GOROD.cn.ua

Чернигов против Киева, или как «москва добре боронилася» (фото)

Чернигов против Киева, или как «москва добре боронилася»
Сегодня это может показаться удивительным, но Чернигов и такой близкий и «родной» всегда Киев в ХVI веке принадлежали разным государствам - и не просто разным, а постоянно враждующим друг с другом!

Кто жил в Московской слободке?


В самом начале ХVI столетия Чернигов вместе со всей Северской землей оказался в составе Московского государства, в то время как Киев продолжал оставаться в подчинении Великого княжества Литовского. Литва, коей до этого принадлежали и все Северские земли, не собиралась мириться с потерей этих громадных территорий. Поэтому задача «отвоевать» Чернигов вместе со всей Северщиной обратно в состав Литвы легла на плечи, естественно, киевских воевод - предводителей ближайших к Чернигову военных формирований.

В 1506 г. литовские князья напали на Чернигов и сожгли его укрепления, а в 1515 г. город атаковали союзные Литве казаки под командованием киевского воеводы Дашкевича. Черниговские укрепления, возведенные еще в 1380 г. литовским Великим князем Витовтом,  состояли в это время из земляного вала и деревянных башен. Они совершенно уже не годились для защиты города, ставшего важнейшим пограничным форпостом Московского государства на границе с Литвой. Чернигову нужна была новая мощная крепость. И она вскоре появилась - в 1531 г. по приказу Великого князя Московского Василия ІІІ (отца Ивана Грозного) ''срублен бысть град Чернигов древян''. Эта деревянная цитадель с пятью высокими башнями, глубоким рвом и подземным ходом к р.Стрижень возникла на мысу бывшего Детинца княжеских времен (там, где сейчас находится памятник Т.Г.Шевченко). Внутри укреплений располагались деревянные церкви, административные и жилые постройки, провиантские и пороховые склады. На вооружении замка находилось 27 больших пушек и множество  малых орудий. Гарнизон крепости насчитывал около 1000 человек, проживавших непосредственно под ее стенами в т.н. «Московской слободке» (р-н. нынешнего речного порта).

Нерушимая стена

Сразу же после окончания строительства новая крепость была испытана неприятелем на прочность. В 1534 г. Литва начала войну с Москвой с целью вернуть себе Северщину. И хотя война эта получила название Стародубской, в ее эпицентре оказался и Чернигов. В сентябре 1535 г. к Чернигову подошел киевский воевода Андрей Немиров с большим войском и осадными орудиями. Литовцы начали обстреливать город из пушек и пищалей. В ответ на это Черниговский воевода князь Федор Семенович Мезецкий распорядился сделать ночную вылазку и внезапно атаковать противника. Шаг этот был настолько неожиданным для неприятеля, что тот оказался совершенно к нему не готов. Московские люди застали литовцев врасплох – многие из них были убиты, а пушки и пищали черниговцы забрали с собой в крепость в качестве трофеев. Потеряв множество людей и вооружения, Андрей Немиров уже не имел достаточных сил для осады города. Как следствие -  утром воевода с оставшимися войсками вынужден был отступить.

Московское государство не зря постоянно заботилось об укреплении Черниговского замка, так как Литва не оставляла намерений вернуть себе Северщину. Все последующие нападения литовцев на Чернигов состоялись в период Ливонской войны, длившейся с перерывами с 1559 по 1581 гг.

Так, в 1563 г. князь Михаил Вишневецкий опустошает окрестности Чернигова, но крепость взять ему не удается. В следующем году литовцы вновь подступают к черниговским укреплениям, однако и на этот раз гарнизон цитадели под руководством князя Василия Прозоровского отражает нападение неприятеля.

Наконец, в конце 1579 г. к Чернигову подошло многотысячное войско богатейшего православного магната, основателя знаменитой Острожской Академии, киевского воеводы, князя Константина-Василия Острожского. В его войске были также союзные князю татары и реестровые казаки под началом князя Николая Вишневецкого.  Однако наступавшие не имели достаточного количества пушек для осады, и поэтому не отважились штурмовать Черниговский замок. Как пишет Литовская хроника, ''же ся в замку москва добре боронилася, а піших до штурму мало было, самое тылко місто Чернігов спалили…''. Походом на Северскую землю собственно и ограничилась военная деятельность князя Острожского.

Как видно, многочисленные неудачи киевских воевод при штурме Черниговского замка говорят, несомненно, о его мощных укреплениях. В некоторых случаях литовские отряды вообще предпочитали обходить Чернигов стороной! Так, в 1562 г. остерский староста Филон Кмита, разбив под Черниговом отряд черниговского воеводы и спалив городские предместья, отошел к Любечу. Далее, опять же под Черниговом он разбил еще один московский отряд, но вновь не стал штурмовать саму крепость, а вернулся в Остер. Оттуда Кмита направился к Стародубу, в который раз вновь минуя Чернигов. Осенью  1580 г. в поход на Северщину выбрался полк реестровых казаков во главе с Яном Оришовским, но и он обошел Чернигов стороной!

Так, в ХVI в. Черниговский замок, обороняемый московскими воеводами, ни разу не был взят штурмом киевскими воеводами. Но не за горами было уже ХVIІ столетие – время настоящих потрясений для Чернигова. Польша, в 1569 г. объединившись с Литвой в одно государство – Речь Посполитую, продолжила агрессивную политику предшественников касательно Чернигова.

Рыбный день или Троянский конь по-черниговски

В марте 1610 г. к Чернигову подошел отряд под командованием киевского подкомория Самуэля Горностая. Ему хитростью удалось завладеть городом и крепостью, в которой находился гарнизон московского войска.
Произошло это следующим образом. Еще находясь со своим отрядом на подступах к Чернигову, в селе Пакуль, Горностай узнал о том, что московские люди отправились из города на речку Белоус ловить рыбу. Это как раз было время «придухи», когда рыбе подо льдом не хватает кислорода, и она лезет в любую щель, чтобы вдохнуть воздуха. Тогда можно спокойно  брать рыбу из полыньи просто голыми руками, чем и занялись предприимчивые черниговцы. Поляки же, с наступлением сумерек спрятавшись в накрытых возах вместо рыбы, направились к Чернигову. Когда часовые, охранявшие крепостные ворота, традиционно спросили «Кто идет?», им с польской стороны ответил человек, знавший по-московски: свои, мол - рыбу с Белоуса везем!. Возможно, это был даже кто-то из местных жителей. Услышав ответ, доверчивые сторожа открыли ворота и впустили груженые возы в город. Из них тут же выскочили вооруженные поляки, перебили всю охрану, завладели воротами и впустили остальное войско. Чернигов в ту ночь поддался страшному разорению. Он был сожжен, как и вся округа.

Погром города, устроенный поляками в 1610 г., по своим пагубным последствиям можно сравнить разве что с монголо-татарским нашествием. Во время всеобщего городского пожара наиболее пострадал Елецкий монастырь – сгорели все деревянные постройки, а в древнем Успенском соборе рухнули наземь все его главы. При этом  от падения большого центрального купола на пол храма раздался такой сильнейший грохот, что его слышали все люди в Чернигове!

Завоеватели вместе с Горностаем также хотели вывезти в Польшу большой монастырский колокол, предварительно переправив его в Любеч, который в то время входил в состав Речи Посполитой. Однако им это не удалось – колокол был настолько тяжелый, что как поляки не старались, сдвинуть его хотя бы на чуток с места не смогли. Народная молва связывала это чудо с вмешательством самой Елецкой Богородицы, не допустившей осквернения святыни. Однако, именно тогда скорее всего и была утрачена сама чудотворная икона Богородицы Елецкой – та самая, в 1060 г. явившаяся на ели черниговскому князю Святославу Ярославичу. Согласно одной версии, она сгорела, по другой – была похищена поляками, по третьей – вывезена в Москву князьями Барятинскими – потомками князя Святослава.

Еще одно чудо, произошедшее в Елецком монастыре в это время, связано со старинной фреской Богородицы Оранты («Молящейся») в Успенском соборе. Ее и сегодня можно увидеть справа от главного входа в собор, в алтаре крещальни. Опасаясь нашествия на город поляков, один из московских людей спрятал в каменном склепе под алтарем крещальни клад – медную посудину, полную серебряных копеек. Однако Горностай этот клад нашел, и, конечно же, забрал с собой. Когда же хозяин клада вскоре вернулся и не нашел спрятанных им денег, то сильно разозлился и стал попрекать образ Пресвятой Богородицы – «Почему, мол, не сберегла мой скарб?» Разгневавшись, он со всей силы ударил образ прямо в лик, и в тот же миг сошел с ума - «ошалел от сатаны». С тех пор образ Богородицы Оранты стал пользоваться большим уважением у черниговцев - не меньшим, чем знаменитая мозаика Оранты в  Софийском соборе Киева.

В итоге то, что не удалось сделать литовцам, получилось у поляков – в 1618 г. Чернигов по Деулинскому перемирью отошел от Московского княжества к Речи Посполитой. Чернигов и Киев вновь оказались в одном государстве!

Иван Коцюра, Gorod.cn.ua


Теги: история, Чернигов, Киев, территория, Иван Коцюра