Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Ярослав Гончаров нашел монету и продал за 70000 гривен!



Ярослав Гончаров нашел монету и продал за 70000 гривен!

Ярослав Гончаров
35-летний черниговец Ярослав Гончаров уже три года увлекается походами с металлоискателем. 19 августа в поле в Корюковском районе нашел шесть серебряных рублей: 1725, 1727, 1731, 1733, 1741 и 1743 годов. Впрочем, Ярослав уверяет, что получил их в подарок «от деда». Монеты выставил на аукцион в Интернете. И уже продал. Самую дешевую — за 4200 гривен. Две самые дорогие — за 33020 и 70127 гривен.

«Дед подарил»

— Монеты очень интересные, — рассказывает. — Дедушка подарил. Две очень хорошие монеты, а остальные четыре — такие, что часто попадаются. Иду я ночью по полю, стоит этот дед на берегу озера.
— А вы с металлоискателем... — перебиваю.
— Да, — смеется Ярослав Юрьевич. — Дед мне: «Что ты тут ходишь.?». Говорю: «Дед, что, не видно? Ищу монеты». Он: «Вот, блин, сынок! Я смотрю на тебя, ты третий год ходишь. Ищешь, ищешь — ничего толкового не находишь. Давай я тебе подкину шесть монеток». Мне дал четыре и товарищу две. Мы: «Спасибо тебе, дед. Что должны?». Он: «Рюмочку». Традиция есть такая, дедушку угощать на поле. Тогда он подарки дает всякие.
Рубль 1727 года я продал за четыре тысячи долларов (33020 гривен).
Еще один, 1741-го, на аукционе оценили в 70127 гривен. За него борьба шла сумасшедшая. Чем серьезней борьба — тем выше цена. Таких монет, говорят, шесть штук в мире. Одна в Эрмитаже (музей в Санкт-Петербурге. — Авт.). Вот у меня еще одна, — показывает Ярослав Юрьевич уже проданную монету. Скоро она будет переслана покупателю. — Все монеты продал на интернет-аукционе в течение недели.

* * *

«Монеты будут продаваться. Монеты помыл, но не чистил. Добавляю фото всех (две дедушка подкинул ночью — спасибо тебе, дед, в праздники копать — великое дело!)» — такое сообщение Гончаров оставил на сайте в Интернете. Так что дед, возможно, миф, чудище лесное.

* * *

Ярослав Гончаров работает начальником регистрационной службы Корюковского районного управления юстиции. Сам черниговский. Здесь и семья его живет — жена и дочка. Поиск — хобби и дополнительный заработок.
— Вот у людей есть хобби: некоторые рыбалкой занимаются, некоторые охотой, некоторые металлопоиском, — говорит. — Мое — металлопоиск. Находки бывают разные. Это уже как повезет. Ходим, монетки собираем, всякие потеряшки. Я не «черный археолог». «Черных археологов» надо отлавливать и сажать в тюрьму. Я ни разу на Шестовице не копал, хотя там много чего интересного. Я даже в Седневе не хожу, уверен, что там основная масса территории — это памятка архитектуры.
Я копаю так: выехал в поле рядом с селом. Хотя под Корюковкой вообще ничего старого, вроде, нет. А в любое село выходишь и что-то соберешь. Рядом с Маховиками в Корюковском районе, например, лет триста назад было село Жуковичи. Там в поле и пошел.
— Так и монеты оттуда?
— Места — это большая тайна.
А на то место приезжают даже из Киева копать. Там попадаются монетки разные. Тот, кто нашел это поле, под Маховиками, очень порадовался. И до сих пор, скорее всего, радуется. Там была масса дорогих вещей.
— Монеты всегда продаете или себе оставляете?
— Кто-то собирает монеты себе для коллекции, пусть собирает. У меня не получится их хранить. Оказывается, монеты мыть вообще нельзя было. А я из села, в этом не разбираюсь, помыл. Я первый раз в жизни такие монеты дорогие видел.

«Не треба скиглити, 6epiть лопату до рук»

— Когда копать начали?
— Когда Николай Янович сказал: «Не треба скиглити, 6ep¡ть лопату до рук». А у меня на госслужбе зарплата 1600-1700. Вот и взял лопату. Каждый день что-то находишь. Я бы не копал, если бы не находил. Бывало такое, что уснуть ночью не мог. Пришел вечером с работы, лег и кручусь. Надо пойти что-то найти. Вышел через дорогу, нашел колечко или монетку и спать вернулся. Поиск очень затягивает. Когда-то рыбалкой увлекался очень сильно. На охоту мог сходить. Теперь это уже и нафиг не надо. На работе очень сильно занят до полшестого, нельзя головы оторвать. Поэтому в кабинете у меня сразу металлодетектор стоит, лопата и переодеться. Только 5.30 стукнуло, в машину и погнал. Если хорошее поле, то, не замечая времени, можно всю ночь прокопать. Бывает, что ездим очень далеко. В любом поселении, где жили люди, есть находки. Люди обязательно что-то теряют.
— Правда, что земля выталкивает предметы?
— Я не видел, чтоб она «толкала». Бывает такое, что крот выкопал яму, а сверху лежит крестик. Я такое находил. Но это ж сколько лет должно пройти, чтоб вытолкало.
— Как покупателя ищете?
— Выставляю находки на сайт «Виолити». Аукцион показывает цену. Находил 20 копеек Елизаветы. Порядка 700 гривен стоят. Золотая византийская монета долларов 600-700. Цена зависит от того, найдете ли вы своего покупателя, коллекционера, кому это надо. Все зависит от редкости монеты, а не от металла, из которого она сделана. Медная может быть дороже серебряной или золотой. Есть каменные иконки, которые стоят сумасшедшие деньги. Но их никогда не найдешь. Металлоискатель их не видит. Было, что нашел 162 медные монеты в мешочке. Они ничего не стоят, но адреналин сумасшедший. Зимой в Херсон поехал к товарищу покопать. У нас снег тогда выпал, а копать так хочется, вот я и поехал. Взял девять дней отпуска, и по пляжу копали.
В Бахмачском районе находил топор-кельт бронзового века.


Серебряный рубль 1741 года: орел...

«Чего ездить там, где война?»

Ярослав Гончаров специализируется на поиске именно монет.
— Чего ездить там, где война? — удивляется. — Я находил уже взрыватели, мины. Какой-нибудь хутор старый в Сосницком районе. Нашел мину. Позвонил в МЧС: будете ехать? Они говорят, что бензина нет. Я закопал поглубже и ушел.
— Копаете один или с друзьями?
— Я всегда хожу на поиск с приятелем. Самому страшно. Вы представьте, если бы я ночью в поле один этого деда встретил. Да я бы офигел.
— Металлоискатель ваш или на прокат берете?
— Мой. Первый металлоискатель купил за триста долларов. Потом «накопал» на второй за тысячу. Сейчас, скорее всего, что накопал на третий, за 1600 долларов.
— Покупатели из Украины?
— Не знаю. Пересылаются монеты только по Украине. В Интернете все под никами (ник — кличка, прозвище). Мы не знаем друг друга. Может написать: «Вася Пупкин». Купить. А на самом деле покупатель может быть арабским террористом.

— Вы настаиваете, что не «черный археолог», а поисковик. В чем отличие?
— Я кому-то мешаю, что хожу по селу и копаю? Я ж курганы не трогаю. Выкопал ямку на поле и зарыл ее обратно сразу же. Если бы не закопал, то можно и по голове схлопотать — там коровы ходят, не дай Бог ногу подвернет. Мы не пьем спиртных напитков с товарищем. У нас азарт есть. Охота вообще работу бросить и заниматься только поиском.
— Ну, это же риск. Сегодня повезло накопать, а завтра нет...
— Нет денег, взял прибор — пошел черного металла накопал.
— Вы работаете в Корюковке, а семья в Чернигове. Как часто дома бывать удается?
— Домой езжу на выходные. Могу и среди недели. Выкопал хорошую монету — есть деньги на бензин. Поехал в Чернигов среди недели. Не выкопал — жду выходных. Хожу с металлоискателем, пока не выкопаю, чтоб поехать.


... и решка. Монету оценили в 70127 гривен

Многие бдительные граждане заинтересуются: а отдал ли положенный процент Ярослав Гончаров государству? Эксперты объясняют: монеты — это единичная находка. Можно не ставить государство в известность. На свое усмотрение. Если решит заявить о находке, государство оценит ее по минимуму. Ту монету, которую удалось продать больше чем за 70 тысяч, оценят тысяч в 30. И получит искатель от этих денег всего 25 процентов, а это 7500.
Да и к тому же Ярослав Гончаров заявляет, что монеты ему достались в подарок. В таком случае у государства не может быть претензий.

Виктория Товстоног, еженедельник «ВЕСТЬ» №35 (565)

Хочете отримувати головне в месенджер? Підписуйтеся на наш Telegram.

Теги: аукцион, монеты, металлоискатель, «ВЕСТЬ», Виктория Товстоног

Добавить в:


ЦентрКомплект