GOROD.cn.ua

Черниговщина в Отечественной войне 1812 года

16 Июля 2012 16:51   Просмотров: 6995
Метки: 1812, Черниговщина, ополчение, в.г. костенецкий, черниговщина
Нравится Рейтинг поста: + 3


Фото 1. Генералы В.Г.Костенецкий (справа) и А.С. Глебов. Черниговский областной исторический музей им. В.В. Тарновского.
Фото 2. Ночной столик Наполеона. Черниговский областной исторический музей им. В.В. Тарновского.
Фото 3. Солдатские награды периода Отечественной войны 1812 года. Черниговский исторический музей.
Фото 4. Казанская церковь в Чернигове.
Фото 5. Здание Черниговского областного истоорического музея им. В.В. Тарновского.
 





«Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и,
не спрашивая ничьих вкусов и правил... поднималась, опускалась и
  гвоздила французов до тех пор, пока не погибло всё нашествие».
Лев Толстой «Война и мир»

Война 1812 года вызвала небывалый подъём патриотизма российского народа и явила многочисленные примеры массового героизма. Как среди воинов регулярной армии, так и гражданского населения, призванного в ополчение, или волею судьбы воевавшего с врагом в партизанских отрядах. Недаром в русской историографии эта война получила название Отечественной. И стар и млад поднялись на борьбу с французским нашествием.

Накануне войны Наполеон заявил: «Через пять лет я буду господином мира; остаётся одна Россия, но я раздавлю ее». Французская армия, насчитывающая до 400 тысяч человек (существуют различные оценки её численности), перешла 23 июня (по новому стилю) 1812 года Неман и вступила в пределы России. Почти половину её состава составляли рекруты шестнадцати национальностей из покорённых европейских стран. Наиболее многочисленными являлись немцы, австрийцы и поляки.

В стратегических планах Наполеона существенное внимание уделялось Украине. Захват плодородных украинских земель привёл бы к ослаблению Российской империи и позволил французам быстро, победоносно закончить войну. Правобережная Украина отходила к Великому Герцогству Варшавскому, созданному в 1807 году по Тильзитскому миру и находящемуся под протекторатом Франции. Кроме Волыни, которую Наполеон обещал Австрии за поддержку антироссийской кампании. Левобережная Украина — Черниговская и Полтавская губернии — преобразовывалась в так званую «наполеониду», зависимую от Франции. Крым и южные области Малороссии составили бы второе такое государство. На украинских казаков возлагалась обязанность защищать империю Наполеона от немцев по Рейну, а вспомогательный казачий корпус (80 тысяч человек) направлялся вместе с французами завоёвывать Индию.

Значительная часть украинского дворянства радостно встречала французов, уповая, что штыки наполеоновских солдат принесут в Малороссию дух Великой французской революции, основополагающими тезисами которой были свобода, равенство и братство. Позже закреплёнными «Кодексом Наполеона».

Думается, именно в таком контексте нужно рассматривать судьбу печально известного церковного деятеля Варлаама (Шишацкого), родившегося на Черниговщине. Образование он получил в Переяславской духовной семинарии и Киевской духовной академии. Преклонный летами архиепископ Варлаам управлял Могилёвской епархией, когда наполеоновские войска вторглись в Россию. Гуманистическое воззрение французского Просвещения, видимо, глубоко проникло в его сознание. Потому он присягнул на верность Наполеону. Последствия этого опрометчивого шага были для Варлаама печальны. После изгнания французов, его привлекли к суду, лишили высокого духовного сана и отправили в Спасо-Преображенский монастырь, находящийся в Новгороде-Северском. Как говорится, от великого до низкого всего лишь шаг. В этом древнерусском городе в бытность свою он был ректором духовной семинарии. Простым монахом в раскаянии и печали провёл он свои последние годы и умер слепым.
Однако простой люд воспринял наполеоновское нашествие как бедствие, грозившее возвращением польского господства. Народная память ещё хранила предания о войне казаков Богдана Хмельницкого с поляками. Наполеон же в воззвании к армии накануне похода в Россию назвал свою кампанию Вторым польским походом.

Государь Александр I в письме фельдмаршалу графу Н.И. Салтыкову писал: «Оборона отечества, сохранение независимости и чести народной принудили нас препоясаться на брань. Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве моем». И украинский народ, опасаясь тяжёлых последствий наполеоновского вторжения, поддержал русского царя в стремлении бить врага до полного его изгнания из российских пределов.
***
Черниговщина оказала значительную помощь действующей армии. В губернии собирали хлеб, другой провиант, гужевую силу — волов и коней. Когда французы захватили Белоруссию, губерния радушно приняла белорусских беженцев. В Чернигове разместились эвакуированные учреждения Могилёва, иных белорусских городов. И хотя нашествие Наполеона не привело к захвату Черниговской губернии, население Черниговщины брало активное участие в войне с французами.

Манифест императора Александра I о сборе народного ополчения был издан 6/18 июля 1812года. На него живо отреагировали уездные дворянские собрания Черниговской губернии. Помещикам предписали поставлять в ополчение одного человека от пятнадцати крепостных, вменяли в обязанность снабжать ратников оружием, одеждой и провиантом или выделять деньги на их на содержание и экипировку. Оружия не хватало, и ополченцы сами делали сабли из кос, нередко вооружались дрекольем. Казацкие общины поставляли, экипировали и вооружали одного казака от ста человек. Но зачастую чувство патриотизма добровольно приводило людей в ополчение. Примером тому являются крестьяне Семён Куровский из села Новая Басань и Пётр Жуковский из сёла Кобыжчи Козелецкого уезда.

Несмотря на сложное время, Чернигов посетил князь П.И. Багратион, сторонник развёртывания массовой народной войны. К исходу лета черниговское ополчение насчитывало более 25 тыс. человек. Из них сформировали шесть конных казачьих и восемь пеших полков. Первый конный казачий полк был создан в Чернигове из казаков Черниговского и Нежинского уездов. Остальные пять организовались в городах губернии. Имели ополченцы и свою артиллерию, насчитывающую 40 пушек. Отдельно создавалось конное дворянское ополчение. Командовал черниговским ополчением отставной генерал-лейтенант Н.В. Гудович, помещик Новгород-Северского уезда.

Черниговское ополчение стало самым большим на Украине, его совместно с регулярными частями привлекли к охране границы с Белоруссией «от вторжения неприятельских шаек со стороны губерний Могилевской и Смоленской». Попытка французов прорваться на Украину через Брянск потерпела крах. Черниговское ополчение наряду с Донским и Калужским стало грозной силой, которая остановила продвижение наполеоновской армии на Украину.
Когда же французы бежали из Москвы, черниговские ополченцы добивали отступающего по старой Смоленской дороге врага. Проявили себя под Малоярославцем, Красным и Могилёвом. участвовали в заграничном походе.
Казаки 1-го Черниговского конного казачьего полка осаждали польскую крепость Новое Замостье. Осада была длительной и полк понёс значительные потери. На начало 1814 года в полку из 1236 казаков числилось лишь 885 человек. Полк был переформирован и вошёл в состав Третьей Западной армии, 7-й корпус генерала от инфантерии Д.Е. Сакена.

Отличились в войне с французами и другие черниговские казачьи полки. В сражении под Пинском казаки 2-го Черниговского полка уничтожили 400 французских вояк. Казаки 3-го Черниговского полка показали доблесть в схватке под белорусским городом Чечерском. За проявленную «неустрашимую храбрость» тридцать четыре казака удостоились высшей солдатской награды: Знака отличия Военного ордена (с 1913 года официально стал называться Георгиевским крестом). Полк ещё не раз проявил себя в битвах и завершил свой славный путь во Франции.

«Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если овладею Петербургом, я возьму её за голову, захватив Москву, я попаду в её сердце…». Так заносчиво определил цель своей военной кампании Наполеон. Через Белоруссию и Смоленск лежала дорога французов к древней столице России. Наполеоновским войскам противостояли три русские армии общей численностью не более 242 тыс. человек (есть и другие оценки численности русской военной силы). Первая Западная армия генерала от инфантерии М.Б. Барклая-де-Толли, (120-136 тыс. чел.) стояла в Литве и прикрывала подступы к Санкт-Петербургу. Отступая перед превосходящими силами французов, под Смоленском она соединилась со Второй Западной армией (49-57 тыс.) генерала от инфантерии князя П.И. Багратиона, которая, отступая из Белоруссии, заслоняла французам прямую дорогу на Москву. Третья армия генерала от кавалерии А.П. Тормасова (44-49 тыс.) располагалась на Волыни и замыкала южное направление, в случае, если французы пойдут на Украину, а также являлась угрозой австрийцам.

Под Смоленском в кровопролитном двухдневном сражении русские войска нанесли французам большой урон, но и сами понесли большие потери. Пришлось отступить. Наполеону открылся прямой путь по Смоленской дороге на Москву. «Мы долго молча отступали, // Досадно было, боя ждали,..». Впереди было Бородино…

Прославились в Бородинском сражении уроженцы Черниговской губернии военачальники Василий Григорьевич Костенецкий и Андрей Савич Глебов. Их портреты, работы художника Д. Доу, можно увидеть в Военной галерее Зимнего дворца среди других портретов героев Отечественной войны 1812 года. А имя артиллерийского генерала-богатыря В.Г. Костенецкого выбито в галерее воинской славы московского храма Христа Спасителя.

В.Г. Костенецкий родился в Конотопском уезде Черниговской губернии в казацкой семье (1769). Здоровьем родители его не обидели: был под два метра ростом и физически силен. Этакий Катигорошек украинской народной сказки. Судьбе было угодно, чтобы парубок-богатырь стал артиллеристом. Учился в Артиллерийском и Инженерном шляхетном кадетском корпусе. Участник русско-турецкой войны (1787-1792) Проявив недюжинные организаторские способности, сумел сформировать первую черноморскую казачью пушечную роту, которую и возглавил (1795). Талантливого артиллерийского подпоручика заметил император Павел I и пригласил в Москву. Повысив в звании сразу до капитана, поручил ему формирование гвардейской конной артиллерии. Под Аустерлицом Костенецкий командовал батареей, а под Бородино уже всей русской артиллерией. «После убитого генерал-майора графа Кутайсова командовал всею артиллериею и благоразумным распоряжением оной делал неприятелю большой вред», — писал в рапорте о нём М.И. Кутузов. Когда неприятель ворвался на батарею, ему пришлось отбиваться банником — деревянным шомполом для чистки пушек. Потом он пожаловался Александру I, что деревянные банники плохи, ломаются на головах врага. Император ответил, что железные изготовить не сложно, но где же набрать таких Костенецких, чтобы ими так виртуозно владели. За умелое руководство артиллерией в Бородинском сражении генерал был представлен к ордену Святого Георгия 3-й степени. Позже не раз отличился в заграничном походе (1813-1814).

За храбрость его трижды представляли к награждению золотой шпагой. Грудь генерала от артиллерии В.Г. Костенецкого украшали все российские ордена, включая два ордена Святой Анны I-й степени с алмазами. Аавстрийский орден Леопольда 2-й степени и прусский орден Красного Орла 2-й степени. Ушёл в отставку в 1820 году. Уже в запасе получил звание генерал-лейтенанта. Всю свою сознательную жизнь В.Г. Костенецкий бесстрашно воевал, минули его пуля и вражеский штык. А умер от эпидемии холеры в Санкт-Петербурге (июнь 1831 года).

Андрей Савич Глебов родился в селе Линовица Прилуцкого уезда Черниговской губернии в семье обедневшего дворянина (1770). Начинал службу солдатом в Лифляндском егерском корпусе. Воевал в Польше и Италии в егерском полку П.И. Багратиона. В Итальянском походе Суворова был несколько раз ранен, попал в плен к французам. Вернулся из плена в 1801 году и продолжил службу в своём полку. А потом опять участвовал в войне с французами. Как воевал, видно из этого документа: «30 числа при Кремсе он во время отражения неприятельской кавалерии, с великим стремлением скакавшей в атаку, бросился в штыки, отбил неприятельскую пушку и 4 ноября под Шенграбеном неустрашимостью своей поощрял подчиненных к сильному поражению неприятеля». Был награждён орденом Георгия 4-й степени.

На Бородинском поле во главе трёх егерских полков оборонял Шевардинский редут. За умелые действия по обороне представлен к званию генерал-майора. На следующий день битвы отражал со своими егерями атаки французов на батарею Раевского и получил пулевое ранение в голову. Всего же за свою военную карьеру имел десять ранений и три контузии. В заграничном походе проявил себя под Дрезденом и Лепцигом, получил орден Георгия 3-й степени. После выхода в отставку по состоянию здоровья (1816), проживал в местечке Березное, недалеко от Чернигова. Там же в глубокой старости и скончался (1854).

Многие уроженцы Черниговщины проявили себя в Отечественную войну. За доблесть на Бородинском поле командир лейб-гвардии гусарского полка Н.Я. Мандрика был награждён орденом Анны II степени. Корнет кирасирского Военного ордена полка И.И. Лизогуб и поручик Киевского гренадерского полка В.Я. Рашевский за проявленную храбрость на поле боя получили золотую саблю.

Обильно полили Бородинское поле своей кровью солдаты и офицеры воинских формирований, носящих наименование Черниговских. Рядовой состав этих частей был сформирован, в основном, из крестьян Черниговской губернии.
Черниговский драгунский полк отличился ещё при битве у австрийской деревни Шенграбен (1805) и первым из драгунских частей получил Георгиевский штандарт. Девизом полка стало изречение «Пять против тридцати», написанное на его знамени. Шефом полка являлся герой Отечественной войны генерал-лейтенант И.Д. Панчулидзев. В Бородинском сражении два полковых эскадрона атаковали колонну кирасиров генерала Этьена Нансути. В плен попали 30 кирасиров и офицер, раненый генерал сумел избежать пленения. Драгунский штабс-капитан П.И. Микулин спас от неминуемой смерти генерала Дохтурова, поразив палашом напавшего на него французского конника. Рядовые драгуны Ф. Драга, Т.Харченко, С. Шило первыми ворвались на французскую батарею, уничтожили её канониров и развернули пушки в сторону врага.

В заграничном походе за битву на немецкой реке Кацбах полк был удостоен семи серебряных труб (1813). Черниговский пехотный (будущий декабристский) полк не раз проявлял свою доблесть в сражениях и был награждён Георгиевским знаменем с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году».
«Дубина народной войны» широко развернулась во французском тылу. Среди партизанских вожаков прославился Ермолай Четвертак, крепостной пана Завадовского из села Нефёдовка Новгород-Северского уезда Черниговской губернии (ныне Нефёдовка находится в Сумской области). Двадцатилетним был рекрутирован в солдаты Киевского драгунского полка (1804). В сражении с французами под селом Царево-Займище (Смоленщина) попал в плен. Сумел бежать и организовал партизанский отряд (до 300 человек), доставлявший много хлопот французам. Как герой Отечественной войны, был награждён солдатским Георгиевским крестом (Знаком отличия Военного ордена). Позже вернулся в свой полк. Дальнейшая судьба его неизвестна.

А вот казак Сиволоб из села Хоробичи Городнянского уезда Черниговской губернии, воевавший в партизанском отряде Дениса Давыдова, благополучно вернулся домой. И ещё много лет гонял чаи из самовара, раздобытого им в партизанском отряде.

Русские войска победоносно прошли дорогами Европы и вошли в Париж. Война России и союзных ей государств с наполеоновской Францией закончилась, Жизнь постепенно возвращалась в своё привычное русло. Народное ополчение, славно сражавшееся с французами, было распущено. Надежда крестьян на освобождение от крепостной зависимости не сбылась. Обычная история. Государство во все времена, когда возникает угроза его существованию, много обещает своим гражданам. Но стоит только минуть опасности, как все обещания забываются. «Плохая доля» досталась простому народу. Он продолжал тянуть лямку своего безрадостного нищенского существования. А казацкие ополчения влились в регулярную русскую армию и продолжали верой и правдой служить Российской империи, защищая её необъятные рубежи.

После войны знамёна черниговских ополченцев были выставлены для всеобщего обозрения в черниговском кафедральном Спасо-Преображенском соборе. В память об Отечественной войне 1812 года на западной окраине Чернигова, улице Сиверянской, была построена Казанская церковь. В советские годы церковь была разрушена, восстановили её лишь в конце прошлого века, когда Украина обрела свою независимость. И вряд ли теперь её прихожане знают, в честь какого события была возведёна эта небольшая, скромная церковь.



Добавить в: