Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Черниговский фонтан. Подробности (фото и видео)

Черниговский фонтан. Подробности (фото и видео)

Вам необходимо обноить Flash Player для просмотра этого видеороликаСкачать последнюю версию Flash Player

Загрузить исходное приложение
Вечером 24 августа в сквере им. Попудренко было тесным-тесно от любопытных. В городе наконец-то открывался светомузыкальный фонтан. Предысторию его появления в Чернигове знает каждый. Но что интересно, каждый знает ее по-своему. Кто-то до сих пор жалеет уничтоженных лягушек, кто-то радуется, что город обзавелся новым, современным
украшением...                                         
 
О том, как и почему появился в сквере перед мэрией светомузыкальный фонтан, рассказывает человек, принявший на себя всю ответственность за его постройку, заместитель городского головы Александр Сердюк.
 

 

—  Прежний фонтан мы сохранить просто не могли, — объясняет Александр Викторович. — Прежде всего потому, что по проекту реконструкции сквера необходимо было выровнять площадку, а «приподнять» старый фонтан было невозможно. Так что мы его убрали, площадку выровняли, и временно на его месте сделали клумбу.
 
—  Временно?
—  Да. На тот момент решений по фонтану не было никаких, но в том, что мы будем делать фонтан, сомнений не было. Потом мы проводили неоднократно конкурсы, но как-то никто особого энтузиазма не проявлял, и в итоге мы поручили проект проектному   институту   «Черниговгражданпроектреконструкция» (директор Виктор Васильевич Ожерельев), они и разрабатывали проект фонтана при участии управления архитектуры и градостроительства (главным архитектором была тогда Татьяна Геннадьевна Мазур) и управления капитального   строительства   (начальник этого управления — Юрий Владимирович Нестеренко). Начали строительные работы — этим занимался Жилстрой-2 (ОАО «Черниговстрой», начальник управления — Александр Иванович Шевченко).
 
Фактически у нас были три генеральных договора, подряда, с каждой организацией отдельно — но самое большое участие было именно с их стороны.
 

 
Александр Сердюк

Строительные работы начались в августе прошлого года. Месяца три назад, определяя дату пуска, мы подумали, что ко Дню города будет очень много разных мероприятий, а этот праздник мы назначим на август. Испытания оборудования начали за неделю, а сами работы завершили за три дня до пуска. В прошлый четверг, до обеда, были закончены все строительные работы, осталось только помыть-почистить.
 
Задача была вроде бы непростой... Но суть решения была проста. Мы нашли людей, которые знают свое дело и могут работать. И вовремя принимать решения.
 —  Чем отличается наш фонтан от аналогичных?
—   Прежде всего, кромкой чаши: способом изготовления элементов из лабрадорита. Занималось этим предприятие «Спецтуннельстрой» из Коростышева.   Обрабатывать   криволинейные поверхности — дело сложное, ручной работы там процентов пятьдесят. Наверное, можно было выбрать более простые решения, бетон, мозаику... Но мы решили остановиться на классическом варианте: наш город заслуживает именно такого подхода. На фоне наших памятников истории нельзя оплошать.
 
Конструкция фонтана достаточно интересна и хорошо выполнена. Киевское предприятие «Бассейны и технологии» (они работают совместно с китайскими коллегами) поставляли нам оборудование. В процессе монтажа приходилось вносить некоторые конструктивные изменения, уже на месте. Хочу поблагодарить за помощь специалистов Черниговского механического завода — они переделывали некоторое оборудование, изготавливали антивандальные решетки — и надо сказать, очень оперативно и с хорошим качеством.
 
—  У этого фонтана такая предыстория. Непросто, наверное, выслушивать столько критики?
—  Разное, конечно, отношение в городе к этому. Приятно бывает, когда вот просто стоишь, люди говорят между собой, и ты понимаешь, что им нравится. Большинство, мне кажется, хорошо фонтан восприняли. Хотя те, кто против, —   не стеснялись, подходили и говорили. Вообще нам говорят две вещи:  первое — вовремя ли мы вообще занимаемся таким строительством? И второе — не проще ли раздать эти деньги или направить на что-то другое?
 
—  А в самом деле, почему этим деньгам действительно нельзя было найти другое применение?
—  Вообще-то «на что-то другое» люди денег могут и не дать. Ведь мы же не из бюджета берем эти средства. Это деньги спонсоров, мы берем их под конкретную идею. И никто никому не мешает собрать на другую цель, мы ее с удовольствием реализуем. Это просто — сказать вот так, мол, «давайте на дороги!» На дороги никто не дает. На дороги есть бюджетное финансирование, и я весьма сомневаюсь, что если  мы скажем, что нам нужны деньги, чтобы подлатать дороги, нам кто-то из спонсоров даст деньги. Кое-кто в своих газетах печатает такие предложения — вот пусть они и дадут деньги! Мы действительно не можем закончить перекресток 1 Мая и Проектной   {там проблемы с финансированием, ведь это госбюджет), и нам не хватает 9 миллионов.
 
Относительно своевременности. Я так скажу. Если бы наши предки рассуждали таким образом — «там хазары, там печенеги нападают, половцы идут, татаро-монголы»... Так ни одного храма не надо было начинать строить. Народ же бедствует! А они храмы строят. Чем бы нам гордиться было тут, в Чернигове, если бы они не строили?
 
Не такие уж мы бедные, чтобы ничего себе не позволять. И если мы говорим о государстве, об идейности, о каких-то объединяющих началах, то должны быть и какие-то материальные памятники эпохи, говорящие — вот что люди могли сделать, и не просто «бизнесовый проект», каждый сам для себя,   а все — для всех. Надо, наверное, к таким принципам возвращаться. И мне кажется, в этом направлении нам что-то удалось сделать.
 
...Проще всего не делать ничего. Но мое кредо такое: мы ответственны не только за то, что делаем, но и за то, чего не делаем. Можно отсидеться, ничего не делать годами — а можно выслушать, прочитать о себе такие «удивительные» вещи... Тем не менее сам ведь знаешь, ощущаешь, что что-то сделал...
 
Большая, конечно, нагрузка на мэра. Самое важное и ответственное —  встреча с инвестором, организация финансирования.  Это,   конечно,  его участь, его доля. Люди работали под честное слово, и слава богу, что верили! Главное, наверное, что у нас получилось — добиться доверия между людьми. Вот на чем мы работаем: на патриотизме и на доверии. На этом и фонтан строился. Потому что, если б строился на чьих-то интересах и прагматизме, его бы не было.
 
— А вот вам самому не жалко «лягушек», совсем, да?
—  Я понимаю, что на них выросли поколения. Но я хорошо помню тот фонтан. Его и разбирали по моей команде. Для черниговцев — да, лягушки имели сентиментальную такую ценность. Но привести гостей к этому фонтану... Чтобы приезжий спросил: «И это все, что вы можете показать?!»
 
—   Но можно же было в другом месте фонтан поставить?
— Можно. Технически я вообще не вижу проблемы именно этот фонтан сделать. Особенно в том исполнении, как было: кирпичная кладка, жабки, пускающие струйки, и в центре мальчик с рыбкой. Если есть по этому ностальгия, его можно восстановить в другом месте. Если бы только общественность не только ругалась, а что-то делала.
 
—   А может быть, проблема еще в том, что тогда, пять лет назад, сделали это никого не спросив и не проинформировав? Просто в один прекрасный день люди вышли на улицу и увидели эти вот спиленные рябины, разваленный фонтан…
— Вы знаете, почему-то, когда мы объявляем какой-то конкурс, сообщаем об этом в своей   газете, говорим о своих намерениях — никто не читает, не смотрит и не поднимает вопросов. Зато как только начинаем что-то делать — начинается: «Как? Никто не знал!» Так было с градостроительной документацией, с генеральным планом, с любым конкурсом... Вот сейчас в нашей газете вышло сообщение о том, что разработан план застройки Пяти углов. Весь этот район, начиная от Пяти углов и до улицы Рокоссовского, подлежит перестройке! Вы думаете, много идет пожеланий, писем? А проект открыт, и любой человек может прийти и поинтересоваться судьбой своего дома, улицы, узнать, какая будет инфраструктура... Ведь скоро начнем реализовывать этот план!
 
—  Вы хоте сказать, что не ваша закрытость, а внутренняя пассивность горожан этому всему причиной?
—  Да. Люди словно не верят, что это когда-то произойдет. Вот прошел конкурс, объявили победителя, объявили, что будет реконструкция сквера — и никто не поинтересовался, а в чем же, собственно, она будет заключаться. Как только начали работать — ох, нам такая реконструкция не нужна! Так спрашивали ведь!
 
Разработали план перестройки центральной части города. И только приступили к реализации — начинается у нас революция в каждом доме, лозунги, пикетирования и прочее... Но об этом было заявлено заранее.
 
Вообще у нас почему-то на созидание очень трудно организовать людей, скорее, на протест. Опровергать же куда легче.


 
— Хорошо, поговорим о созидании. Фонтан закончен. Что же дальше?
—   Планы есть,  и не только по фонтану. Я считаю, если мы говорим о развитии туризма, мы должны думать не только о сохранении исторических памятников. Мы должны постараться сделать город привлекательнее для туристов. Чтобы им захотелось задержаться здесь подольше. Есть программа художественного освещения памятников. Я думаю, что и фонтан у нас этот не последний. Моя мечта — сделать фонтан для детей, и я думаю, напротив Мегацентра мы такой фонтан соорудим —   со зверушками, с лягушками... Чтобы детям было интересно. Есть еще идеи — это касается Стрижня (соединить аэрацию и фонтаны). Но это чуть позже.
 
Есть очень интересная программа развития туризма, столько всего там предусмотрено — начиная от подножия Вала (Кавказа) и с охватом всего побережья Десны...
 
—  Но по Кавказу что-то поговорили — и потом прекратили? Почему?
—  Очень инвесторам трудно работать при таком отношении, при таких проблемах. Сколько, к примеру, идет сейчас разговоров по поводу дороги, которая должна пройти от Кавказа на улицу Савчука, мимо Речпорта, А ведь она была предусмотрена еще генеральным  планом,  который  мы принимали в 2003-м или 2004 году. А ведь тогда было обсуждение, он проходил и общественные слушания. И никто не обратил внимания, что эта дорога была запланирована уже тогда, и она была составляющей частью развития схемы туризма! Туристические объекты — это сооружения, которые   нужно   размещать   ближе к воде   и подальше от жилья, поскольку это довольно шумные заведения. И вот эта полоса вдоль Десны, начиная от силикатного завода и до улицы   Воинов-интернационалистов, — должна быть застроена объектами такого плана, которые будут интересны туристам и действительно заставят людей оставаться в городе, а не уезжать после одной экскурсии. 
 
Увидеть памятники истории — это еще не все! У нас гораздо больше туристический потенциал, шире возможности нашего города. Но достаточно консервативное отношение на селения инвесторов сдерживает
 
—  Но это консервативное отношение понятно
—  Конечно, я и сам консерватор и не скрываю этого! Надо очень бережно относиться к тому, что нас окружает... Но с другой стороны   мы никак не понимаем, что просто за то,
что мы здесь живем, никто денег платить не будет — за наше присутствие в Чернигове! Деньги надо зарабатывать. И я считаю, один из лучших видов заработка — это все таки развитие сферы туризма. Д что может быть альтернативой? Ну давайте комбинат металлургический построим — это лучше будет? Зарабатывать то где то надо, рабочие места создавать, чтоб молодежь не уезжала .А молодежь с большим удовольствием будет работать в сфере туризма. К тому же это неисчерпаемый ресурс, который никуда не девается и ничего особенного не требует — мы ничего не расходуем, просто люди приезжают и оставляют деньги. Все, собственно говоря.
 
Речь идет, например, о создании на территории грузового порта — полуострова — музея Черниговщины в миниатюре Мы хотим спланировать площадки и построить в масштабе 1:10 каждый район — с его достопримечательностями памятниками, храмами... Это могут быть Качановка, Вишенки, Новгород-Северский .Человек увидит эти макеты (сами по себе интересные), и ему захочется осмотреть эти достопримечательности и своими глазами. А мы предоставим информацию, схему проезда ит.п.
 
Развлекательные сооружения могут быть различного плана — и мини-кафе, и ресторанчики — в городе у них режим работы ограничен, чтобы не доставляли людям беспокойства — почему бы не вынести их за город? Турист все-таки приехал отдохнуть, он хочет, может быть, допоздна засидеться — в городе это не получится, а в развлекательной зоне – вполне.
 
Могут быть и водные аттракционы, и горки для детей, и прочее. Можно обустроить и певческое поле — над водной гладью, амфитеатр, на фоне прекрасной природы, возможно, на фоне фонтанов. Это то, что мы хотим сделать наш город привлекательным.
 
...Ну а в истории с фонтаном мы поставили точку, и я рад.
 
— Александр Викторович, правда ли, что последние две недели вы чуть ли не по ночам выходили, переживали за этот фонтан?
— Да нет, не то чтобы переживал  — работа того требовала! Если просто стоять и переживать, толку все равно не будет. Некоторые технологические моменты требовали не то что оперативного – мгновенного принятия решений. При каждом испытании (а мы начинали их с прошлой пятницы) е процессе пуска-наладки возникают проблемы — и решение нужно принимать сразу, вот сейчас прямо, однозначно — и в таких ситуациях, когда времени не так много, должен быть человек, который может решать всех, но кто-то должен быть один, кто скажет: все, решение будет таково. И все остальные делают. Это должно быть на доверии, на каком-то авторитете...У нас очень хорошие отношения между участниками процесса, хотя, может, иногда не очень что-то и нравилось — но, тем не менее, соглашались, никого не приходилось заставлять.
 
А напряжение — знаете, напряженная работа привычна для меня, у меня вся жизнь в этом прошла. Я в этом вообще не вижу ничего особенного.
 
—  А отдыхать когда?
—  Отдыхать некогда. Хотя нет, вот в понедельник я отдыхал. А дел много фонтан — это же только то, что всем видно а сколько другой работы. И знаете когда много дел, и кажется не знаешь, за что взяться, разлад в мыслях  — я пользуюсь одним приемом  беру какую-то задачу, по математике, или может, по со противлению материалов... И начинаю решать. Если берешься за какое-то системное занятие как-то все становится на свои места мысли организовываются и все остальное приходит в систему
 
—  Математика ум в порядок приводит?
—  Именно так!
 
ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ                      
Чаша нового фонтана имеет диаметр 12 метров, высота его центральной струи - 10 метров. Всего из фонтана бьет 84 струи воды 1 в центре, 8 гейзеров и 75 форсунок небольшого диаметра.
 
Игру струй подсвечивает 95 светильников.
 
Полная мощность фонтана — более 20 кВт (работает 12 двигателей, средняя мощность которых — 2 кВт). В светомузыкальном режиме фонтан работает на 2/3 мощности, в дежурном дневном — на треть.                       
 
Фонтан запрограммирован на 12 мелодий: 10 классических и 2 китайские, предусмотрена и возможность менять репертуар.
 
Работать фонтан будет ежедневно, с 12.00 — в обычном режиме, а с наступления темноты и до 22.00 — в светомузыкальном.
 
Беседовала Вера Едемская, «Взгляд»

 

 

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект