• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог efim » Вселенское уравнение. Часть 4


реклама

Вселенское уравнение. Часть 4

27 Февраля 2021 14:31   Просмотров: 372
Метки:
Нравится Рейтинг поста: + 3

 

Часть 4. Астар. Переселение души.

 Инженер сидел за столом в своем служебном кабинете.

Институт генетики располагался на границе заселенного анклава, вдали от городской суеты.

Тишина и спокойствие загородной чащи располагали к продуктивной работе, а дел навалилось выше крыши.

Астар любил уединиться в  просторном кабинете, это был его дом. В своем личном жилище генетик проводил микроскопический процент времени.

Дом навевал на ящера невыносимую хандру и ощущение опустошенности. На  службе он часто засиживался допоздна, бывало, что и до утра.

Торопиться ему было вовсе некуда, да и не к кому, по правде говоря. Змей любил лишь  роботу, отдавал ей всего себя, без остатка. Еще в очень юном возрасте, когда такие же дети, как и он сам, весело резвились в искусственных бассейнах, ящер вел себя чрезвычайно рассудительно. Даже сурово, из-за чего воспитатели постоянно донимали малыша  вопросами – кто его обидел. А его никто не обижал, просто уже в столь нежном возрасте стали проявляться черты характера великого ученного, признанного во многих научных сообществах специалиста.

Робота была для него всем: и домом, и семьей, и потомством. Это была его жизнь. Здесь ящер чувствовал себя в «своей тарелке», как говорится.  Осознавал личную важность для общего дела.

А дома…. Дома ждать его было некому. Его любимая супруга трагически погибла.

Она также являлась инженером-генетиком, сокурсницей будущего покорителя неизведанных миров. Какая же у них была пышная свадьба! В  небольшем, но довольно комфортном гнездышке молодой пары, как-то умудрилось вместиться пол-института. Астар прокручивал в памяти минуты, когда он был по-настоящему счастлив.

А потом была командировка на планету LPK №2564800, по межгалактической классификации. Разведчики обнаружили там громадные запасы золота. Это был настоящий триумф их исследовательского института, авангардную бригаду чуть не разорвали на сувениры по  возвращении. Такой  громадный рудник по своим запасам превосходил десяток планет похожего  класса. Теперь предстояло заселить этот новый мир разумными гуманоидами, обучить их и оставить трудиться во благо вселенной. Возглавить группу генетиков, в виду чрезвычайной важности проекта, поручили естественно, ему.

В те далекие времена он был молод и горяч, полон энтузиазма, и рвался  в космос, под любым предлогом. Лишь бы не сидеть без дела. А тут еще столько счастья свалилось на его зеленую голову. Огонь в груди запылал еще сильней. Астар рвался в бой. Скорее покорить этот новый мир. Заселить. Сделать из дикой планеты достойного члена совета миров.

Его молодая жена, конечно, не пожелала ни на миг расставаться с любимым. Он был очень рад, надо заметить. Теперь любимая работа, кроме удовольствия приносила   еще и счастье.

Ящера смущала лишь одна деталь. Эти два ноля, в классификационном номере планеты. Ноли в конце означали, что планета заселена крайне агрессивными формами жизни. Два ноля – это очень существенно, а если было три, то по инструкции категорически запрещалось покидать пределы звездолета..

Генетик пытался мягко, под разными предлогами, отговорить любимую от этого опасного полета. Но счастливая молодая жена и слушать не стала. Закончилось все плачевно. Испытуемый образец, что то среднее между земным крокодилом и львом, вырвался из клетки и…

Служба стала домом Астара, а в родное жилище возвращаться хотелось все меньше и меньше. Если бы можно, он попросился бы в какую-нибудь вечную экспедицию – на работе ящеру было гораздо легче.

Инженер сидел за черным столом, вырезанным из цельного куска природного камня, и раздумывал над сложившейся ситуацией. Разумеется, совет вынес резолюцию о чипизации гуманоидов на планете Земля. И конечно же – в целях гуманности и сохранения вида. Кто бы сомневался? Сделать из существ, которые почти достигли уровня высоких, беспрекословных исполнителей чужой воли было верхом цинизма.

Но что он мог поделать? Эти блестящие твари исправно несли свою грязную службу. Работали спецы экстра-класса. Астар видел плоды их разрушительных внушений на практике. Наряду с развитием разума и явного прогресса в науке, на планете, ставшей для него почти родной, росло и множилось колоссальное первобытное мракобесие. Генетик с болью в сердце, наблюдал, как  будущие властелины вселенной все больше уподобляются своим древним предкам, осталось только шерстью обрасти и все – полное соответствие.

Эти гадкие летающие лампочки дело свое знали четко. Внушения не то что не прекращались, а только усиливались. Из года в год, людей все больше охватывало религиозное сумасшествие. Как они могут вести себя так низко? Сколько труда, сколько времени было потрачено его группой на то, чтобы из приматов, скачущих по деревьям, сделать разумных существ. И что? Да ничего хорошего! Интеллект разумных, повадки приматов. Еще пару десятков лет воздействия сияний – и его подопечные, в костюмах и платьях, опять залезут на пальмы.

Астара постоянно мучил один вопрос: почему именно на этот мир спустил своих псов Светлый Владыка? Что они ему сделали? Да, сияния были вселенским злом, никто не спорил. Но такое внимание к этим гуманоидам столь высокомерных существ вызывало все более весомые подозрения. Что-то было с ними не так. Владыка просто из спортивного интереса ничего делать не будет, он семивенцово рационален. А в этом случае по требованию сияний три раза собирали Совет Великих. Здесь должно быть логическое обоснование, обязательно должно!

Но пытаться что-то узнать у сияния – это все равно, что стараться разговорить остатки древних травоядных гигантов. И то, от костей можно узнать намного больше.

Их души так же черны, как и  глаза.

Значит, требовалось лететь на Землю. Тем более что резолюцию Высокого Совета нужно было кому-то воплощать в жизнь. Постановления Великих не обсуждались на всей территории изученной вселенной. Это была аксиома.

На планете работала многочисленная группа ящеров. Они были внедрены во все ключевые отрасли земной жизни, от обороны до сферы финансов, а его неразумные создания были свято уверены, что это их земные вожаки руководят всеми ключевыми процессами. Ну да что их корить – дети есть дети.

Астару предстояло отправиться на Землю и провести санкционированную советом чипизацию. Ящер долго размышлял по этому поводу. С одной стороны, конечно, это явное вмешательство в личность. Но с другой – иного выхода спасти их от зачистки не было. Сияния взялись за эту планету не на шутку, инженер не однажды требовал от Совета адекватной реакции на их злодеяния, но высокие бездействовали, и он не упрекал их за это. Конфликтовать с Владыкой не хотел никто.

Что им до какой-то там планеты? Что им до гуманоидов, населявших ее? У делегатов были свои миры, свои дома. Астар был уверен, что девять десятых участников съезда не смогут показать солнечную систему на звездном атласе. Кто захочет встать на пути у Светлейшего из-за каких то там рабочих с золотых и оловянных шахт? Владыка легко может обрушить свой гнев на их цивилизацию. В общем, придется драться в одиночку. Хорошо, что хоть стерилизации удалось избежать, а значит не все потеряно. Ящер решил дать бой Светлейшему, может, и последний.

Для максимально возможного эффекта своей непростой мисси генетик решил отважиться на замену тела. Хотя  ящеры и  умели силой мысли создавать вокруг себя специальное поле, благодаря которому совершенно не отличались от задуманного ими объекта, но как ни крути, это была всего лишь иллюзия, а инженеру  необходимо было стать человеком из крови и плоти. То есть без операции не обойтись никак.

Он привык к своему телу за много сотен лет. Тогда, в первый раз, ему сделали операцию после того, как на ледяном спутнике в созвездии Лебедя ученого угораздило сорваться в пропасть. Если бы не скафандр, генетик не сидел бы сейчас за рабочим столом. Но тело все равно пришлось срочно заменить. Он хорошо помнил, как пришел в себя в экспедиционном госпитале. Открыв глаза и пошевелив пальцами на руках и ногах, ящер встал с больничной койки. Подойдя к зеркалу, ахнул. Оттуда на него смотрела молодая особь и неестественно быстро мигала глазами. Это был наш генетик только в новом, молодом теле. Так что ему не привыкать.

Астар легонько стукнул пальцем по столу. В кабинет тут же вкатился фиолетовый шар в белом комбинезоне и начал бормотать что-то нечленораздельное:

 –О великий создатель, – шепнул ящер и прикрыл лицо рукой. Сколько раз он просил не назначать ассистентами первокурсников, которые еще толком не научились говорить на межгалактическом наречии. Вот что он сейчас несет? Ничего ведь понять не возможно!

А  бойкий ассистент на время прекратил свой красноречивый монолог и уставился на начальника своим единственным глазом.

– Пригласите, пожалуйста, профессора Нема, – сказал Астар, понимая, что затея, скорее всего, пустая.

Шар не двинулся с места. Только начал снова бормотать что-то невнятное.

– По-зо-ви-те пожалуйста про-фес-со-ра Не-ма, – по слогам, отчеканивая каждое слово, повторил свою просьбу заведующий отделом генетики.

Шар перестал нести белиберду, но с места не сдвинулся.

– Крысу позови!!! – рыкнул в его направлении усталый от этого диалога инженер.

Шар немедленно изменился в цвете и выкатился из кабинета. Он понял.

Профессор Нем, больше известный в стенах института под прозвищем «Крыса», был очень видным специалистом в сфере переселения сущностей. Когда-то давно Астар потратил массу сил и времени чтобы уговорить этого грызуна перейти на работу в их институт. Прозвище «Крыса» он получил за поразительное сходство с этим земным млекопитающим. Только профессор был гораздо крупнее и в метр ростом.

Дверь медленно отворилась, и в кабинет, переваливаясь с боку на бок, вошла огромная крыса в белом халате. Нем был «старой закалки» и категорически отказывался переходить на новую форму одежды, так и путешествовал коридорами института в этом раритетном одеянии. Следом за профессором вошли два ассистента и вкатили маленькую передвижную лестницу.

– Привет уважаемым генетикам,  – вяло поприветствовал коллегу хирург.

–Здравствуйте, уважаемый профессор Нем,  – и ящер встал из-за стола.

– Из такого официального начала я делаю вывод, что проблема, по которой Вы меня пригласили, серьезная и неотложная, – и крыса вопросительно  уставилась на Астара своими глазками-бусинками.

– Да, профессор, дело чрезвычайной важности и как раз по Вашей специализации»,  – ответил ящер.

Нем с ног до головы осмотрел хозяина кабинета.

– Ну, пока что явных повреждений я не вижу. Вы заболели, дорогой друг? – сказал хирург, затем достал из кармана очки и начал протирать их носовым платком.

– Нет, уважаемый коллега. Мне нужно сменить внешность. Спешу выполнить срочное поручение Совета Великих.

– Да, я слышал, сияния опять потребовали собрать Совет. Для Ваших подопечных наступили тяжелые времена, – промолвил ученый и нахлобучил очки на серый нос.

– К сожалению, для моего детища тяжелые времена и не прекращались,  – с грустью в голосе ответил Астар.

– Я в курсе, мой юный соратник. Можете рассчитывать на мою помощь и всяческую поддержку, – попытался успокоить генетика Нем. – Какое же обличье Вы хотите примерить, мой талантливый коллега?» – спросил профессор и еще раз с головы до ног, взглядом специалиста измерил ящера.

  Я должен стать мужской особью с планеты Земля. Ее номер…»

« Не усложняйте разговор цифрами, – иронически ответил Нем. – Я  хорошо знаю номер и историю указанной вами планеты. Я даже знаю что это за животное – крыса, – и хирург уставился на Астара маленькими хитрыми глазками, – так что объяснения излишни. Давайте к делу».

Сказав это, тучный профессор щелкнул пальцами и два аспиранта подкатили к ящеру миниатюрный лифт. Нем взошел на площадку и поднялся до уровня головы своего будущего пациента. Когда ученый был моложе, помощники катали за ним обычную лестницу. Но в виду почтенного возраста и не менее почтенного веса пришлось обзавестись мини-лифтом.

Не смотря на свой неказистый  вид, Нем был восхитительным хирургом. Операции по перемещению сущностей из тела в тело он проводил уже много столетий подряд. За все время работы в институте ящер не встречал ученого, посмевшего бы бросить вызов Нему. Это был специалист, без лишних эпитетов. В его короткие серые лапки вверяли свои жизни первые лица планетных систем. Операции по перемещению  успешно совершались уже с незапамятных времен. Этот процесс был полностью автоматизирован, специальные роботы могли определить Вашу сущность в любую оболочку из каталога. Услуга была конечно не из дешевых, но оно несомненно того стоило.

Ящер долго не мог принять решения, ложиться в институтскую клинику или всё же  просить профессора о помощи, и, признаться, генетик не очень-то доверял своим металлическим коллегам. Если бы дело касалось только его жизни, он ни за что не стал бы утруждать этого ворчливого хирурга, но в данном случае на карту была поставлена судьба целой цивилизации, и Астар не имел права на ошибку. Так что через два дня он уже лежал на операционном столе лаборатории Нема.

Вокруг него, туда-сюда, сновали шустрые ассистенты гениального хирурга. Нервничал ли генетик? Скорее да, чем нет, но его страхи были вовсе не о себе любимом: там, на далекой Земле его помощи ждали сотворенные им существа. Ящер всем сердцем прикипел к этим наивным, немного взбалмошным, иногда сердитым гуманоидам.  Почему? Он и сам не знал ответ на этот вопрос.

Как сказал бы представитель расы сияний – это в высшей степени не рационально. Ну что ж! Не рационально – значит не рационально, ничего не поделаешь.

Хитрая мордочка профессора, обтянутая белой повязкой, склонилась над ним.

  Только я Вас убедительно прошу, профессор – сказал Астар, – никаких фантазий с Вашей стороны. Мужчина, лет сорока-сорока пяти. Обычной внешности. С самой заурядной…

– Отдыхайте, друг мой. Отдыхайте, – и хирург опустил на лицо ящера маску с усыпляющим газом.

Открыв глаза, первое, что увидел Астар, – потолок послеоперационной палаты. Тускло светила лампа. Была ночь.

Слегка пошевелив пальцами на конечностях, генетик откинул одеяло и сел на кровати.

Выставив вперед руку, он с интересом стал рассматривать свое новое тело. Бледная мягкая кожа, без чешуи и грубых складок. Потер предплечье. Так непривычно!.

Встал. Сделал несколько неуверенных шагов. «Да», – подумал ящер, – придется некоторое время потратить на адаптацию».

Хлопнув в ладоши, генетик включил дополнительное освещение. Чуть-чуть волнуясь, наш переселенец приблизился к зеркалу в углу палаты.

Сердце учащенно забилось. Кого он увидит там?

И сделав уверенный шаг вперед, Астар увидел свой облик во всей красе, как говорится.

Каково же было его удивление, когда из зеркала на него пялилось самое обыкновенное сияние, только без ослепляющих лучей вокруг фигуры.

Идеально правильные черты лица, голубые глаза, изумительные, темные волосы, спадающие на плечи, мускулистый торс.

Разглядывая этого красавца, генетик не заметил, как в палату вошел профессор Нем.

  Уже встали, коллега? – спросил хирург, протирая носовым платком очки.

  Профессор, ну я же Вас просил !..

Добавить в: