными конструкциями, чтобы туда не попадали осадки. А на атомной станции нет недостатка в металле.

 

Но вместо того, чтобы изготовить и установить новый нащельник, должностные лица годами наблюдали за его отсутствием и составляли отчеты. Тем временем осадки делали свое дело, процессы коррозии развивались вширь и вглубь. А потом кровля машзала почему-то «внезапно» рухнула, причем аккурат по оси 50.

 

***

Могу привести целый перечень мелких фактов, которые самые по себе как бы не стоят особого внимания. Например, несвоевременное проведение технического обслуживания строительных подъемников «Fada», годичную задержку с устранением дефекта участке противопожарного трубопровода (то бишь, на системе управления запроектной аварией), отсутствие резерва дренажных насосов на системе важной для безопасности блока (СС ЖРО).

 

Но как раз накопление отдельных «мелочей» и приводит к резонансным явлениям с крайне печальными последствиями. Устранение которых требует гораздо больших затрат, чем суммарные расходы на своевременное устранение всех мелких недостатков. Как это и произошло 12 февраля этого года. Так что, возможно, это не случайность, а как раз закономерная расплата за должностную халатность «Лицензиата»?

 

Затрата значительных средств на наблюдения за состоянием строительных конструкций и туча актов обследования с описанием выявленных недостатков и имеющихся замечаний – ничего не стоят без своевременно принятия действенных мер в виде устранения дефектов и профилактики критических узлов. Ведь всегда рациональнее затрачивать средства на профилактические мероприятия, а не на ликвидацию последствий аварий.

 

Тонкий нюанс заключается в выборе приоритетов: в бок имитации обеспечения качества и составления красивых отчетов или в сторону реальных действий.

 

Лично мне непонятно – почему после обрушения кровли ядерно-опасного объекта никому из должностных лиц даже выговора не объявили? Во всяком случае, лично мне об этом ничего неизвестно. Зачем тогда нужен сам ГИЯРУ, ясли «Лицензиат» годами вел наблюдения за деградацией строительных конструкций и никак этим процессам не препятствовал. А представители ГИЯРУ годами наблюдали за нижестоящими «созерцателями».

 

Может, я чего-то не знаю и обвал строительных конструкций ядерно-опасного объекта, которые к  тому же играли роль защитного барьера (выполняли локализующую функцию ОУ) – не является аварийной ситуацией?

 

Если ГИЯРУ не в состоянии самостоятельно привлечь «Лицензиата» к ответственности, то почему не обратиться в парламентский Комитет по вопросам топливно-энергетического комплекса для организации и проведения специального парламентского расследования по факту ненадлежащего обеспечения качества безопасной эксплуатации ОУ для объективной оценки действий «Лицензиата».

 

3.    Обращение по поводу ненадлежащего расследования «Лицензиатом» причин обвала кровли машзала и чересчур оптимистическую оценку последствий (недооценку уровня существующих и потенциальных угроз).

 

Отдельно остановлюсь на выводах комиссии, проводившей расследование события. Не сомневаюсь в профессиональном уровне опыта и компетенции специалистов, подписавших  «Отчет о расследовании аномального события» (инв №09 от 26.02.2013 г.).

 

Однако большинство ответов комиссии почему-то лишь рождают новые вопросы. Начну с вывода:

 

 «Непосредственная причина аномального события:  падение стропильной фермы по оси 50 между рядами А-Б, в результате которого произошло обрушение сегмента "доаварийной" кровли и сегмента "послеаварийной" кровли в осях 50-52, а также стеновых панелей в осях 48-52».

Еще шикарнее была бы фраза: «Причиной падения кровли является падение несущей фермы, а причиной падения несущей фермы является давление кровли». Ну чтобы уж до конца замкнуть «ленту Мебиуса» выводов членов комиссии.

 

С таким же успехом при расследовании причин авиакатастрофы можно было записать, что причиной падения пилота является падение самолета. Потому как и падение кровли, и падение стропильной фермы  являются всего лишь следствием комплекса коренных причин.

 

А перечисление коренных причин «внезапного» обрушения кровли, перечисленных комиссией по расследованию сильно смахивает на неуклюжую попытку спихнуть вину с больной головы на здоровую: на героев, возводивших «Укрытие» в 1986 году и на руководство обособленного структурного подразделения «Объект «Укрытие». Дескать, не смогли заранее все предусмотреть и так надежно все построить, чтобы нынешним представителям «Лицензиата» вообще не нужно было что-то делать!

 

***

 

Обращает на себя внимание утверждение членов комиссии, которое вообще не подтверждено какими-то достоверно-объективными данными:

 

«Снеговая нагрузка на кровлю машинного зала в осях 50 — 68 между рядами А-Б на момент разрушения не превышала значений, установленных проектом и эксплуатационной документацией ЧАЭС».

Во-первых, лично мне непонятно – каким способом представители «Лицензиата» рассчитывали критерии безопасной снеговой нагрузки на кровлю машзала, если по их же собственным утверждениям они не имели доступа для обследования опорных узлов?

Во-вторых, каким способом была определена снеговая нагрузка на кровлю в осях 50-68, если до того, как рухнула кровлю она вообще не проводилась непосредственно по месту?

Доказательством чего являются записи в «Журнале заявок на проведение работ по программа на объекте «Укрытие» (инв.№55 от 10.09.2012 г.).

 

Запись: «Прошу разрешить работы по определению снеговой нагрузки по кровле объекта «Укрытие» по Программе 1ПР-СтС маршрут №1-2. Начало работ: 06.12.12 в 9:00» -- было сделано еще в декабре 2012 года. А начата работа только 13 февраля 2013 года в 10 часов 30 минут. То есть тогда, когда, образно говоря, «больной был уже в морге».

 

Нет, я конечно в курсе, что представители СтС меряли снег на кровле ХЖТО, АБК-2 и прочих зданиях, не имеющих к ОУ ни малейшего отношения. Но какое имеет отношение «средняя температура по больнице к состоянию конкретного больного»?

 

Как известно из Письма ГП НИИСК №245/55 от 08.04.2013 года нагрузка на кровлю машзала не должна превышать 30 кгс/м.кв. А по состоянию на начало февраля эта нагрузка однозначно была гораздо выше. Ибо наличие снежного мешка на стыке низкой и высокой кровли (по оси 50)  – это факт, игнорировать который могут только те специалисты, которым очень не хочется смотреть правде в глаза.

 

Фото: на снимке, сделанным накануне обрушение заметно наличие сугроба (снегового мешка) на стыке низкой и высокой кровли машзала 4-го блока

 

 

Лично я целиком и полностью согласен со своим коллегой, ныне пребывающим на пенсии, журналистом Александром Купным, разместившим на сайте AtomNews своё оценочное суждение под красноречивым заголовком «Объект «Укрытие»: 12.02.2013 – ничего магического, просто разгильдяйство».

 

При этом руководство ЧАЭС еще имеет нездоровую наглость подавать в суд на журналиста и сайт AtomNews, переживая за свою репутацию. На суде, который, кстати, руководство ЧАЭС с треском проиграло, один из руководителей предприятия меня спросил (я выступал в качестве свидетеля со стороны А.Купного): считаю ли я, что кровлю машзала 4-го блока нужно было чистить после каждого снегопада и представляю ли я величину суммарной дозовой нагрузки на персонал, привлеченный к данной работе?

 

Да, считаю. Потому как, «чтобы попки были сухими и чистыми, их нужно сушить и чистить» (как шутят КВН-щики).

 

Во-первых, убирать «легкий» снег гораздо проще и быстрее, чем «тяжелый» (уже слежавшийся). А работа, которую можно выполнить быстрее – автоматически ведет к снижению величины дозовой нагрузки.

 

Во-вторых, низкий уровень снега на кровле означает отсутствие критической снеговой нагрузки, что автоматически снижает потенциальные риски обрушения кровли для работающего персонала.

 

В-третьих, а для чего, собственно, существует Программа 16ПР-ЦЭОУ по очистке кровли машзала от снега?

 

В-четвертых, если бы руководители ЧАЭС действительно стремилось снизить риски для персонала ОУ, то могли бы и сами взять в руки лопаты и очистить кровлю МЗ от снега. Ну или придумать механические способы очистки кровли от снега.

 

Или дистанционные, как это делают представители «Новарки», которые, не проводя никаких измерений величины снеговой нагрузки на кровлю сооружаемой «арки», после каждого снегопада сажают в люльку рабочих, поднимают краном и рабочие, не выходя на кровлю «арки», чистят её вручную.

(полный текст размещен на сайте "Атомньюс")



Добавить в:
 
 


Центр Комплект