школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
школа Оптима
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Геннадий Малашта: "Мы поймали сепаратиста, а командование в штабе отпустило его за взятку"



Геннадий Малашта: "Мы поймали сепаратиста, а командование в штабе отпустило его за взятку"

Черниговец Геннадий Малашта отправился в зону АТО добровольцем в составе 169-й сведенной тактической группы учебного центра "Десна". Вместе с ним в группе оказались такие же патриоты-добровольцы, желающие принимать участие в активных боевых действиях и с оружием в руках защищать свою родину. Однако, прибыв в зону АТО, оказалось, что представления Геннадия и его побратимов о войне не совсем совпадают с реальностью. Вместо того, чтобы освобождать захваченные территории и как-то выбивать сепаратистов с занимаемых ими позиций  169-я тактическая группа учебного центра "Десна" 45 дней, по приказу командования, просто служила открытой мишенью для террористов, которые ежедневно по несколько раз в день обстреливали наших ребят из минометов и систем залпового огня "Град".

О нелегком военном быте, взяточничестве и трусости командования и других заслуживающих внимания событиях, которые произошли за полтора месяца пребывания 169-й тактической группы учебного центра "Десна" в зоне боевых действий, 29-летний Геннадий Малашта (в мирное время предприниматель) рассказал журналистам интернет портала gorod.cn.ua.
 


Геннадий Малашта, боец 169 сведенной тактической группы учебного центра "Десна":

До отправки в зону АТО я занимался изготовлением бетонных конструкций, чертил архитектурные проекты, в общем, работал в сфере строительства. Я активно отслеживал события на Майдане, следил за ситуацией в Крыму и за происходящим на Донбассе. Наблюдать за тем, что происходит на Востоке Украины я так просто не мог. Когда узнал, что всех моих знакомых сослуживцев мобилизовали, пришел в военкомат с целью уточнить, почему мне не пришла повестка. Это было в начале июля. Мне ответили, что пока в моих услугах не нуждаются. Тогда я оставил свой номер телефона и сказал, что хочу быть добровольцем. Во мне просто проснулся дух патриотизма и стремление защищать родину. Я предупредил военкома, что не хочу заниматься бумажной работой где-нибудь в части, четко дал ему понять, что хочу отправиться на передовую. В итоге мои координаты записали и сказали ждать звонка. После этого я оставил некоторую сумму денег бывшей супруге и шестилетней дочери Веронике. Заказы по бизнесу  брать перестал, так как понимал, что времени и возможности на их выполнение у меня уже не будет.

Из военкомата перезвонили примерно через неделю. Я  прошел медицинскую комиссию, после чего меня и таких же добровольцев как я, направили в учебный центр "Десна" с целью доукомплектования штата. В общем, нас обманули. Ведь все добровольцы хотели ехать в зону АТО, а их туда не отправили. Именно поэтому мы стали возмущаться и писать письма в генштаб, народным депутатам, министру обороны и т.д. Мы хотели воевать, защищать родину. Все эти письма были написаны не зря. Через три недели, 23 августа, мы уже находились в районе кургана "Острая могила" в Донецкой области.

Нас отправили на высоту прикрывать спины тех, кто воюет впереди. По крайней мере, так нам сообщило командование. Хотя потом, как оказалось, впереди нас никого кроме сепаратистов не было. К слову, среди добровольцев было очень много обеспеченных людей. К нам приезжали разведчики, жители Киева, которые в мирное время были миллионерами. Они покупали за свой счет тепловизоры за 300 000 гривен, снайперские винтовки по 400 000 гривен и другую военную амуницию.

До нас на кургане "Острая могила" находились контрактники. Они там, в принципе, вообще ничего не делали. Поэтому по ним обстрелы велись не часто. А вот когда на высоту приехали идейные ребята из Чернигова и Черниговской области, то у сепаратистов появились некоторые неудобства. Дело в том, что с нашей высоты был виден весь фронт: Рассыпное, Торез, Шахтерск, Кировское. Мы видели как стреляют из "Градов" и "Смерчей". Дважды мы были свидетелями как сепаратисты обстреливали прилегающие к Горловке территории фосфорными снарядами.



После того как черниговские бойцы приехали в зону АТО, они начали задавать командованию множество вопросов, главный из которых: "Почему мы ничего не делаем, не воюем, а просто занимаем позиции и только отстреливаемся в случае атак?" Нам реально не поступало никаких приказов. Поскольку мы находились на высоте и видели куда "ложатся" снаряды нашей артиллерии, мы стали корректировать стрельбу артиллеристов. Наши корректировки мы отправляли в штаб в надежде на то, что информация дойдет до артиллеристов и они смогут стрелять более прицельней. Однако, в штабе наши корректировки никто не передавал. Поэтому мы решили связаться напрямую с артиллеристами по мобильному телефону. Просто у одного из наших бойцов был знакомый артиллерист, номер его телефона также был в наличии. После того как мы передали информацию наша артиллерия стала "работать" более точнее, что вынудило террористов немного отвести с позиций системы залпового огня "Град".



После этого обстреливать нас стали очень часто. Из "Града" нас поливали примерно 1-2 раза в день, а из миномета могли стрелять от 4-х до 10 раз в сутки. Прятались мы от этих обстрелов в блиндажах и окопах. Были раненые. Один боец, черниговец Денис Чередниченко, погиб. Он не успел добежать до блиндажа во время обстрела. Ему оторвало ногу и пол головы.
Также боевики сожгли часть нашей военной техники. Но в целом у нас потерь было значительно меньше, чем у контрактников, которые были на высоте до нас. А все потому, что у нас не было спиртного. Те же ребята активно пили водку. А в состоянии алкогольного опьянения реакция замедляется, проявляется заторможенность и необоснованный героизм. Поэтому мы, не употребляя спиртного, зачастую успевали при обстреле спрятаться и более успешно отражали атаки противника.





Вообще, когда стреляют из "Градов", то мыслей никаких нет. Ты просто сидишь в окопе или блиндаже и молишься, просишь всевышнего, чтобы снаряд не попал в блиндаж. Потому что от прямого попадания "Града" это укрытие не спасает. А когда обстрел проходит, на ум приходит единственная  мысль и ты говоришь про себя: "Боже, а ведь я в жизни еще не все успел".



Мы, конечно, могли бы создать сепаратистам больше проблем, но нам для этого нужна была своя артиллерия. Обычные автоматы были совсем не эффективными. Кроме автоматов у нас было два старых учебных миномета, которые уже разваливаются. При желании нас уничтожить,  сепаратисты сделали бы это без всяких проблем. Ведь силы у них для этого были.



Что касается наших бытовых условий, то их, по сути, не было. Спали мы в спальниках на земле в окопах и блиндажах. Мылись из пятилитровой бутылки с водой. Но это до того времени пока эта бутылка с водой была. Изначально, когда мы только приехали в зону АТО, проблем с едой и водой не было. А вот через неделю-полторы начались перебои с поставками. Бывало такое, что мы по три, а то и больше дней сидели без еды и воды. Государственная помощь до нас не доходила. Нам говорили, что еды нет. Доставляли только посылки из дома и незначительную волонтерскую помощь. Я слышал, что какие-то волонтеры из Чернигова хотели нам помочь, но их, скажем так, отшили, сказав, что у нас все есть. В общем, среди волонтеров сейчас тоже конкуренция.
Воду нам привозили очень редко. А та вода, которую нам доставляли, была ржавая и вонючая. После нее ребят проносило. У нас было много круп, но сварить не было возможности. Снова таки, по причине отсутствия воды. Поэтому крупы мы отдавали голодающим местным жителям, которых обобрали сепаратисты.
Местные жители на наше присутствие реагировали плохо. Им уже надоела эта война. Если изначально они были за ДНР, то теперь им было уже все равно где жить. Лишь бы не было войны. Но нас они, по крайней мене, не боялись. Нормально с нами общались, потому что мы, в отличии от сепаратистов, не занимались беспределом. Так называемые ополченцы отобрали у местных технику, всех домашних животных, картошку и другую еду. Имея огороды, люди там просто голодали. Поэтому мы и отдавали им крупы, а жители, в свою очередь, не сдавали нас сепаратистам.
Вообще Донбасс сейчас тотально разворовывают. Там за полевыми командирами ездят машины с деньгами. Я слышал историю, что кто-то у одного полевого командира попросил воды попить. Он багажник машины открыл, где лежала бутылка с водой, а там целый чемодан золота: сережки, кольца, браслеты, цепочки и другие украшения. Все это отобранное и награбленное.
Была, кстати, у нас одна история, отражающая всю сущность нашего командования. Поймали мы как-то сепаратиста. Точнее даже не поймали, а он сам к нам приехал, заблудился, принял нас за ополченцев. Ну, мы решили ему подыграть. Сказали, что позовем для беседы заместителя нашего полевого командира. Роль заместителя исполнял я. Я сказал, что мы не можем выйти на связь уже неделю, дал ему карту и попросил указать позиции "укропов". Он рассказал все под чистую. Они реально все о нас знают, любую информацию спрашиваешь - рассказывает. Только про нашу роту не знали. Более того, про нашу роту даже не все наши знали, поэтому был даже случай, когда нас чуть свои "Ураганами" не накрыли. Ударили рядом. Так вот, после того как сепаратист позиции "укропов" назвал, я попросил его освежить в памяти позиции ДНР, наличие техники и т.д. Сепаратист все рассказал. Оказалось, что этот ополченец был хорошо знаком с полевым командиром из Рассыпного. Я сказал, что могу состыковать его полевого командира со своим и мы вместе можем взять блокпост "укропов". Я позвонил в Дебальцево, рассказал о ситуации и сказал, что когда им будут звонить, чтобы представлялись нашим полевым командиром и договаривались об атаке на блокпост. Идея была проста: устроить засаду и устранить полевого командира сепаратистов с его бойцами. Но реализовать задумку у нас не вышло, потому что нашего сепаратиста мы отправили в штаб, а там его отпустили за взятку. Вот такое в украинской армии командование. 
Еще был у нас один командир - майор. Он приехал в АТО вместе с нами. После первого обстрела из "Градов" он прыгнул в окоп, весь трясется и говорит: "При первой возможности отсюда уеду".  В итоге он скосил на то, что у него что-то с ногой не так и уехал в Дебальцево. В общем, струсил. Командир называется… Там, в Дебальцево, он пошел в наряд. Получилось так, что на него и еще нескольких бойцов вышла диверсионная группа. В итоге из пяти человек четыре искалеченных трупа с выстрелами в голову и один живой майор. На видео допроса, которое сепаратисты слили в интернет, майор рассказывал, что он отстреливался. Хотя, когда наши пришли на место того, где все произошло, обнаружили, что из оружия майора не было сделано ни единого выстрела. Один из наших сделал предположение, что майора могли заставить убить своих и записать это на видео. Такой прием называют "Вечный раб". Его практиковали в Афганистане и Чечне. Просто странно, что четверо человек с переломанными руками и ногами и выстрелами в рот и затылок, а пятый, майор, целый и невредимый. В общем, он решил закосить и попал в такую ситуацию. А так, сейчас  бы дома уже был вместе с нами.
Вообще, если рассуждать объективно, Донбасс не стоит жизней наших ребят. Это гнилая земля, которую мы 20 лет кормили. Где эти все шахтеры? Почему она воюют против нас, а не против тех, кто затапливал и рушил их шахты? Я считаю, что Донбасс должен получить особый статус и пожить так какое-то время. Россия Донбассу ничего не даст. И мы не должны ничего давать. Пусть обеспечивают себя сами, платят себе пенсии, зарплаты и социальные пособия. Я уверен, что ни один украинец не позволит забирать его деньги на восстановление Донбасса. И правильно сделает. Жители Востока сами во всем виноваты. Вот теперь пусть за свой счет и за счет своих депутатов  отстраиваются. Мы по городам точно не стреляли, а вот сепаратисты неоднократно разворачивали свою артиллерию в сторону городов. Я лично это видел. Пусть получат то, что хотят. Посмотрим на сколько их хватит.
Поеду ли я снова в зону боевых действий? Затрудняюсь сказать. За несколько дней до нашей ротации мы задали вопрос о нашей цели пребывания на высоте  полковнику, а он передал генералу, который командует сектором "С". Мы просто спросили: "Что мы здесь делаем?". Генерал ответил так: "У них такая работа - ловить мины, так что пусть ловят мины и молча там сидят". А мы мины ловить не хотим. Мы хотим родину защищать, освобождать захваченные территории, а не просто сидеть под обстрелом. Мы с побратимами решили, что если командование пойдет на наши условия, даст нам возможность воевать, то мы снова поедем а зону АТО, а если нет, то желания просто ехать под обстрелы особого нет. Власть почему-то не предпринимает никаких действий, чтобы выбить из городов сепаратистов. Хотя при желании сделать это можно запросто. До сих пор не ясно почему не работает наша авиация, когда в небе летают российские разведчики. Остается без ответа очень много вопросов. А ответ, наверное, на них один: кому-то выгодно, чтобы война продолжалась. Кто-то на этом просто зарабатывает.
В конце своего интервью я хотел бы обратиться к жителям Чернигова. В частности к тем, кто может оказать волонтерскую помощь 169-й тактической группе учебного центра "Десна" или организовать сбор помощи.

Сейчас наступают холода, военные очень нуждаются в теплых вещах. Нужны: носки, термобелье, теплые гольфы, перчатки (обязательно на застежках), спальные мешки, подштанники. А еще нам бы не помешал тепловизор. Также военные нуждаются в продуктах питания. Тушенка, рыбные консервы, каша с мясом, "Мивина" и питьевая вода - всего этого очень не хватает на фронте. Потребности в крупах нет, поскольку сварить их не на чем. Если кто-то желает помочь нашим военным, то можете обращаться к моему другу Виталию Шеремету. Он не является волонтером, но буквально недавно, понимая, в какой ситуации мы там находимся, без еды и без воды, начал заниматься сбором помощи для 169-й тактической группы учебного центра "Десна".

Карта ПриватБанка 5168 7572 7986 7719  (Шеремет Виталий Витальевич)

https://vk.com/dr.sheremet  - страница ВКонтакте Виталия Шеремета

Дмитрий Тигранов

Теги: Геннадий Малашта, доброволец, АТО, Дмитрий Тигранов

Добавить в:
Армения



ЦентрКомплект