Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » Александр Рябоконь. Четвертый раз в одну реку



Александр Рябоконь. Четвертый раз в одну реку

Александр Рябоконь
В 1982 году черниговская «Десна» достигла своего пика – выиграла серебряные медали чемпионата УССР, завоевав второе место в украинской зоне второй лиги чемпионата СССР. В той команде был юный воспитанник киевского «Динамо» Александр Рябоконь.

Спустя 26 лет он вернулся в Чернигов в качестве главного тренера и настолько прирос к Чернигову, что с того времени дважды покидал наш город и дважды возвращался. Сегодня он в четвертый раз трудоустроен в «Десне».

Огурцы под сахаром

– Александр Дмитриевич, как вы оказались в первый раз в черниговской команде?

– Тогда действовало правило, по которому в коллективе второй лиги должны были в обязательном порядке играть молодые футболисты. Киевское «Динамо» выручило «Десну», отправив из своей школы в Чернигов меня и Юрия Ефремова. Надо сказать, что зашли мы удачно – в то время Ефим Григорьевич Школьников создал отличную команду, в которой играли Олег Кузнецов, Виктор Рудой, Николай Литвин, Сергей Сапронов… Результатом стало второе место команды – высшее достижение в ее советской истории. А меня после этого сезона призвали в киевский СКА, где я играл во время армейской службы.

– Потом в вашей футбольной географии была едва ли не вся европейская часть СССР…

– Я еще и в Шанхае успел сезон отыграть. Пока играл в Белоруссии, поступило предложение попробовать себя в чемпионате Китая. Попробовал и остался там на год. Причем несмотря на то, что в середине 90-х китайский футбол не впечатлял, все было не так просто. Нужно было не просто понравиться тренеру, но и обязательно сдать ряд весьма сложных, как для возрастного спортсмена, физических нормативов. А мне уже за тридцать. Но справился.

– Как вас приняли китайские болельщики?

– Кроме меня в команде были еще украинец Александр Лисковец и известный московский спартаковец Олег Кужлев. Народ смотрел на нас, как на неандертальцев. Для нас китайцы все на одно лицо, а для них, видимо, все европейцы одинаковые. Плюс ко всему я еще выделялся большим ростом… В общем, внимание было особенное. Начиная уже с аэропорта. Все хотели пообщаться, сфотографироваться. Для меня такое повышенное внимание было необычным.

– И как? Получилось пообщаться с местными жителями? Язык освоили за год?


– Наверное, китайский выучить невозможно за такой срок. Впрочем, я особенно и не пытался – у нас был местный переводчик, получивший образование где-то в России. Он нам и помогал в быту. Я же пополнил свой языковой запас несколькими футбольными фразами и самыми простыми словами, необходимыми в жизни: «спасибо», «здравствуйте», «до свидания»… В более серьезные разговоры без переводчика мы не вступали – наверняка возникла бы неразбериха, которой и без того хватало.

– Например?

– Они же совсем другие. В быту совершенно другие, в поведении, в кухне. Даже в футбол играли по-своему. Самое сильное впечатление, конечно, было от пищи. Китайцы, как известно, хлеба не едят – вместо него у них рис. И когда мы просили для себя немного хлеба, нам почему-то приносили его со слоем варенья, намазанным сверху. То же самое с салатами. Захотелось нам самого обычного овощного салата из огурцов и помидоров – подавали все это, обязательно посыпая сверху сахаром.

Чернигов, как четверть века назад

– Спустя 26 лет после первого приезда в Чернигов вы оказались здесь в качестве главного тренера. А из последних четырех лет суммарно проработали здесь половину срока – два года. Для вас что-то значит наш город?

– Разумеется. Во-первых, черниговская «Десна» запомнилась навсегда, как первая моя команда мастеров. А во-вторых, больше времени, чем в Чернигове, я провожу только в родном Киеве. Здесь прошла и проходит немаленькая часть моей жизни. Я неплохо знаю город, побывал во всех древних храмах, в театре…

– Любимые места есть?


– Какого-то конкретного – нет. После Киева Чернигов воспринимается как тихое, спокойное, уютное место. В этом плане с моего первого приезда мало что изменилось. Именно поэтому я стараюсь больше времени проводить там, где можно наслаждаться тишиной и спокойствием. Поскольку я снимаю жилье недалеко от стадиона, то чаще всего это парк, через который бегаю по утрам к Десне.

То же самое касается и каких-то публичных мест. Обычно я готовлю себе сам, но если куда-то иду обедать, то выбираю спокойные заведения. Не буду называть конкретные, их несколько.

– Вы упомянули, что побывали во всех древних черниговских храмах. Это был туристический интерес или что-то более весомое?

– В церкви я ходил больше как турист с семьей. Но не все так просто. Я считаю, что Бог в душе. Когда ты ощущаешь необходимость пойти в храм – нужно идти. А просто делать это только потому, что сегодня праздник, или потому, что «так надо» – неправильно. Не понимаю я и тренеров, которые ведут команду в церковь «на фарт». Душа и сердце всегда подскажут, когда нужно идти. Это как любовь: увидел – и сразу ощутил, что это мое.

– А к чему черниговскому привыкнуть не получается?

– Здесь мы, наверное, должны вернуться к футболу. К сожалению, на матчи «Десны» ходит так мало зрителей. Есть такая фраза: «Спектакль прошел успешно, а публика провалилась». Да, у нас спектакль пока не получается – вместо красивого футбола все больше борьбы, но все же непривычно и неприятно видеть почти пустые трибуны. Наверное, вторая лига людей не очень интересует. Что ж, вот выполним главное задание на чемпионат – повысимся в классе, тогда и посмотрим, что изменится.

– Раз уж речь зашла о зрителях… вам не обидно, что болельщики черкасского «Днепра», киевской «Оболони» и частично «Севастополя» вспоминают лишь не самые удачные моменты вашей тренерской карьеры, а успехи в «Борисфене» и минском «Динамо» часто игнорируются?

– Такова тренерская профессия. Нет, я ни в коем случае не обижаюсь на профессию, не жалею о своем выборе. Это моя жизнь. У каждого тренера есть нелегкие времена. И я тоже больно падал. Возможно, где-то не хватало опыта, а где-то были объективные причины. Та же «Оболонь» и до моего прихода была на предпоследнем месте. А в Черкассах нашу команду фактически утопили. В условиях безденежья мы боролись до последнего и, если бы клуб не был оштрафован на шесть очков, спаслись бы.

В любом случае, по-моему, главное после падения – найти силы, чтобы подняться и идти дальше. Я поднимался.
Что касается критики, то я не в том возрасте, чтобы болезненно реагировать на какие-то претензии. Есть такая фраза, что если останавливаться, чтобы поднять камень и бросить его в каждую собаку, которая на тебя лает, то никуда не дойдешь. Главное – то, что думают обо мне мои друзья и близкие, которых я, думаю, не подвожу.

Спокойное слово – свидетельство силы


– Так получилось, что многие клубы, где вы работали, преследуют финансовые проблемы. Верите, что судьба специально вас испытывает?

– Все намного более прозаично: это наша жизнь и наш футбол. Во-первых, у меня не настолько высокая квалификация, чтобы рассчитывать на приглашение стабильного в финансовом плане клуба. А во-вторых, в украинском футболе таких клубов не так уж и много. Зато в последние несколько лет я работаю в тех клубах, которые ставят перед собой серьезные задачи, и даже ничья расценивается как неудача, – Львов, Севастополь, сегодня Чернигов.
А что касается судьбы, то я верю, что все люди одинаково начинают и все одинаково заканчивают. А все, что между началом и концом, зависит от самого человека.

– Судя по вашему спокойному поведению во время матчей, вы весьма неэмоциональный человек?.. А профессия ведь у вас стрессовая. Как выпускаете пар, расслабляетесь?

– Для меня главное, чтобы команда эмоционально играла. Но не нарушая дисциплину при этом. А когда тренер выскакивает на поле, активно жестикулирует, постоянно кричит… Это, как по мне, больше понты.
Не скрою, у нас бывают разговоры на повышенных тонах в раздевалке в перерыве матча, на тренировках, но для меня спокойное слово – это свидетельство силы.

А что касается «выпустить пар», то тренерская профессия – работа одиночек. Так что лучшее лекарство от всех стрессов – побыть наедине с природой.

– Свободное время как проводите?


– Его не так уж и много. Работа ведь не ограничивается проведением тренировок. Надо многое обдумать, поговорить с каждым, что-то записать… Очень много времени занимают мысли о футболе. К тому же постоянно надо развиваться, быть в курсе новых тенденций.
 
– А если вынести футбол за скобки, что останется?


– Музыка, чтение. В последнее время с интересом читаю документалистику. Сейчас – трактаты по военному искусству древнекитайских авторов. Очень много полезного и для работы оттуда можно почерпнуть. Что касается музыки, то я раз и навсегда любитель рока. Начиная от Beatles, продолжая Deep Purple и заканчивая русским роком – «Кино», «Аквариум», «Наутилус».

– А что-то современное?

– А эта музыка для меня всегда современная.

– Свободного времени у тренера не так уж и много, в связи с этим наверняка приходится чем-то жертвовать. Если у вас появится возможность распоряжаться временем без ограничений, что будете делать?

– Я работаю главным тренером с 2000 года и почти всегда был при работе. Небольшой творческий отпуск возник в 2009-м – между «Десной» и «Десной» (Александр Рябоконь покинул клуб в конце 2008 года, но уже летом 2009-го вернулся в Чернигов. – Прим. ред.). Поэтому мне некогда было задумываться над этим вопросом. Конечно же, больше внимания в свободное время уделялось бы семье. А если в глобальном отношении… Вот останусь без работы – поеду смотреть мир. Я был не меньше чем в 50 странах мира, но осталось еще много мест, где хотелось бы побывать, – поближе к полюсам, на островах… Мне это интересно.

– Вы вспомнили о семье…

– С женой я познакомился в юном возрасте в Киеве. А спустя некоторое время твердо знал, что мы будем вместе. Так и получилось. У нас две дочери-красавицы. Старшая работает в туристической фирме, а младшая пока учится в школе. К спорту отношения девочки не имеют, но мы старались и стараемся развивать их всесторонне.

Кстати, еще один плюс моей черниговской работы – возможность регулярно видеться с родными мне людьми. Ведь если на работе бывает по-разному, то в семье всегда все отлично. В этом плане мне определенно повезло.

Досье

Александр Дмитриевич Рябоконь. Главный тренер ФК «Десна».

Родился 21 февраля 1964 года в Киеве.

Воспитанник ДЮСШ «Динамо», Киев. Играл на позиции центрального защитника.

Играл за команды:
«Десна» (Чернигов), «Днепр» (Черкассы), «Звезда» (Кировоград), «Ворскла» (Полтава), «Гомсельмаш» (Гомель), «Спартак» (Анапа), «Лори» (Кировакан), «Мелиоратор» (Каховка), «Сириус» (Желтые Воды), Торпедо (Могилев), «Система-Борекс» (Бородянка), «Нерафа» (Славутич), «Шанхай Пудун» (Китай), «Верес» (Ровно).

Самостоятельную тренерскую карьеру начал в 2000 году. Тренировал команды: «Борисфен» (Борисполь), где за четыре года поднялся из второй лиги в высшую и сходу занял там седьмое место; «Оболонь» (Киев), «Динамо» (Минск), где завоевал серебряные медали чемпионата Беларуси; «Днепр» (Черкассы), ФК «Львов», ФК «Севастополь». С весны 2012 года в третий раз возглавил черниговскую «Десну».
Женат. Две дочери.

Сергей Кириченко,
еженеднльник "Семь Дней" №47 (576) от 22.11.12

Теги: Александр Рябоконь, футбол, «Десна», тренер, "Семь Дней", Сергей Кириченко

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект