Губернаторы Чернигова

Губернаторы Чернигова First Previous Next Last

ПАНЧУЛИДЗЕВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1870 - 1875) ПАНЧУЛИДЗЕВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
(1870 - 1875)

    Своим происхождением обязанн дворянскому роду, который начался от имеретинского дворянина Давыда Малеевича Панчулидзе. В Россию из Грузии (Імеретия) он прибыл в первой половине XVIII ст. на службу мценського воеводы. Тогда же к его фамилии прибавилась буква "в" и Давыд Малеевич стал господином Панчулидзевим. его сын Алексей Давыдович с 1808 г. пребывал в должности саратовського губернатора. Внук Александр Алексеевич с 1831 г. почти тридцать лет отдал губернаторству в Пензенской губернии. У Александра Панчулидзева был сын Алексей, который 30 января 1870 года стал черниговским губернатором.
    Черниговская губерния находилась тогда в состоянии глубокого кризиса. Имения продавались зажиточным крестьянам на покрытие долгов. Было так с хозяйствами Дурново, Бакуринских, Долгоруких и др.
    Помещики, сдавая землю в аренду крестьянам за деньги, становились "лишь посредниками между собственниками земель и массой крестьянства". Именно об этом губернатор Панчулидзев писал министру внутренних дел. Беспокоило его и то, что земля превратилась в средство спекуляции.
    Промышленность была мало развита. Наиболее развивалось суконное производство, а сахарное и винокуренное сосредоточивалось в южных уездах губернии. А. А. Панчулидзев как управляющий огромной губернии понимал значение в ее жизни железнодорожного сообщения. В 1870 г. были сданы в эксплуатацию Курско-Киевская, а в 1873 г. - Любаво-Роменская железные дороги. Чем это было для Чернигова? Ответ находим в зарисовке Леонида Глебова для газеты "Киевский телеграф" от 17 января 1875 г.: "С некоторого времени Чернигов перестал быть изолированным городком, от которого, по выражению Гоголя, хоть три года скачи, но ни к какому государству не доскачешь. Находясь теперь в районе железнодорожного узла, образуемого Курско-Киевское и Ландваро-Роменской линиями, этот старый сосед Киева заметно оживился с полным сознанием, что пора подумать и о себе. Шоссе к Киеву и ежедневное сообщение посредством дилижансных поездок еще больше сблизило Чернигов с Киевом, который с давних порам был ближайшим биржевым пунктом для приднепровской местности, и побывать в нем при прежних путях сообщения составляло некоторого рода эпоху в жизни. В доброе старое время черниговские купцы, как сказочные герои, сидьмя сидели за своими прилавками весь свой коммерческий век, приобретая предметы торговли раза два в год на кролевецкой ярмарке или в Ромнах, а посетить Москву представлялось возможным может бытьраз в жизни после долгих рассуждений в томдойдет или не дойдет колесо к Москвы. Теперь иные временаиные люди: крупные торговцы уже самолично и часто стали отправляться по торговым делам в обе наши стороны, в Одессу, Варшаву и даже в Вену; некоторые почувствовали потребность "увидеть свет коловращения людей" и вояжируют по Европе. Приходится, пожалуй, согласиться с выражением одного местного сибарита, что Чернигов - настоящий огород".
    При Панчулидзевом в Чернигове началось строительство водогона. Городская дума 1875 г. заключила предыдущие условия со шведским инженером Лаурелем. В 1894 г. водогон реконструирован (то были времена губернатора Е. К. Андриевского).
    Губернаторство Панчулидзева миновало не только под знаком крестьянских бунтов (по его распоряжению воинские команды укротили близко .10 сел), а и народнической деятельности. Чернигов, Седнев, Новгород-Северскиий, Бортнянский уезд, Нежин - далеко не полный перечень населенных пунктов губернии, где делали свое дело представители "Земли и воли" - Александр Михайлов, Дмитрий Лизогуб, Мартын Лангас, Людмила Волкенштейн, сестры Любатович. Мы не знаем, извещал ли губернатор Панчулидзев об их деятельности министра внутренних дел. Возможно, так. Тем не менее никто из революционных народников не был арестован на территории Черниговской области.
    В черниговских литературных кругах считали губернатора Панчулидзева человеком либеральным, так как он благосклонно относился к периодическим изданиям. При поддержке Алексея Александровича в Чернигове увидело мир "Особое прибавление к Черниговским губернским ведомостям" под редакцией неблагонадежного А. Тищинського. Он же - старший помощник правителя канцелярии губернатора.
    В начале октября 1872 г. преподаватель Черниговской гимназии М. Константинович и О. Тищинський обратились к Панчулидзеву с просьбой получить для них разрешение, на издание газеты "Черниговский листок". Руководствовались они теми большими изменениями в провинции, которые произошли после реформ 60-х лет. Ход этих преобразований важно освещать на страницах местной газеты, проект программы которой прибавлялся к письму. Журнал должен был быть политическим в отличии от глебовского "Черниговского листка". Просители ответственным редактором видели Николая Константиновича, а Тищинського - его заместителем. Панчулидзев поддержал эту идею. Обратился 10 октября 1872 г. к министру внутренних дел, а отрицательный ответ получил из III жандармского отдела 8 ноября 1872 г.: "...надворный советник Николай Константинович и колежский секретарь Александр Тищинский представляются такими личностями, которым не может быть разрешен издание и редактирование каких бы то ни было журналов и газет". Тайно Панчулидзев получил приказ министра внутренних дел освободить Тищинського из должности редактора "Особых прибавлений к Черниговским губернским ведомостям". Александр Амфиянович утратил не только эту должность. Вскоре он оставил канцелярию губернатора. Панчулидзев вынужденный был это сделать. Но надежда выдавать в Чернигове неофициальную газету не угасала. Врач Черниговской гимназии, награжденный орденом святой Анны 3-й степени, Иван Николаевич Лагода просил у губернатора разрешения на издание с 1 сентября 1873 г. газеты "Черниговский курьер". В соответствии с программой, составленной автором, это должен был быть "листок новостей, объявлений и справок". Панчулидзев ходатайствует перед министром внутренних дел о разрешении на это издание. Пишет, что сам будет его цензором. С августа 1873 г. черниговского губернатора известили, что управляющий делами Министерства внутренних дел не разрешил выдавать "Черниговский курьер", мотивируя тем, что И. Лагода не журналист, а врач. Литературоведы М. Сиваченко и О. Деко склонны к тому, что за этой журналистской волокитой, к которой, был причастный и Панчулидзев, стоит Леонид Глебов, который также мечтал о независимом журнале. А выдавала бы его земская типография, которой он к тому времени руководил.
    И все-таки Алексей Панчулидзев ощутил себя победителем, когда С июля 1875 г. после продолжительного перерыва снова вышло "Особое прибавление к Черниговским губернским ведомостям".
    В начале 1876 г. редактором газеты стал Михаил Иванович Лилеев - преподаватель истории Черниговской духовной семинарии и библиотекарь семинарской библиотеки.
    Так завершилась история с периодическими изданиями, к которым был причастен губернатор Панчулидзев.
    Бытовой уровень Чернигова за годы его губернаторства мало чем отличался от предыдущих времен. Острый на язык Леонид Глебов в июльском фельетоне для газеты "Особое прибавление к Черниговским губернским ведомостям" за 1875 год писал, что пожилая тишина и скука заставили многих оставить город, а "прикованные к Чернигову силой необходимости ограничиваются домашним пребыванием, и только с заходом солнца выходят пленники июльского зноя на бульвар - единственное место, заменяющее сквер. А здесь еще томительная засуха, не освежаемая дождем, удушливая пыль, проникающая во все сокровенные щели, - все это располагает к замкнутости, парализует даже еврейское проворство. Городской сад хоть два раза в неделю привлекает публику под свою прохладную тень. К обычным садовым гуляньям прибавилось у нас, как известно читателям, еще одно общественное развлечение, небывалое прежде, - летний театр в ротонде". А как по-современному воспринимаются вот эти строки Леонида Глебова: "В последние дни забавлял черниговцев персидский фокусник Роберт Ленц. Публика была настолько любезна, что доставила ему приятную возможность вывезти из Чернигова несколько сотен рублей, и он отправился теперь с предложением таких же услуг киевлянам"..
    Никаких чрезвычайных событий в городе не происходило. Поэтому случай самоубийства взбудоражил черниговских обывателей. В нападении меланхолии какой-то чиновник пытался застрелиться. Леонид Глебов рассказал подробности: "Выстрел был направлен у грудь, и пуля засела с легком. К удивлению, несчастный остался жив и, говорят, поправляется".
    Как провел последнее черниговское лето губернатор Панчулидзев, мы не знаем. В декабрю 1875 г. занимался текущими делами, посещал земские собрания, дворянские собрания, читал, забавлялся с детьми. 19 декабря 1875 г. Панчулидзев покинул пост губернатора. Заснеженным Черниговом ехал он на скромный железнодорожный вокзал, который находился на расстоянии пяти верст от города, на Киево-Черниговском шоссе. Специальный вагон, последний взгляд на позолоченые соборы, и Панчулидзев уже думал о том, что его ждет дальше.

Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект