• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог efim » Вселенское уравнение. Часть 5


реклама

Вселенское уравнение. Часть 5

11 Марта 2021 12:28   Просмотров: 376
Метки:
Нравится Рейтинг поста: + 4

 

Часть 5. Эльен. Великая милость.  

Эльен в сопровождении группы помощников  шел по просторному коридору Храма Величия. Даже не шел, а скорее плыл – все светлые передвигались весьма грациозно. Суета,  резкие отрывистые жесты, как и  ярко выраженная эмоциональность, были абсолютно чужды этому легкотелесному народу. Всем своим видом, манерой поведения, речью сияния демонстрировали крайнюю высокомерность и предопределённую самим Создателем исключительность. Догма  о превосходстве светлых над остальными расами, заселяющими всю изученную вселенную, пропечатывалась в их сознании с колыбели.

Иных  жизненных установок они не знали. В связи с этим светлых откровенно удивляли и даже потешали никчемные потуги  низших рас навязать свое  жалкое мнение народу господ. Они не то что возмущались, а просто в их сознании не укладывалось, как может какой-то ничтожный смертный даже подавать голос в присутствии великих. Их так учили.  Другой доктрины мироустройства они не воспринимали.

Сияний откровенно удручало само название комитета, управлявшего делами  вселенной – «Совет Великих». Есть только один правитель, которому Бог-Создатель всех миров, материальных и духовных, предписал принимать судьбоносные решения в изученной галактике. Этим вершителем судеб являлся Светлейший Владыка. Только он имел право решать, какой планете жить и процветать, а какой суждено ощутить на себе ледяную хватку смерти. Лишь властелин своим высочайшим повелением определял, какая раса подходит для услужения светлым, а какая должна быть безжалостно уничтожена из-за своей бесполезности в деле поклонения и угождения сияниям.

Единственное место, где, по воле Всевышнего, суждено вершить судьбы миров, – это планета Солена. Исключительно в Храме Величия должно создавать историю и негде более.

Когда Эльену сообщили, что Светлейший повелевает именно  ему, а не Лёэну, отчитаться о результатах переговоров, холодному огорчению кавалера не было предела. Это, безусловно, конец, крах. Вся проделанная за столетия работа была перечеркнута в один момент.  Карьерный рост приостановился, и, скорее всего, надолго, возможно даже навсегда. Светлый все еще не терял надежды, что Владыка прикажет доложить о проделанной на совете работе Лёэну, так как не Эльен, а он исполнял обязанности председателя делегации. Основное неодобрение Светлейшего должно было обрушиться на голову руководителя, а кавалер Четырех Венцов был задействован в этом предприятии лишь косвенно.

Раса сияний не знала эмоций. Гнев, крик, истерика были им абсолютно чужды, недовольство выражалось только степенью неодобрения. Если, к примеру, руководитель спокойно заявлял, что он кем-то недоволен, это значило то же,  что примитивные существа называют «взбучкой от начальства». Серьезное неодобрение предвещало такие же серьезные проблемы, а о последствиях крайнего неодобрения вообще было лучше не думать. Именно так и устроен мир этих  высокомерных существ.

Поэтому  кавалер, идущий на аудиенцию в сопровождении немногочисленной свиты, не питал даже малейших иллюзий о возможном будущем своей судьбы и карьеры. То что Владыка велел изложить результаты встречи именно ему означало только одно – потерей венца тут не отделаться. Очевидно, Светлейший принял решение уничтожить посланника а весьма вероятно, и всех представителей славного рода Эльена.

Сияние прекрасно осознавало, что покрыло позором не только себя, но и весь клан. После аудиенции, когда Владыка собственноручно сорвет с его чела венец, начнутся тяжелые времена для всей семьи. На необъятных просторах империи светлых запустится процесс смещения с ключевых должностей клана Моленов. Кары хуже, чем эта, для честолюбивых и амбициозных сияний придумать было не возможно.

Светлые не знали удовольствий, присущих низшим формам жизни. Вкусная еда, хмельное питье, другие незамысловатые утехи были чужды их холодному и рациональному рассудку. Заветной мечтой сияний была только власть – вот за что они отчаянно боролись  на протяжении вечности. Абсолютная власть и карьерный рост, как средство ее достижения - это было их едой, питьем, сном и превышало все удовольствия.

В связи с этим малейшее понижение в должности воспринималось светлыми крайне болезненно, и уж тем более, если дело касалось судьбы всего клана. Это был крах, и что самое отвратительное –  абсолютно не заслуженный, ведь Эльен верой и правдой служил Светлейшему Владыке, можно даже сказать, был ему фанатично предан. Светлый кавалер не знал для себя большего удовлетворения, как с честью выполнить поручение Владыки – таким уж его создал Творец, так его воспитали мудрые наставники.

И вот теперь все прежние наработки, все заслуги вменялись ни во что, а все мечты рушились прямо на глазах!.. Эльен ясно ощущал скрытую,за равнодушными  масками коллег зависть и затаенную злобу, направленную по отношению к нему. При дворе его не чествовали. Советниками и вельможами Светлейшего  воспринимали кавалера как выскочку и вконец зарвавшегося юнца. Открыто щеголять четырьмя венцами в столь нежном возрасте, считалось верхом наглости и неприкрытого нарциссизма - такое мнение бытовало при дворе.

Да …. Сегодня он устроит грандиозный  праздник для  многочисленных недоброжелателей. Лукавые советники вместе со своими многочисленными  кланами  будут торжествовать его позор не менее ста лет, а может, и все триста.

Светлому ясно представлялись ехидные шептания в укромных уголках Храма: «Ну наконец-то, Владыка принял очень мудрое решение. Этому никчемному  выскочке и его презренному роду давно следовало указать на подобающее для них место». И естественно, Эльену отводилось место в низшей касте, из которой не было выхода.

Кавалер Четырех Венцов не любил дворцовую суету, ему были крайне противны эти великосветские чиновники, никогда не покидавшие пределов Солены. Воину не пристало слушать приказы и наставления мастеров интриг и подковерной борьбы за должности. Чему полезному могли научить молодого специалиста существа, не видевшие в жизни ни чего, кроме стен великого Храма? Как правильно, при помощи клеветы и наговоров, сместить с завидной должности ненавистного конкурента?

Низость и мерзость. Солдату, привыкшему постоянно находится на передовой, и на практике, день за днем, доказывать верность Владыке и идеалам своего народа, вся эта никчемная возня была не по душе. Да, он не любил дворец и его обитателей, так уж сложилось.

Меж тем, Эльен приближался к тронному залу Владыки. Как он давно здесь не был. Это казалось чем-то неестественным, но кавалер, потихоньку начал забывать родной дом, его строения, храмы, университеты. Светлый не раз ловил себя на мысли, что постепенно привыкает к миру дикарей, в который его забросили служебные обязанности. После прибытия на Солену, кавалер почувствовал не радость от встречи с родным домом, а какое-то не понятное до конца чувство, связанное с порученным ему заданием. Что это было? Светлый не мог разобраться. Его холодный и рациональный ум отказывался обрабатывать низменные чувства, и светлый гнал их от себя, как мог.

Храм Величия встретил опального кавалера Четырех Венцов своей роскошью и помпезностью, как и следовало дворцу, в котором решалась судьба галактик. Эльен вспомнил «грандиозное здание», где заседал «Совет Великих». Вот уж обезьянья хижина! Только так, как Храм Величия, должно выглядеть место, где обитают правители миров – и никак иначе.

В тронном зале собралось множество вельмож и чиновников разных рангов и сословий. Присутствовали, конечно, и представители клана Моленов. Они не имели права проигнорировать прием, даже если бы и хотели, так предписывал дворцовый этикет.

Его родная семья мечтала, что придет  в этот зал, чтобы стоять с высоко поднятыми головами, когда Светлейший Владыка будет вручать их юному герою Пятый Венец – фактически вершину мечтаний представителя расы сияний. Все ничтожные завистники из презренных родов навсегда станут слугами их могущественного клана. Во всей необъятной империи не было случая, чтобы кто-то в столь юном возрасте удостоится звания кавалера «Пяти Венцов», и это должно стать для семьи Эльена настоящим триумфом.

Только состоятся ему не суждено, вместо триумфа – позор и унижение и, скорее всего, не только для самого Эльена, но и для многочисленного клана Моленов. Он их подвел. Эта мысль жгла расчетливый мозг сияния ледяным пламенем.

Кавалер  твердо решил, что будет просить Владыку о великой милости – наказать только его и не подвергать позору весь род. Это он виновник, он не оправдал высокого доверия, ему одному и следует нести тяжкое бремя презрения.

Размышляя над этим, кавалер вошел в зал для аудиенций. Светлейший Владыка восседал на своем светоносном престоле, вокруг толпились мелкие прихлебатели и придворные интриганы, а поодаль, как бы прячась от злорадных глаз, стояли представители клана Моленов, его рода, его семьи.

Светлейший, как и подобает властелину вселенной, был спокоен и величествен. Семь огненных венцов украшало голову этого мудрейшего правителя.

Эльен в последний раз, мысленно, попросил у родственников прощения за будущий позор и шагнул навстречу сломанной карьере и трагической судьбе.

Войдя в зал, кавалер и сопровождавшая его свита мгновенно остановилась и замерла в поклоне. Никто не посмел бы дерзнуть приблизится самовольно к престолу Богоподобного. Владыка сам пригласит, если посчитает нужным, конечно. Светлейший легким жестом повелел делегации подойти к трону.

Кавалер без страха проследовал навстречу гибели. Он не винил себя, Светлый честно исполнял свой долг и, без сомнения, выполнил бы и это важное поручение, но, видимо, судьба распорядилась иначе. Подойдя к трону, Эльен, все еще кавалер Четырех Венцов, решил во что бы то ни стало доказать Владыке абсолютную нерациональность решения понизить его клан с занимаемых должностей. Это будет его последний бой, и светлый постарается завершить его с честью. Пусть позор покроет только его голову, но клан Моленов должен быть спасен.

Собираясь начать свой последний доклад перед троном Светлейшего, Эльен, по древней традиции, развернул свиток и приготовился читать. По правде говоря, этот пергамент был стандартный и содержал в себе самые мудрые высказывания Владыки. Дворцовый этикет предписывал говорить, только заглядывая в этот документ.

– По высочайшему повелению Светлейшего Владыки, наша делегация, во главе с советником Лёэном, посетила совет презренных,  – монотонно начал свой последний доклад кавалер, – Несмотря на явную рациональность и строгую логичность представленных делегацией высших доводов, смертные не вняли здравому смыслу наших аргументов.

Вельможи слушали и всем своим видом пытались продемонстрировать высочайшую заинтересованность докладом. Ох уж эти низменные лизоблюды! Как он их презирает! Взять бы этих бесполезных созданий, вся квалификация и умения которых сводятся только к плетению интриг, и отправить на несколько столетий на дикарскую планету, подобную тем, на которых привык воевать светлый кавалер. Эльен готов был поклясться всеми своими венцами, что  ни один из них не выдержал бы и пятидесяти лет. Тут же написал бы рапорт с низкой просьбой о переводе.

Эльен на мгновение оторвал взгляд от свитка и с нескрываемым омерзением посмотрел на принимавших участие в церемонии краха молодого воина и его блистательной карьеры.

  Несмотря на всю очевидность и превосходство предложенных делегацией светлых вариантов решения назревшей проблемы смертные отказались подчиниться голосу разума, – Эльен произносил доклад монотонно и беспристрастно, как и надлежит светлому кавалеру. Он все ждал, когда Светлейший поднимется с трона и подойдя, сорвет венец с его головы под одобрительный шум дворцовых лизоблюдов.

Сияние мучительно представляло, как поникнут лики его клана. Нельзя было исключать даже наихудшего варианта: после унижения кавалера, Владыка легким жестом прикажет клану Моленов покинуть тронный зал. Кто знает, какую степень неодобрения решит продемонстрировать Светлейший.

– Рациональное решение вопроса посредством зачистки примитивных гуманоидов с планеты было отклонено так называемым «Советом Великих»… – ну, когда уже? Сколько будет продолжаться это неприкрытое издевательство над верным слугой своей расы? Холодный рассудок Эльена начинал выходить из-под контроля, чего раньше никогда не случалось. – Наша делегация, во главе с советником Лёэном…

Все! Началось! Светлейший, величественно и грациозно, как и подобает единственному властелину изученной вселенной, поднялся с трона.

Вот он, момент краха, позора и презрения. Что ж, радуйтесь низменные черви! Вы для своего народа не сделали и сотой доли того, что совершил бывший кавалер Четырех Венцов. Прощай карьерный рост и славное будущее! Сейчас завершится череда героических свершений славной расы сияний. Не худший их представитель покрывается несмываемым позором на многие миллионы лет, а вместе с несчастным – и его род.

– Мы не одобряем резолюцию съезда низших и считаем, что полученный  результат крайне нежелателен. Без сомнения, этот вердикт будет препятствовать продвижению наших великих идеалов на просторах изученной вселенной,  – Светлейший не спеша подходил к Эльену.

– Безусловно, мы рассчитывали на иной вариант решения данного вопроса. Мы не одобряем случившееся, – и с этими словами Владыка протянул руку и снял верхний четвертый венец с головы Эльена.

Если бы сияние могло умереть, униженный кавалер, без тени сомнения, свел бы счеты с жизнью. Это самый достойный выход, лучше гибель, чем позор. Но, к сожалению, раса светлых была бессмертна, и унижение будет длиться вечно

– Мы не одобряем результат переговоров, – еще раз повторил Богоподобный. Дворцовые прихлебалы, опустив всякие правила достойного поведения в приличном обществе, даже стали сиять ярче обычного. Такая откровенная бестактность была недопустима при дворе, но скрыть свой грандиозный триумф у злопыхателей не было никаких сил. Да это был их день, без всякого сомнения, они победили, а бывший кавалер проиграл. 

Эльен так и стоял, приклонив одно колено и видел перед собой лишь край одежды Светлейшего, поэтому он не мог понять, отчего присутствующие в тронном зале вдруг замерли. Слегка приподняв и повернув голову, светлый краем глаза разглядел, как Владыка протянул руку, по направлению к советникам.

«Но, несмотря на это, Мы одобряем ваш вклад в великое дело продвижения светлого учения на всей территории изученной галактики. Поэтому Мы, в высочайшей своей милости, приняли мудрое решение наградить вас за долгие промежутки времени безупречной службы».

В это время первый советник, низко поклонившись, вложил  Богоподобному в его светлейшую руку венец пятого ранга. Двойной. Символизирующий, что в случае промаха и не одобрения Владыки, глубина пропасти увеличивается в два раза. Эльен этого не мог видеть.

– Мы, единственный и полноправный властелин,  на необъятных просторах всей изученной вселенной, высочайшей милостью своей, производим Эльена Молена в кавалеры Пяти Венцов. Да распространится светлое учение во всех мирах.

Сказать, что присутствующее на церемонии  замерли, –  не сказать ничего. Это описание больше подходит для смертных. Они застыли, как будто бурный поток воды мгновенно сковал лед, просто заледенели. В тронном зале повисла абсолютная тишина.

Эльен ясно почувствовал, что его рациональный и холодный рассудок сейчас выйдет из строя, такого разрешения событий ожидать не мог никто.

  Но учитывая чрезвычайную угрозу, которую несут гуманоиды с планеты Земля, продвижению среди разумных рас наших высоких идей, Мы повелеваем кавалеру Пяти Венцов, Эльену Молену, немедленно отправиться в этот мир и завершить начатое предприятие. Вместе с венцом, Мы в высочайшей мудрости своей наделяем кавалера чрезвычайными полномочиями действовать на всей территории империи от нашего Светлейшего имени, – зал слушал, не производя ни малейшего шороха. – После удачного завершения миссии, по прибытии кавалера в нашу резиденцию, Мы в великой милости нашей, возведем Эльена Молена  в ранг третьего советника, – Владыка говорил размеренно и монотонно, как и подобало великому властелину. – Мы также не сомневаемся, что кавалер Пяти Венцов прекрасно осознает ответственность, возложенную на него Владыкой и всей светлой расой. Мы уверены, что с таким же нетерпением будет ожидать возвращения своего героя и клан Моленов, занимающий в нашей империи высокие посты и одаренный Нашей безграничной милостью. Да будет так.

И, повернувшись, Властелин взошел на свой лучезарный престол.

Разум кавалера Пяти Венцов взрывала только одна мысль: в  изученной вселенной еще не создана Великим Творцом та сила, которая помешает Эльену выполнить приказ Светлого Владыки.

Добавить в: